Алия Жаналыковна Абдрахманова — руководитель центра маммологии КазНИИ онкологии и радиологии Алматы. Мы также побывали в операционной института онкологии, где Алия в будние дни проводит несколько операций ежедневно.


Алия Жаналыковна
— Алия Жаналыковна, как вы решили стать онкологом-маммологом?

Оба моих родителя — врачи-онкологи. Отец был радиологом и в 1990 году стал директором КазНИИ онкологии и радиологии. Старший брат тоже врач — анестезиолог-реаниматолог и тоже с учеными званиями и степенями.

Сначала я хотела стать журналистом, но сейчас я благодарна тому, что я врач. Не представляю свою жизнь вне этой профессии и уже на пятом курсе мною было решено, что хочу стать хирургом.

Я пришла в институт онкологии сразу после окончания учебы и в это время еще не существовало специальности маммолога. Проработав несколько месяцев онкогинекологом, в отделении начали появляться госпитализированные пациенты с диагнозом «рак молочной железы». И руководитель отделения профессор Ольга Леонидовна направила меня к этим пациентам для наблюдения и лечения. С этого дня вся молочная железа «принадлежала» мне.

Рак молочной железы занимает первое место среди онкопатологий у женщин в Казахстане.

Во-первых, молочная железа — это гормонозависимая часть тела. Во-вторых, есть негативное воздействие нашей экологии. В третьих, на развитие рака молочной железы влияет стресс, а также увеличение абортов, сокращение количества родов и матерей, которые кормят грудью.

— Как выявляется рак молочной железы?

При раке молочной железы идет обязательный перечень проверок: УЗИ, маммография, цитология (сейчас практически ее не проводят), трепанобиопсия. У нас в институте есть гистологическая верификация.

Алия Жаналыковна
— А если диагноз еще не поставлен?

Пациенты могут посещать любые другие учреждения, где есть хирурги-маммологи. В этом нет никакой проблемы. Но в подобных клиниках должна присутствовать лаборатория экспресс-гистологии. Бывает, что до операции человеку не ставится диагноз «рак молочной железы» даже при проведении биопсии, но необходимо делать секторальную резекцию, так как существуют опухоли, которые невозможно выявить безоперационным путем.

Получается, я беру ткань и отправляю её в лабораторию и в течение 15 минут  мне сообщают о наличии или отсутствии рака. Но до операции пациент должен быть предупрежден, чтобы я могла решать, что делать дальше с пораженной областью молочной железы.

Люди боятся слова «рак» и «онкология». Это страусиная политика, как в детстве мы закрывали глаза, убеждая себя, что «бабайки» нет.

— Как влияет наличие врача в семье, повышает ли это осознанность членов семьи относительно своего здоровья?

Вы знаете, я считаю, что прежде всего это зависит от сознания и воспитания самого человека. Не важно, в какой семье он родился — в семье медиков, поваров или рабочих — это не влияет на осознанность. Дело в том, что болеют как бедные, так и богатые. Социальное положение не имеет отношения к тому, как человек следит за своим здоровьем.

— А что с врачами и отношением к собственному здоровью?

Боюсь обидеть большинство своих коллег, но я не думаю, что они проходят чекапы и скрининги вовремя. Почему я так думаю? Даже в институте онкологии, в частности в центре маммологии, к сожалению, наши врачи являются и пациентами. Наши коллеги тоже обращаются к нам и бывает, что уже с запущенными формами болезни. Думаю, будет не совсем правдиво и правильно сказать, что врачи всегда осознанно относятся к своему здоровью, несмотря на все медицинские знания.

Алия Жаналыковна
— Как можно поднять уровень самосознания у населения в таком случае?

По Казахстану скрининги проводятся бесплатно, но на них приходит одна и та же прослойка населения и те же самые пациенты. Это те, кто переживают за свое здоровье и следят за собой. Другие пациенты — это люди с запущенными формами рака. Если бы они приходили вовремя, многое можно было бы избежать.

Не только доктор отвечает за здоровье пациента, но и он сам берет ответственность за себя.

— Расскажите, как будучи руководителем центра маммологии справляться с профессиональными трудностями и испытаниями?

Это моя работа и я ее очень люблю. Мне кажется, не надо с ней справляться. Я абсолютно в своей стихии.

— Скажите, в чем главное отличие «хорошего» врача от «плохого»?

Если врач любит свою специальность и работу, то он будет хорошим врачом. Врач существует не для того, чтобы нравиться пациенту — он занимается оздоровлением и выздоровлением пациента. Врач должен быть хорошим специалистом, клиницистом, диагностом, а если этого в нем не присутствует, то его нельзя назвать врачом.


— Как вы работаете с пациентами, которые осознанно губят свое здоровье и не выполняют рекомендаций врача?

Мое личное отношение к таким пациентам не должно отражаться на них и моем врачебном статусе. У нас в маммологии основная масса — это женщины. Бывают мужчины с раком молочной железы, но женщин больше. Пациентам я расшифровываю свой прогноз и тактику лечения. Моя задача — убедить его.

— Чувствуете ли вы разделение между мужчинами-специалистами и женщинами-специалистами?

Нет, думаю, специальность врача — бесполая. Не думаю, что мужчины-врачи отличаются от женщин-врачей. То есть, по крайней мере, не должны отличаться. Главное — это качество.

— Какой главный посыл вы передали бы молодому врачу?

Самое главное — любить свою профессию и относится к пациенту как к родному человеку. Это самое главное в нашей профессии.

Алия Жаналыковна
— Расскажите, какие вы видите изменения с вводом системы обязательного социального медицинского страхования (ОСМС)?

В целом в Казахстане онкологические заболевания входят в список социально значимых, и таковыми они остались и с вводом ОСМС. То есть лечение онкобольных было и остается бесплатным. Это, конечно, правильно, ведь онкопациенты сталкиваются с огромными сложностями, и важно, что они могут рассчитывать на бесплатное лечение.

Принципиально важное в новой системе — это нацеленность на профилактику. Когда эта система повсеместно распространится и пройдет время, то тогда можно будет сделать конкретные выводы. Должен пройти хотя бы год, чтобы посмотреть на статистические данные по запущенности болезней, смертности и числу заболеваний.

— Расскажите, чем вы любите заниматься в свободное время, которого у вас, наверное, не так много?

У меня трое детей, и двое из них ещё несовершеннолетние, поэтому всё свободное время я с удовольствием провожу с ними. С младшенькими нужно держать себя в тонусе, так как их возраст обязывает к активной жизни. Я им не даю сидеть в телефонах, поэтому мы любим заниматься боулингом, санками, фигурным катанием и активным отдыхом. Честно говоря, всё свободное время я посвящаю своим младшим детям. И еще у меня есть трое внуков.

В кабинете Алии Жаналыковной

— Всегда интересовал вопрос, любят ли врачи смотреть фильмы и сериалы про врачей?

Мне некогда смотреть фильмы, и особенно сериалы, но я пару раз смотрела российский сериал «Интерны». Там очень хорошее чувство юмора и в нашей работе должен присутствовать позитив, но все, что показывают — очень далеко от реальности. Это мое личное мнение.

Позитивный врач проявляет себя лучше и эффективнее в работе, нежели врач-пессимист.

— Какие рекомендации вы бы дали девушкам и женщинам, чтобы дольше оставаться здоровыми?

Советую вовремя следить за здоровьем, вовремя выходить замуж и вовремя рожать детей. Не использовать противозачаточные препараты без четких показаний врача.

Желаю женщинам любить и уважать себя. Если они не будут себя уважать и любить, то и не будут вызывать ни уважения, ни любви у окружающих. Девочки должны следить за собой, любить и заботиться о здоровье! И всех мам, сестер и дочерей поздравляю с 8 Марта!