С 2004 по 2019 год в Казахстане в эксплуатацию чаще всего попадали мужчины и женщины в возрасте 18-25 и старше 30 лет (677 и 634 человек). В нашей стране жертвы часто подвержены трудовой эксплуатации — это 1139 человек. На втором месте — сексуальная эксплуатация, в количественном соотношении, составляет 708 жертв.

В мировой статистике же самую многочисленную категорию жертв торговли людьми составляют женщины и девочки.

С января 2020 года в Казахстане ужесточили наказание за торговлю людьми. Раньше за это преступление отправляли в колонию минимум на три года, теперь — на четыре. Максимальный срок остался прежним — 15 лет лишения свободы.

Хотелось бы отметить, что это лишь официальные данные и хотя они дают нам представления о современном рабстве, не позволяют увидеть картину целиком.


По данным Международной неправительственной организации Walk Free, в 2018 году в Казахстане находилось 75 тысяч рабов. В этом рейтинге мы заняли 83-е место из 167, расположившись между Таджикистаном и Сингапуром.

Также за 2018 год организация насчитала 40,3 млн человек в рабстве во всём мире. Если удвоить жителей Казахстана, то получится примерное число людей, находящихся в современном рабстве. Многие не могут понять, как в XXI веке — в эпоху развития прав и технологий, можно попасть в жерло эксплуатации.

В попытке разобраться в этой теме мы поняли, что такие обстоятельства, как миграция, нищета и желание заработать больше обычного делают людей уязвимее. Особенно, когда они доверяют работодателям и не осведомлены о своих правах.

Существует «индекс уязвимости» — это определение людей, которые не защищены от возможности попасть в рабство. К сожалению, в Казахстане он равен 43%, то есть чуть ли не каждый второй житель рискует стать очередным бесправным винтиком.

Что же такое — торговля людьми? Не рынок, где можно купить людей у торговцев, которые у всех на виду. Людей вербуют, шантажируют и в итоге принуждают к труду, создавая такие условия, где жертве невыгодно или опасно искать помощи извне.

Это скрытое преступление, с которым мы живём бок о бок. Дети и взрослые, которые просят деньги на улицах, могут оказаться жертвами торговли, хотя они и сталкиваются каждый день с сотнями лиц, но обратиться к ним за помощью не могут.

Это также женщины, пытающиеся заработать больше обычного, дети и мужчины, которые пытаются прокормить свою семью.

Многие думают, что стать жертвой — это выбор, но это не так. Жертвой торговли людьми может стать любой.

Вопросы эксперту


Специалист из Международной организации по миграции (МОМ)/Агентства ООН по миграции в Республике Казахстан ответил на наши вопросы.

Для справки: Программа МОМ по противодействию торговле людьми запустилась в Казахстане в августе 2002 года, а на декабрь 2019 года 1870 жертвам торговли людьми (ЖТЛ) была оказана помощь*.

Также по отчётам МОМ за 10 июля 2020 года, во время пандемии была оказана помощь 3180 мигрантам в Центральной Азии.


Каких жертв торговли в Казахстане больше всего?

Торговля людьми — это преступление, подразумевающее вербовку и транспортировку лиц с дальнейшей эксплуатацией. Цель торговцев — получить прибыль от продажи человека и его эксплуатации.

Уже с 2012 года торговля людьми с целью трудовой эксплуатации — это растущая проблема для Казахстана.

И последние три года именно трудовая эксплуатация преобладает над сексуальной. Но по уголовной статистике — большинство уголовных дел возбуждается по торговле людьми именно с целью сексуальной эксплуатации. Специалисты это связывают с трудностями сбора доказательств по трудовой эксплуатации, а не с количеством случаев.

В силу культурных особенностей Центральной Азии, мужчины выезжают на заработки чаще, чем женщины — это обусловлено традицией и бытом этих стран. И с учётом вида занятости мужчин, можно сказать, что в Центральной Азии количество случаев трудовой эксплуатации выше.



Как люди попадают в рабство?

Все страны мира можно разделить на страны происхождения, транзита и назначения для жертв торговли людьми.

Страна назначения — это место, куда направляют жертву.
Транзит — место временного содержания.
Страна происхож
дения 
— место, из которого вывозят людей для дальнейшей эксплуатации.

Казахстан — страна назначения и транзита для жертв из стран Центральной Азии. Но есть случаи вывоза жертв в другие страны. Как говорят наши бенефициары (люди, получающие помощь), главное при выборе стран — это безвизовый режим.

Россия, Турция и ОАЭ — страны с упрощённым оформлением виз в аэропорту, а в США и Республике Корея есть высокий спрос на иностранную рабочую силу.

Казахстан, в отличие от других стран Центральной Азии, имеет высокий показатель внутренней торговли людьми благодаря экономическому росту и географическому положению. Несмотря на последствия мирового экономического кризиса, Казахстан остаётся привлекательной страной для граждан из менее экономически стабильных стран. Внутренняя торговля людьми в основном происходит из аулов в мегаполисы — Нур-Султан или Алматы.

Один из самых распространённых сценариев для граждан Казахстана — вывоз девушек в ОАЭ и Турцию через сайты знакомств и модельные агентства.

Нина Балабаева, ОФ «Родник»: Всё индивидуально, но классические примеры — это вербовка, перевозка и эксплуатация. Сначала знакомый или незнакомый человек предлагает работу, обещая приличный заработок. Если человек не имеет возможности приобрести билет, даже покупает его. Далее человека сопровождают группу людей и передают их в руки работодателей, исчезая на следующий день. Это характерно для эксплуатации как в нашей стране, так и в других.

Зарубежные страны очень привлекательны для казахстанцев потому, что они видят успешные примеры приличного заработка и теряют бдительность. У нас были случаи оказания помощи казахстанцам, которых возвращали из Турции и ОАЭ.

Любой человек — потенциальный товар

Специалист МОМ: Безусловно, трудное финансовое положение, безработица, отсутствие профессии повышают риск стать жертвой торговли людьми, но жертвой торговли людьми может оказаться любой человек независимо от пола, возраста, национальности и прочего.

Нина Балабаева: Никто не застрахован от рабства. У нас был случай обращения, когда у мужчины была работа и достаток в семье. На улице остановилась машина, оттуда вышли два парня. Один начал спрашивать, как проехать, другой в  это время ударил мужчину по голове так, что он потерял сознание.

В результате этот мужчина пять лет пас овец на Джайляу.

Влияние пандемии на человеческий рынок

Специалист МОМ: В период карантина мы не зафиксировали рост обращений, но экономический спад усугубляет положение мигрантов. Рост безработицы во многих странах лишь усиливает конкуренцию среди работников.

Если доходы снизятся и люди потеряют рабочие места, то мигранты будут выбирать рискованную стратегию выживания — это повышает шансы попасть в эксплуатацию.

Как правило, мигрант находится в чужой стране и часто не знает языка и законов, поэтому он не в курсе своих прав. Он уезжает из родной страны, чтобы заработать на свадьбу или прокормить семью, поэтому соглашается на любые кабальные условия, чтобы не потерять доход.

Если смотреть глобально, то причины торговли людьми лежат в том числе в высоком уровне бедности и безработицы в странах, откуда мигранты уезжают на заработки.

Почему сложно наказать виновных?

ЖТЛ — это чаще всего иностранцы. И если большинство из них выражают огромное желание довести дело до конца, то вскоре отказываются от показаний и забирают заявления. Почему?



На это есть две причины:

1) Длительность процесса. Потерпевшие не могут трудиться здесь и скучают по близким, поэтому не могут позволить себе долго ждать.

2) Латентность и сложность состава преступления. Сбор доказательств требует максимальных усилий, но часто дела строятся лишь на показаниях потерпевших.

МОМ ежегодно проводит анализ данных по Центральной Азии и находит отличия. Например, МОМ в Казахстане выявляет в год примерно от 50 до 100 случаев ЖТЛ из Узбекистана, а МОМ в Узбекистане фиксирует от 150 до 350 пострадавших жителей.

Они не попадают в нашу статистику, потому что обращаются за помощью только после возвращения на родину.


«В кафе украли деньги, и все подумали на меня»

Эта история женщины из Узбекистана, прибывшей в Алматы, где знакомые связали её с работодательницей. Ей предложили стать техничкой в кафе, где она и проработала до начала карантина. Но однажды в кафе произошло ЧП — на мероприятии у хозяйки украли большие деньги.

«И все подумали на меня, говорили, что это я украла эти деньги».

Перед карантином ей только обещали платить, но не делали этого. Когда закрыли кафе из-за карантина, она начала работать у хозяйки дома и занималась той же уборкой в течение двух месяцев. Вскоре кафе открыли на доставку, и героиня вернулась на прежнее рабочее место.

«Хозяйка говорила, что поднимет мне оплату, но только на словах. Она озвучивала угрозы в мой адрес, потому что подозревала в краже крупной суммы. И я боялась пожаловаться кому-либо из-за ее недоверия».

Хоть в сторону нашей героини не применяли насилие, но угрожали расправой над ней и детьми в случае жалобы кому-либо.

«Хозяйка смотрела на меня не так, как раньше. У неё были постоянные подозрения и даже ненависть ко мне. И мне тоже работалось уже не так, как раньше».

Она боялась за детей и думала, что причина той ситуации, в которую она попала, кроется в страхе перед хозяйкой и боязни пожаловаться на несправедливость.

«У меня не было возможности уйти оттуда, потому что хозяйка забрала у меня телефон и паспорт. И боялась звонить через кого-либо из-за её угроз».

Когда нашей героине хозяйка вернула телефон, то она сразу начала связываться с Генеральным консульством Узбекистана в Алматы.

«Вскоре к нам прибыли маски-шоу** и меня с хозяйкой увезли к следователю. После этого меня взяли под опеку в ОФ “Родник”».


А что говорит закон?


Казахстан в 2020 году находится в списке второго уровня в Ежегодном докладе Государственного департамента США о торговле людьми. Что это значит?

Посол США в Казахстане Уильям Мозер заявляет, что правительству необходимо внести законодательные изменения, чтобы эффективно реагировать на любые формы торговли людьми в стране. Необходимые изменения в законодательстве должны быть созданы для возможности наказать виновных и помочь пострадавшим, а не для открытия границ.

В докладе за 2020 год в первый раз отметили опыт казахстанских НПО, а именно успешную работу директора ОФ «Родник» Нины Балабаевой из Алматы.


Есть статьи, которые связаны с торговлей людьми: похищение человека, изъятие органов, принуждение к труду и сексуальной эксплуатации, а также вербовка, перевозка и передача.

Например, за вербовку (приглашение на работу и общение с будущей жертвой) не предусмотрено отдельного наказания. Но ответственность должны нести все участники преступного процесса.

Свежее исследование МОМ про онлайн-вербовку и трафик в Казахстане даёт нам несколько интересных фактов:

  • Преступники, которые перевозят мигрантов и управляют этим, часто связаны с торговлей людьми напрямую. По данным Европола, 20% идентифицированных преступников были связаны с торговлей людьми.
  • Известно, что попытки незаконно въехать в страну делает мигранта еще более уязвимым к эксплуатации.
  • Рынок услуг по контрабанде мигрантов использует онлайн-сервисы. Некоторые преступные группы открыто рекламируются в соцсетях.
  • По данным Internet World Stats, в Казахстане уровень проникновения интернета — один из самых высоких в СНГ.

Если гражданина Казахстана незаконно вывезли из страны и подвергли эксплуатации, то государство выделяет деньги на финансовые затраты по возвращению, на услуги переводчика, адвоката и прочие расходы.

Для этого нужно написать заявление от гражданина или родственника пострадавшего, а также приложить документы, которые подтверждают факт насилия, незаконного вывоза и других преступлений.

Нина Балабаева озвучила одну из главных проблем в Казахстане:

Если человек пострадал на территории Казахстана, то страна должна взять за него ответственность и реабилитировать его. Такая практика существует во многих странах. В Казахстане это возможно, только если гражданин имеет вид на жительство.

Иностранец, временно приехавший на работу в Казахстан и оказавшийся в рабстве, не может получить помощь в приюте.

Не должно быть исключений. Все они пострадали от торговли людьми. Все должны получить помощь, но у нас с этим проблемы.

«Мы с беременной женой убежали из подвала»
 

Эта история про семью из Узбекистана — мужа и жену, которые оказались в рабстве в Казахстане, но смогли сбежать и получить помощь. Женщина была беременна, когда ее принуждали к труду в темном подвале, куда не попадало солнце.

Их первый ребёнок благополучно родился в Казахстане.

«Один мужчина привёз нас из Узбекистана в Жамбылскую область и он  же договаривался с нами о работе. У нас под видом создания регистрации забрали документы».

В феврале к герою приехала беременная жена. Он эксплуатировался почти девять месяцев, а его жена — полгода. Оба работали без выходных, с утра до вечера и на полном износе. В подвале, в котором их укрыли, не было доступа к солнцу. Если им что-то понадобилось из магазина, то они отправляли записки, как в тюрьме.

«Когда я заболел и попросил дать мне выходной, меня отругали».

Он попросил хозяина выдать зарплату, но он отмахнулся обещанием. Этой же ночью к нему приехала парочка неадекватных и накуренных мужчин, которые его задирали и сказали, что денег нет. Всё роздано.


Приближалось время родов. Вскоре наш герой смог убежать с женой в Алматы без денег и каких-либо документов.

«Я никуда специально не обращался, но мне помогли двое мужчин, которые вызвали скорую. Приехали с женой в больницу (второй роддом Алматы), а ребята помогли мне с деньгами».

Жена родила, а те мужчины связали их с Генеральным консульством Республики Узбекистан. Им выдали документы и вскоре они попали в ОФ «Родник», где им помогли с квартирой и обеспечили продуктами и одеждой всю семью.

«Вот такая у нас история. Не знаю, где находится мужчина, который завлёк нас на работу, но мы написали заявление. Я хочу, чтобы этого человека привлекли к суду».

Сейчас наш герой, его жена и ребёнок чувствуют себя хорошо и находятся дома.

«Я буду работать, а жена останется дома с ребёнком. Обязательно буду осторожен в следующий раз, когда буду устраиваться на работу».


Как организации помогают людям, попавшим в кабалу рабства в Казахстане?


Команда ОФ «Родник» в 2019 году получила премию Министерства информации и общественного согласия РК за деятельность приюта для пострадавших от торговли людьми. В этом году его директор Нина Балабаева получила статус «Героя» в докладе по торговле людьми Государственного департамента США. Она первая казахстанка, которая была номинирована на этот статус.

ОФ «Родник» с 2004 года оказывает помощь и имеет 13-летний опыт организации деятельности приюта. За это время помощь получили 537 жертв торговли людьми — это граждане Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Китая, Филиппин, Молдовы, Украины и России.


Как помочь другим и не сойти с ума от боли

Нина Балабаева: Как директор организации, которая оказывает помощь пострадавшим от торговли людьми, я очень заинтересована в сохранении психического здоровья моих сотрудников. Вначале сложно слушать историю человека и не проносить её через сердце. Это одна из трудностей, которую мы решаем.

Чаще всего нашими подопечными становятся женщины из Казахстана и Узбекистана. Если говорить о мужчинах, то чаще всего это граждане Узбекистана 35-40 лет.

Мы решаем проблемы с документами, трудоустройством и ищем жильё после приюта. Основные сотрудники «Родника» работают 5 лет и более.

Джансанбаева Газиза работает со дня основания приюта уже 14 лет. Пришла по газетному объявлению и осталась. Она проводит тренинги с детьми, молодёжью и с сотрудниками государственных учреждений на казахском языке.

Диана Бакыт пришла на практику в качестве юриста и тоже осталась. Представляет интересы наших бенефициаров на этапе следствия и в суде.

Кенжебай Гульбану пришла к нам на молодёжную практику. Сейчас работает психологом и очень любит работать с семьями и детьми.


Торговля людьми — это не только незаконно, но и возмутительно

Гульбану Кенжебай, психолог: Торговля людьми — это крайне безнравственно и отвратительно. Важно отметить, что для «нелюдей» человек — это никто и зовут его никак. Он тот, кто приносит прибыль и можно его унижать, шантажировать, избивать и насиловать.

К нам поступали жертвы торговли людьми с выбитыми зубами, сломанными рёбрами, сотрясением, проблемами с кишечником и мочеполовой системы, а также с букетом венерических заболеваний.

Таких людей, которые побывали в аду, называют «пострадавшие на всю жизнь». До 6 месяцев человек может получать помощь в приюте, и срок можно продлить, если возбуждено уголовное дело.

Кстати, жертвы Стокгольмского синдрома вопреки здравому смыслу оправдывают действия своих палачей, мучителей, эксплуататоров и защищают их. Они мешают спасению себя и выгораживают их в суде.

У нас был такой случай. Молодая женщина, которая была пострадавшей и давала показания в суде, проявила жалость к сутенёрше, которая была на пятом месяце беременности.

Говорила, что она к ней относилась хорошо, покупала одежду, и у неё было не больше 4-5 клиентов. Пришлось поработать психологу и адвокату, чтобы она осознала, какое зло ей причинили.

Торговля людьми находится в первой тройке среди теневого бизнеса, где главные инструменты — это обман и насилие. Эксплуататор может быть хорошим мужем, отцом, а также заботливой женой и матерью.


А дети как в это попадают?

Уязвимость детей сосредоточена в их интернет-зависимости. Они могут быть завербованы в сексуальное или трудовое рабство через сети. У них нет опыта, поэтому они могут быть легко завербованы через соцсети.


Попрошайки по своей и чужой воле

Диана Бахыт, юрист: Для большинства «просящих» попрошайничество — это основной источник дохода. Рост их количества связан с безработицей и кризисом. Люди втягиваются и превращаются в «профессиональных» попрошаек.

В январе 2016 года в Кодексе об административных правонарушениях РК появилась статья 499 «Приставание в общественных местах», но это не помогло.

Есть случаи «принудительного попрошайничества», когда инвалидов и несовершеннолетних детей заставляют просить милостыню.

В 2015 году в нашем приюте проживала женщина с двумя маленькими детьми. Её семья подвергалась принудительному попрошайничеству под угрозой физического насилия. За 5 месяцев реабилитации оказали все виды социальной, психологической и юридической помощи, но не смогли её идентифицировать, так как семья была из категории «Люли» или в простонародье — цыгане из Бухары.


Женщина не умела ни читать, ни писать. По закрытию кейса мы проплатили ей арендное жилье на 6 месяцев, оказали гуманитарную помощь в виде одежды и продуктов питания.

Коллеги иногда встречают её на рынке, где она просит милостыню, но уже по своей воле.

«Почему она не убежала?»

Существует много причин, по которым разваливаются уголовные дела по статье 128 УК РК. 

  • Сами жертвы отказываются писать заявление в правоохранительные органы, потому что стадии процесса занимают от полугода до года. Пострадавшие мужчины — это часто единственные кормильцы в семье, а женщины тоскуют по дому и детям.
  • Есть случаи, когда страх перед осуждением препятствовал жертвам сексуальной эксплуатации подать заявление. Ведь рано или поздно на родине бы узнали, через что им пришлось пройти.

А вот причина для прекращения дела у правоохранительных органов всегда одна — отсутствие состава преступления.

Некоторые думают, если она могла ходить в магазин, то почему не убежала? А куда бежать? Чужая страна, нет друзей и знакомых.

Жертва опасается полиции, ибо её могут арестовать и выдворить, так как документы у хозяина, а регистрация просрочена. Иногда жертва всё же обращалась за помощью, но полиция возвращала её эксплуататору.

Очень редко возбуждают дело по статье 128 «Торговля людьми» УК РК. Обычно это делают по другим статьям: похищение, лишение свободы и вовлечение в проституцию. По этой причине невозможно проследить статистику возбуждённых дел по трафику, да и нет единой базы — у всех государственных структур она различная.


В нулевые царила сексуальная эксплуатация, а сегодня — трудовая

Если в 2000-е годы наиболее распространённой была торговля людьми с целью сексуальной эксплуатации и больше всего от этого страдали женщины, то сейчас тенденция изменилась — мигрантов всё чаще вовлекают в трудовое рабство.

Статистика последних лет говорит, что больше всего идентифицируют мужчин, как жертв торговли людьми. В основном людей используют на стройках и сельском хозяйстве . Казахстанцам обещают высокий доход и хорошее рабочее место, но в итоге вывозят на нелегальные работы.

Причиной этого является ухудшение экономической ситуации в стране. Находясь в затруднительном положении, люди соглашаются на рискованные предложения, даже осознавая, что могут стать жертвой торговли людьми.

Иногда люди легально выезжают на заработки, например, в Россию, а потом их оттуда нелегально переправляют в другие страны. Там у человека забирают документы, и он уже не может свободно перемещаться и делает всё, что говорит ему эксплуататор.


Я уезжаю в другую страну на заработки. Как себя обезопасить?

В случае выявления фактов жестокого обращения (бытовое насилие, трудовая и сексуальная эксплуатация) можно обратиться за помощью по республиканскому телефону доверия «11616».

Миграция всегда связана с рисками: внешняя и внутренняя. И если мигрант, приезжая в страну на работу, официально не оформляет свои взаимоотношения с работодателей, то он автоматически попадает в зону риска и становится уязвим.

Первое. Оценить риски. Все плюсы и минусы.

Второе. Получить больше информации об организации или о частном лице.

Третье. Если есть возможность, то пройти программу предвыездной подготовки. В Узбекистане есть государственные программы.

Четвертое. Иметь в наличии контакты посольств, консульств и диаспор. Также оставить близким людям копии документов, фотографию и контакты тех, кто вас принимает.

Пятое. При первом подозрении начинать операцию по своему спасению.

Шестое. Не бояться обращаться за помощью в полицию, к обычным людям или клиентам. Это возможность для спасения.


*Статистика МОМ по случаям торговли людьми в Казахстане за период 2004-2019 года

**группа быстрого реагирования