«Нежить Пржевальского» — это книга в жанре фэнтези. Главные герои повести — семнадцатилетний кадет Асхат и опытный стрелок Жумагали — отправляются ловить сказочного персонажа Жезтырнака. 

Автор книги — писатель Омар Нурхайдаров — родился и живет в Алматы. Писатель получил техническое и театральное образование. Он долгое время работал в театре, после рождения детей стал заниматься бизнесом. Главным увлечением Омара всегда было писательство. 

Омар Нурхайдаров рассказал Степи о развитии жанра фэнтези в Казахстане и том, чем вдохновлялся и как создавал выдуманную реальность. 


— Расскажите, чем вы занимались до литературной деятельности и как пришла мысль стать писателем?

Насколько себя помню, у меня не было периода в жизни «долитературной деятельности»: литературной или окололитературной деятельностью я занимался всегда. Помню свой первый рассказ в жанре фэнтези, который написал в семь лет.

В детстве я был большим поклонником Андерсена, особенно мне нравилась сказка «Огниво». Была у нас в доме зеленая книжка издательства «Детская литература» с иллюстрациями Анастасии Архиповой. Бравого солдата я уважал за красный мундир и черную лихую треуголку. Сомнамбулическая принцесса, безмятежно спящая на спине собаки, казалась мне прекрасной, но вместе с тем лукавой — я был уверен, что когда солдат целовал ее, она не спала, а только притворялась.

Словом, это была моя любимая сказка. Но тут я прочел «Волшебную лампу Алладина» и понял, что у «Огнива» появился прямой конкурент. Там главный герой по просьбе ведьмы спускается в подземелье, чтобы добыть артефакт. После отказывается отдать его законному владельцу и, случайно открыв его волшебные свойства, вызывает слуг, которые устраивают судьбу нашего героя и женят его на принцессе. При всей схожести сюжета «Огниво» явно проигрывала «Алладину» более условным изложением и нераскрытыми персонажами. 

Я решил, что это нужно исправить. Так появился мой первый рассказ, как сказали бы сейчас — фанфик. Первым делом я дал солдату имя. Придумал ему биографию и даже название полка, в котором он служил. Дал собакам клички и попытался усложнить второстепенные сюжетные линии, например, линию старой фрейлины, следящей за принцессой. Даже появилась альтернативная концовка, отличная от Андерсена. К сожалению, тетрадка с рассказом не сохранилась.

После школы я начал писать стихи. Потом увлекся героическим фэнтези и рассказами ужасов. То есть, писал я всегда, хотя по образованию я инженер робототехнических систем, работал в театре, а после занялся бизнесом. 

— Почему решили писать именно в жанре фэнтези? 

К фэнтези я тянулся с детства. Виновата, конечно, ажешка, в доме которой я жил с четырех до шести лет. Дом стоял на окраине Мынбаевского села, сразу за штакетником текла небольшая речушка с переброшенным через нее мостиком, а за мостиком поднимался старый туранговый лес.

Вот в этих живописных декорациях, под сказки про Албасты и Жезтырнаков, которые ажека рассказывала мне на ночь, родилась моя любовь к фэнтези. Со временем я открыл дополнительную привлекательность этого жанра: заметил, что самые серьезные темы лучше всего проговариваются именно через игровую форму.

Фэнтези я посвятил два цикла. Первый цикл — туркестанское фэнтези, его открывает повесть «Нежить Пржевальского» и уже пишется продолжение серии, а второй — детективное фэнтези времен Людовика четырнадцатого, главным героем которого будет Нарсис Лекюрель, глава особой жандармерии. Здесь читатель без труда узнает сказки Перро, но представленные совсем с другой стороны. 

Конечно, ограничивать себя исключительно жанром фэнтези было бы скучно. Параллельно с туркестанской серией и приключениями Лекюреля я работаю над сборником из трех новелл в жанре нонфикшн. Каждая новелла — это чей-то уникальный невыдуманный опыт отцовства. Удачный и неудачный, счастливый и несчастный. Разный. Эта книга включает и мой собственный отцовский опыт. 

иллюстрация: Мурат Дильманов

— Расскажите о работе над книгой. Насколько это трудоемкий процесс? 

Мне кажется, что для современного автора, у которого под рукой лэптоп и интернет, сам процесс совсем не трудоемкий и даже, напротив, максимально комфортный. Не нужно, как в мои молодые годы, бегать по библиотекам и изводить тонны писчей бумаги. Что касается работы над книгой, для меня она начинается с идеи. Идея — это первый и самый важный этап. Она должна быть цепляющей и крутой. 

Второй этап — общий сюжет, я его складываю в голове, продумываю начало, развитие, развязку и конец. Затем придумываю героев, стараюсь увидеть их как в кино, лица, одежду. Только после этого наконец открываю ноутбук и по-настоящему принимаюсь за работу. 

Очень важно сделать подробный синопсис в формате сценария — главный герой идет туда-то, главный герой делает то-то. Отдельно я прописываю самих героев: возраст, внешность, характер, биографию. Синхронизирую время, все события в книге нужно расписывать буквально по часам, это поможет в дальнейшем избежать логических несостыковок. 

Закончив синопсис, я начинаю писать драфт. Очень важно не останавливаться на этом этапе. Нельзя перечитывать написанное и вносить правки — это может серьезно затормозить весь процесс. Сперва драфт, а правки уже потом. Когда черновик готов, даю ему некоторое время «отлежаться», после чего приступаю к первой правке. Таких правок у меня может быть штук десять. Процесс долгий, глаз очень быстро «замыливается» на тексте и между правками нужно выдерживать время.

Для начинающего писателя, закончившего свою первую книгу, сложности только начинаются. Что делать с книгой дальше? Как заинтересовать издателя и где издаваться? Как заработать на книге? Современная казахстанская литература знает примеры (правда, единичные), когда казахстанский автор получил признание и возможность издаваться за рубежом. Но, к сожалению, авторы не делятся своей «формулой успеха». 

В случае успеха я бы хотел создать простую и доступную инструкцию по продвижению книги для начинающих казахстанских авторов. Но пока говорить об этом рано. 

— Давайте вкратце, о чем сюжет вашей книги? 

В город Верный по личному делу к губернатору Колпаковскому прибывает Николай Михайлович Пржевальский — великий путешественник, одержимый открытиями. За чаем на губернаторской даче Пржевальский демонстрирует губернатору удивительную находку – отрубленную кисть Жезтырнака, чудища из казахских сказок. Кисть служит доказательством, что чудище вполне реально и Пржевальский грезит о его поимке для представления в столице русскому географическому обществу. Но как изловить Жезтырнака?

Великий путешественник уверен, что в этом ему поможет губернатор, а точнее знаменитая туркестанская диверсионно-разведывательная школа, замаскированная в Верном под школу переводчиков и проводников.

иллюстрация: Мурат Дильманов

Необычайное дело поручают молодому курсанту школы Асхату. Он консультирует, а позже ему помогает мерген Жумагали, которого школа недавно отправила на пенсию. Вместе с натасканным на нежить алабаем по кличке Борбасар, им предстоит долгий путь по бескрайней казахской степи, бегство из обманчиво гостеприимного аула, ночевка в степном некрополе, обжитом мелкой кладбищенской нечистью, буран и наконец битва с Жезтырнаком под крышей одинокой юрты, затерянной в степи… 

— Как вы работали над созданием атмосферы в книге? 

Сложный вопрос. Я не знаю, как в книге появляется атмосфера. Это что-то неуловимое, то есть нельзя сказать, что для нагнетания атмосферы ужаса достаточно вставить в текст кровавую луну и шорох нетопырей или заставить своего героя говорить «нуте-с», чтобы читатель вдруг ощутил тонкую атмосферу девятнадцатого века. Нет, так это не работает. Мало того, я не знаю, получилось ли у меня в книге создать ту или иную атмосферу, это может сказать только читатель. 

— Опирались ли вы при создании книги на научные труды, историческую или культурологическую литературу ? 

Конечно. Особенно мне помогли записки членов русского географического общества и бессмертный роман Ауэзова. «Путь Абая» — это практически энциклопедия казахского быта второй половины девятнадцатого века. 

Например, у Ауэзова просто фантастическое описание степного бурана, я ведь никогда не плутал в буране, и только благодаря Ауэзову понял, как наши предки ориентировались в снежной буре, как ведут себя в буране лошади и так далее.

— Насколько сложно издать книгу у нас? С какими сложностями вы столкнулись? 

Если не считать благотворительные фонды, то книги, как я понимаю, в нашей стране издаются за счет автора. Технически это несложно — плати и издавайся. Другой вопрос: зачем? В Казахстане на книгоиздании никто не зарабатывает: ни издательства, ни магазины, ни автор. Поэтому издание книги носит скорее имиджевый характер, подозреваю, что большая часть тиража просто дарится друзьям и родственникам.

иллюстрация: Мурат Дильманов

Например, моя книга еще не тиражировалась, она пока доступна на электронных площадках. Но переговоры с российским издательством уже ведутся. Так же планирую издать ее на свои средства в Алматы, это будет небольшой тираж для презентации книги.

— Будет ли представлена книга на англоязычных площадках?

Книга уже переведена на английский язык, но к настоящему времени из-за правок появилось разночтение между английским и русским текстом. Как только я доработаю английский текст, «Нежить Пржевальского» появится на Amazon. Кстати, благодаря этому переводу мировой бестиарий пополнился свежеиспеченным монстром Жезтырнаком — Coppernails.

— В фэнтези всегда важно соблюдение баланса между обыденной и волшебной реальностью. Какая реальность преобладает в ваших произведениях? 

Мне кажется, что в фэнтези из двух реальностей, как ни странно, должна преобладать реальность обыденная. Потому что именно она делает волшебную реальность такой достоверной и убедительной. Особенно хорошо это работает с жанром исторического фэнтези, когда вымысел автора переплетается с реальными историческими персонами и событиями.

 Например, сама идея «Нежити Пржевальского» родилась от попытки объяснить странное завещание Пржевальского: почему великий путешественник велел похоронить себя в двух гробах — деревянном и железном. 

иллюстрация: Мурат Дильманов

Так, на основе факта из реальной биографии великого путешественника родилась эта фантастическая история.

— Есть ли планы экранизации ваших произведений или создания отдельного киносценария? 

Когда я работал над книгой, я старался, чтобы она получилась максимально «кинематографичной». То есть мне хотелось сделать ее привлекательной для киношников. Потом мы задумали с прекрасным художником Муратом Дильмановым, который проиллюстрировал «Нежить Пржевальского» и сделал комикс на основе моей книги. Сейчас я занимаюсь раскадровкой будущего комикса, по этой же раскадровке планирую написать киносценарий. 

— Если говорить о мировой литературе, какие авторы вас вдохновляли. Каких писателей вы любили в детстве? 

В детстве я, как и все мальчишки, любил фантастику и приключенческую литературу. Абсолютно любую, потому что рос в эпоху книжного «голодомора», когда для покупки Купера или Жюль Верна надо было собрать и сдать тонну макулатуры. С возрастом литературные вкусы, конечно, расширились и изменились. Но из всех жанров литературы вдохновляла и продолжает меня вдохновлять — фантастика. Среди писателей: Клиффорд Саймак, Брэдбери, Филип Дик, братья Стругацкие, Булгаков и Владимир Орлов. 

— Что можете сказать о развитии фэнтези в Казахстане? 

Могу сказать, я удивлен, что у нас нет своего Сапковского. Авторы, пишущие фэнтези, у нас есть, но все они застряли в накатанной толкиеновской колее: эльфы, гоблины, гномы.

Не понимаю, почему никто не обращается к собственному фольклору.

Казалось бы вот он — совершенно новый, не знакомый широкому кругу читателя, фантастический мир казахских сказок: Жезтырнаки, уббе, албасты. Мало кто пишет на эту тему. Кажется, я первый, кто начал писать казахское фэнтези, по крайней мере, мне не попадались книги современных казахстанских авторов на эту тему. 

Больше о казахских мифических существах мы писали тут.

На казахский фольклор у меня большие планы. Как я говорил, «Нежить Пржевальского» — всего лишь первая книга задуманной серии, которая из книги в книгу раскроет самобытный мир казахских сказок и познакомит зарубежного читателя с казахской культурой. 

Если у серии будет успех, очень надеюсь, что он вдохновит казахстанских авторов обратиться к казахскому фольклору. Ведь, здорово, если в мире появится жанр «казахстанского фэнтези».


Читайте также: 

В Казахстане пройдет фото- и видеоконкурс Jerim-ai, посвященный развитию национальных парков

В казахстанских вузах будут преподавать узбекский язык и литературу

Казахстан и Евросоюз заключили меморандум о партнерстве в области устойчивого сырья


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм