Привет, дорогой читатель! С тех пор как я стала редактором «Степи», моими героями часто оказывались люди из социально-уязвимых групп или с наличием неизлечимых заболеваний. Признаться, писать об этом не так легко — нужно быть объективной, этичной и не впадать в уныние после каждой истории. 

Нужно балансировать: не быть излишне деликатной и настойчивой, не вызывать жалость, но повышать эмпатию, не давить на человека, но получать откровенную информацию, прорабатывать каждый материал и не испытывать эмоциональный упадок или, напротив, апатию.

Чтобы тебе не пришлось получать собственные шишки или собирать информацию по крупицам, я подготовила несколько советов о том, как писать об остросоциальном. 
 

Создавайте историю

Диагноз, болезнь или социальная уязвимость — ещё не история, а вот судьба человека — да. Не зацикливайтесь на проблеме, расскажите больше о самом герое: его детстве, увлечениях, мировоззрении, работе, окружении. Поверьте, читатель легко может найти на «Википедии» объяснение каждого заболевания, но в вашем материале он, прежде всего, ищет человека с его историей. 

Не делайте из героя жертву

Вы уже слышали, что сочувствие — это гуманное чувство, а жалость — нет. Не создавайте ходячего и человекоподобного «диагноза», лучше позвольте аудитории узнать о личности.

Не нянчитесь с человеком так, будто он заслуживает особого трепета ввиду своего положения. Никто не любит назойливого внимания от причитающего собеседника. Просто помните о том, что человек с диагнозом — прежде всего человек, поэтому он испытывает те же проблемы, что и все люди вокруг: от финансовых трудностей до сложностей в семейных, дружеских и романтических отношениях. 

Думайте об ответственности

Вы несёте ответственность перед читателем. Не пропагандируйте то, что может навредить физическому или ментальному здоровью аудитории, а тем более то, что противоречит законодательству. Сразу вспоминается материал на «Батеньке» — «Героин — собственность модели», который был удалён по требованию Роскомнадзора за романтизацию наркозависимости. 

Держите в голове, что вы не только про информирование, но и про пользу. Кстати, говоря о пользе, хочется вспомнить любимую фразу нашего выпускающего редактора Влада — «И чё?», — означающую, что в твоей теме нет пользы или морали, а может всего вместе. Задавайте себе этот вопрос почаще. В идеале — после каждого абзаца.

Примеры: В материале о селфхарме я выбрала трёх героинь, которые делились различными историями самоповреждений, но их объединяло одно — они справились с проблемой и перестали причинять себе осознанный вред. Мне было важно рассказать не о феномене селфхарма, а помочь людям осознать то, что они не одни. А ещё поделиться реальными историями и советами психолога о том, как можно блокировать это чувство. 

А в статье о доуле присутствовала информация о плацентофагии, которая вызывает бурю обсуждений в научном мире. Чтобы обезопасить читателей, необходимо было сделать ремарку в конце, что «Степь» не поддерживает альтернативную медицину и советует читателям ответственно относиться к своему здоровью. Предупреждён — значит вооружён. 

Не драматизируйте

Болезни бывают разные, а диагнозы часто звучат неутешительно. Однако это не означает, что вы можете манипулировать чувствами читателей. Не давите на эмоции, не заставляйте плакать и причитать.

Сосредоточьтесь на истории и деталях, которые могут оживить рассказ и придать ему необходимых ощущений. В статье об опекунстве нет эмоций, но есть сильное воспоминание о том, как ребёнок несколько лет носил обувь не по размеру, чтобы не заставлять бабушку беспокоиться о дополнительных расходах. 

Не привирайте и не преувеличивайте. А ещё помните, что между болеющим и страдающим есть большая разница, поэтому не решайте самостоятельно за героя то, что он чувствует.
Например: вместо «страдает сахарным диабетом» — «живёт с сахарным диабетом».

Вооружайтесь информацией

Готовьте вопросы, перечитывайте их, слушайте, как они звучат, и постоянно дополняйте их.

Перед разговором вы уже должны знать, какую именно информацию должен сказать интервьюируемый для построения материала. Возможно, диалог развернётся на 180 градусов и вы полностью измените первоначальный формат, но вы должны понимать, в какую сторону направлять разговор. 

Изучите всё, что можно найти о теме: от видеороликов на ютьюбе до законодательства. Если речь идёт о каком-либо неизлечимом заболевании, проверьте, выделяются ли медикаменты государством. А если вы говорите о стигматизированных диагнозах вроде ВИЧ, обсудите с героем стереотипы и заблуждения, чтобы просветить читателей новой и проверенной информацией. 

Используйте этичные термины

Когда я пришла на интервью с Султаной, то не знала о трансгендерных людях ничего, разве что читала много материалов на эту тему, но они, увы, не касались этики общения. Безумно переживая, что обижу её неправильно подобранным словом или неподходящим вопросом, заранее проговорила, что я — не эксперт, поэтому могу ошибиться в терминах, за что сразу извиняюсь. 

И что вы думаете? Это было прекрасное интервью, которое длилось порядка пяти часов. В завершении разговора я уносила с собой огромный багаж знаний и уже была осведомлена о дискриминации на законодательном уровне и том, что не стоит говорить «смена пола» или «трансгендер». Так появился материал об этике общения с трансперсонами.

Если вспоминать интервью с Павлом, то можно четко проследить, что я нигде не упоминаю фразы «ВИЧ-больной» или «ВИЧ-инфицированный», потому что это некорректно. Вместо этого: «ВИЧ-положительный», «ВИЧ-позитивный», «ВИЧ-статус».

Также есть отличное правило, о котором рассказывали на «Медузе»: если мы говорим об особенностях развития, то первым словом идёт «человек» — человек с синдромом дауна, человек с аутизмом. 

Согласовывайте интервью

Социальные темы — это чаще всего  откровенный диалог. Герой, ввиду эмоций, может рассказать вам больше, чем планировал — это нормальная практика. Однако это нельзя использовать для собственной выгоды.

Если вы ощущаете, что информация, переданная вам, может каким-то образом навредить герою, то немедленно отметайте её. Да, возможно, это не про рейтинги и объективность, но определённо про человечность. Пишите так, чтобы человек мог перечитывать историю, а не проникался негативом к вам и вашей деятельности. А ещё помните об анонимности, которая может предоставить дополнительную безопасность.

Закладывайте смысл

Нельзя рассказать об ЛГБТИК-сообществе, не затронув дискриминационные моменты в законе или обществе, также не получится рассказать о болезни или особенности развития, не осветив поддержку со стороны государства в виде медикаментов или терапии. Материал не должен быть абстрактным, погружайте его в локальную реальность

В интервью с патологоанатомом присутствует не только история о жизни и профессии, но и ситуация с трупной трансплантацией в Казахстане. В материале про ликвидатора аварии в Чернобыле — проблемы поддержки ветеранов-чернобыльцев со стороны государства. В рассказе о миастении — проблемы дефицита медикаментов. Если же речь идёт о социально-уязвимых группах, то я часто спрашиваю об организациях или группах поддержки, в которые можно обратиться. 

Так как не плакать по ночам в подушку?

Никак. Бывает, что я переживаю и не могу уснуть, хочу заплакать во время интервью, но всегда сдерживаюсь, и просто чувствую полную беспомощность, смешанную с ноткой несправедливости. Как я спасаю себя? Берусь только за те темы, которые могу осилить и рассчитываю свои психологические возможности.

Универсальных способов нет, но мне очень помогает внутреннее убеждение в том, что писать о болезнях и проблемах сложно, но обязательно нужно. Именно после таких материалов я чувствую причастность к миру и значимость своей деятельности — а это, наверное, и есть самое важное. 

Читайте также: Как написать пресс-релиз, чтобы его опубликовали в STEPPE и не только