Харассмент на рабочем месте: как вести себя, если начальство позволяет себе слишком много?

15 минут Дания Ермеккызы
Харассмент на рабочем месте: как вести себя, если начальство позволяет себе слишком много?

Слово «харассмент», пришедшее к нам из английского языка, описывает огромное разнообразие ситуаций, обстоятельства которых нарушают личные границы человека, причиняют ему неловкость, дискомфорт, а в более выраженных формах наносят как физические, так и психологические травмы.

О харассменте в Казахстане говорят не так много, однако это не означает, что проблемы не существует. Нам эти ситуации чаще преподносятся как сексуальные домогательства, когда руководство пристаёт к подчинённым, преподаватели — к ученикам и так далее. 

У нас бытует мнение, что харассмент — это всегда принуждение к сексу, харассер — внешне непривлекательный, но властный мужчина, а жертва — слабая и ведомая женщина. 

Однако харассмент — история не только про домогательства с сексуальным контекстом. Это также про ущемление прав человека и нарушение его личного пространства, про слова, жесты, вербальные и невербальные действия, взгляды, двусмысленные шутки, необязательно исходящие именно от представителей мужского пола. 

«Когда я работала продавцом-консультантом в магазине одежды пару лет назад, босс предложил мне интим. После многократных отказов он начал открыто гнобить меня, придираться. В итоге создал все условия, чтобы я уволилась просто потому, что осмелилась отказать ему в сексе».

Часто говорят о том, что харассмент возникает только тогда, когда есть некая созависимость одного человека от другого, когда между харассером и жертвой есть нить, разрыв которой и последующий открытый конфликт могут привести к неприятным для пострадавшей стороны последствиям. Например, если обидчик — это кто-то, кто стоит выше в определённой иерархии. Например, ваш босс, преподаватель или врач. 

На самом деле харассеру, конечно, не обязательно быть влиятельной персоной, чтобы попытаться посягнуть на ваши границы. К харассменту можно отнести и навязчивые приставания на улице, посвистывания из проезжающей машины (явление, распространённое под названием «кэтколлинг»), неприятные прикосновения незнакомцев к вашему телу. Однако в нашей статье мы рассмотрим более тонкие случаи домогательств, происходящие именно в рабочей обстановке, когда жертве харассмента есть что терять. 

«Однажды мой коллега из соседнего офиса, проходя мимо на обед, средь бела дня шлёпнул меня по попе и удовлетворённо прокомментировал: «Аппетитненько». Я не смогла сдвинуться с места».

Поскольку все люди разные, для каждого существует собственное понимание харассмента: что для одного покажется флиртом, другому может стать травмой на всю жизнь. Главное, что отличает домогательства от флирта, которые, казалось бы, начинаются одинаково — взаимное согласие на отношения. 

Не существует чётких границ, которые можно провести, чтобы отделить невинные ухаживания от домогательств, поэтому важно, чтобы потенциальные жертвы не боялись выражать своего мнения и давали понять харассерам о своём отношении к подобным действиям в самом их начале. Иногда, чтобы избежать неприятностей, достаточно твёрдо отказать харассеру, а главное – помнить, что харассмент начинается там, где возникает дискомфорт и нежелание дальнейшего контакта с человеком. Вне зависимости от серьёзности действий обидчика, если вы чувствуете, что происходит что-то неправильное, значит, для вас это неправильно и пришло время себя защитить.

Психологический портрет харассера: каким его представляют и кем он может оказаться на самом деле?

Что приходит в голову при мысли об обидчике, покушающемся на границы, тело и стабильное эмоциональное состояние другого человека, пользующемся собственной властью и положением, демонстрирующем вседозволенность и безнаказанность?

Мы все привыкли слышать, что харассеры — это условные Харви Вайнштейны (прим. Харви Вайнштейн — американский кинопродюсер, приговорённый к 23 годам тюрьмы за сексуальные преступления, совершённые по отношению к голливудским актрисам), непривлекательные, зачастую женатые мужчины, переступившие черту среднего возраста, привыкшие платить за свою похоть деньгами и статусом.

«На заводе, где я работаю, все знают, что HR-отдел лучше обходить стороной, ведь женщины, что там работают, не брезгуют приставать ни к совсем молодым парням, ни к женатым мужчинам, в открытую предлагая секс.Чувствуем себя не больше, чем кусками мяса на их ежедневной распродаже».

А что, если обидчиком может оказаться тот, кто вовсе не похож на классического преступника? Что если харассер — это тот, кого все ваши коллеги любят и уважают, внимательный и понимающий руководитель, душа компании? А вдруг харассер — это даже не мужчина, а властная женщина, пользующаяся своим статусом? А что, если даже не властная, но всё равно способная домогаться? 

Однако есть несколько психологических черт, присущих большинству из харассеров, что заставляет их продолжать добиваться цели даже после прямого отказа и явного сопротивления жертвы. Харассеры по своей натуре охотники и в большинстве случаев их привлекает сам процесс охоты на жертву, в связи с чем харассмент и ограничивается лишь домогательствами и редко ведёт к принудительному сексу. Харассер может испытывать возбуждение, волнение и даже прилив сил лишь от одной мысли о том, что он вот-вот и сотрёт напрочь личные границы своей жертвы, хотя бы на какую-то часть времени окажется главным, покажет свою власть, а главное — ему за это ничего не будет. 

Харассмент, секс по принуждению, изнасилование, кэтколлинг, домогательства и приставания — это не про физическое удовольствие, которое обидчик хочет испытать, это про его потребность во власти.

Вот чем отличаются харассеры от назойливых ухажёров: в обычных ухаживаниях, не несущих в себе никакой угрозы, нет и намёка на подавление твоей индивидуальности, твоих желаний и твоих личностных качеств. Харассер же, наоборот, будет пользоваться униженным состоянием, чтобы в очередной раз доказать себе, что вот такой он большой и сильный человек. 

Домогающиеся в любом случае склонны к проявлению эмоционального или физического насилия. Ими могут быть как люди с психическими отклонениями, так и здоровые в этом плане, но обладающие собственными глубокими травмами люди. 

К одному из диагнозов, которым может обладать харассер, относится гиперсексуальность, или повышенное половое влечение, которое характеризуется ненормальным увеличением половых ощущений и частой острой потребностью в сексуальном удовлетворении.

Повышенная половая чувствительность может являться сопутствующим фактором при биполярном, обсессивно-компульсивном и других расстройствах личности. Но и здесь существуют размытые границы и всё зависит от самого человека. Нельзя записывать в потенциальные харассеры каждого обладателя повышенного либидо только потому, что он хочет заниматься сексом. 

Наличие психических отклонений со всеми сопутствующими симптомами или их отсутствие не освобождает харассера от ответственности за свои действия, а жертва домогательств ни в одном из этих случаев не должна молчать. 

С тех пор как в Казахстане начали говорить о сексуальных притеснениях, свободе слова, равенстве полов и появились движения, поддерживающие жертв любого вида насилия, рассказывать о случаях домогательств стали намного чаще.

Зачастую во многих инцидентах, связанных с харассментом, жертва не всегда понимает, что происходит что-то неправильное, даже если начинает чувствовать себя некомфортно. Почему же многие пострадавшие от домогательств начинают реагировать только тогда, когда ситуация принимает критический оборот? 

Большинство используемых моделей поведения человек копирует, ссылаясь на увиденное в детстве, т.к. именно в этот момент перед его глазами предстаёт первый опыт человеческих взаимоотношений. 

Огромную роль в дальнейшем построении личностных границ человека играет воспитание и поведение родителей. С момента развала Советского союза прошло относительно немного времени, и семьи, воспитывающие детей по принципам «совка», всё ещё проживают на территории нашей страны. То, как быстро меняются современный мир, взгляды людей, укрепляется толерантное отношение к различного рода меньшинствам, как глубоко затрагивают тему насилия, вовсе не означает, что каждый готов к изменениям. 

Если будущая жертва харассмента растёт в семье, не привыкшей к открытому обсуждению проблем и мер по их решению, то в будущем ей будет тяжело признать проблему и защитить себя. Отсюда и частое подавление собственных тревожных звоночков, отмахивание с мыслью «Он/она просто флиртует», «не буду раздувать из мухи слона», «попристаёт и успокоится». 

Не обманывайте себя, не успокоится. Потому что харассер на подсознательном уровне чутко выбирает себе жертву. Обидчик не станет кидаться на первого встречного человека в попытке посягнуть на его тело, он, скорее, выберет более тонкий подход и сделает первый осторожный шаг. Очень важно отреагировать на этот шаг и пресечь домогательства на корню.

«Это был мой первый день на новой работе. Пожилой руководитель проявил такую нужную в тот момент чуткость, почти отцовскую заботу. Мы разговорились на тему жизни и семьи, после чего он сжал рукой мою ляжку выше колена и, продиктовав свой номер, велел позвонить ему вечером и договориться о встрече».

С чего начинается безнаказанность харассеров?

Понятие «харассмент» активно используется в законодательстве США и европейских стран, где оно признано гражданским правонарушением и карается в основном выписыванием штрафов, компенсаций, увольнением, принудительным медицинским лечением и в отдельных случаях – уголовной ответственностью. Согласно условиям трудового кодекса, работодатель обязан обеспечить своим сотрудникам безопасные и здоровые условия труда. Если же в коллективе распространён харассмент, и руководство об этом знает, то, соответственно, работодатель нарушает требования закона об обеспечении здоровой рабочей обстановки и должен понести наказание.

Согласно опросу CNBS в 2017 году, харассменту подверглись 16 % молодых людей в возрасте от 18 до 34 лет и 25% представителей возрастной группы от 50 до 64 лет. 

Национальным женским юридическим центром было установлено, что женщины подвергаются харассменту в основном на рабочих местах в тех отраслях, в которых их считают «неуместными», например, в сфере строительства, а также на низкооплачиваемых должностях вроде сиделок, няней и в сфере услуг. 

Cosmopolitan в 2015 году провёл исследование, которое показало, что больше всего жалоб на сексуальные домогательства поступает в сфере ресторанного бизнеса – 42 %, розничной торговли – 36% и STEM (прим. STEM – Scince, Technology, Engineering, Mathematics) – 31 %. 

«45-летний управляющий ресторана предложил подвезти меня, 19-летнюю официантку, после моего первого рабочего дня. В машине он вынудил сесть на переднее сиденье, задавал личные вопросы, включил романтическую музыку, спрашивал, с кем я живу, невзначай касался рукой моей руки и колена. Всё, о чём я могла думать в тот момент — это, что я никогда больше не сяду в одну машину с незнакомцем или даже коллегой».

В США за 2018 год число жалоб на сексуальные домогательства на рабочем месте увеличилось более, чем на 12 %. Всего Комиссия по соблюдению равноправия при трудоустройстве получила около 7 тысяч жалоб за целый год и на этой почве подала против работодателей 41 судебный иск, что в сравнении с 2017 годом больше на 50 %. В качестве компенсации жертвам сексуального насилия были выделены компенсации общим счетом на 70 миллионов долларов. 

До этого момента, начиная с 2010 года, цифра, указывающая на количество сексуальных преступлений на работе, безостановочно падала. Специалисты объясняют такой резкий всплеск жалоб на сексуальные домогательства появлением знаменитого движения #MeeToo, которое приобрело популярность в октябре 2017 года после обвинений, выдвинутых в сторону Вайнштейна и твита актрисы Алиссы Милано, которая предложила жертвам харассмента по всему миру ставить лайки в социальных сетях и рассказывать свои истории домогательств, объединив их всех общим хэштегом #MeToo, что в переводе означает «Я тоже». На данный момент только в Instagram насчитывается около 2,5 миллионов постов под данным хэштегом, рассказывающих истории десятки тысяч людей, подвергшихся когда-то сексуальному насилию.

Среди нас, жителей стран постсоветского пространства, распространено мнение о том, что все жертвы сексуальных домогательств на работе (и не только там) — это женщины. Большая часть (90-95%) — да, но по статистике примерно каждый десятый мужчина в сфере предоставления услуг, а также среди охранников, бухгалтеров, менеджеров и водителей хотя бы раз подвергался домогательствам со стороны женщин или мужчин. Заложенный предками патриархальный образ жизни в последние годы начал претерпевать изменения, — и лишь благодаря этому начали говорить о реальных случаях, в которых жертвой харассмента является мужчина. 

«Учредитель холдинга, в котором я работаю, — женщина старше меня на 20 лет — всячески домогается, предлагая интим, ставя меня в неловкое положение, будто делая из меня мальчика для удовлетворения своих желаний. Последствием служебных романов у нас является увольнение, о чём она прекрасно знает».

В Казахстане понятие «сексуальные домогательства» на законодательном уровне просто отсутствует, однако в 2020 году было заявлено, что по итогам нового законопроекта наказания за преступления сексуального характера будут ужесточены. Целями этого законопроекта, который на данный момент ещё находится на стадии разработки, являются ужесточение мер наказаний для таких преступлений, как педофилия, изнасилование, растление малолетних родственниками, а также введение принципиально новой статьи «Сексуальные домогательства» — и это уже огромный прорыв за последние несколько лет. 

«Когда я обратилась в РОВД с заявлением на приставания сексуального характера со стороны неприятного мне мужчины на работе, мне заявили: «Девушка, зафиксируйте побои, телесные повреждения, представьте доказательства о составе преступления. Нет явного физического насилия? Явно же просто понравились парню. Скажите спасибо, что вас не изнасиловали, и заберите заявление».

Зачем же нам так нужна статья, посвящённая именно домогательствам, если в Уголовном кодексе РК уже есть статья о принудительном половом сношении, которое в ближайшее время будет переведено в категорию тяжких преступлений? 

Когда харассер знает, что в совершённом им домогательстве без полового акта отсутствует состав преступления, его окрыляет чувство абсолютной безнаказанности. Каждая вторая девушка в моём окружении, включая меня саму, хотя бы раз сталкивалась с собственным бессилием перед правоохранительными органами, заявляющими, что наказание предусмотрено лишь для тех случаев, когда совершается принудительный половой акт.

Вот несколько основных причин, почему жертвы харассмента предпочитают промолчать о случившемся и забыть:

  1. Общественное порицание — как раз-таки тот случай, в котором с тяжёлой ситуацией могут помочь кризисные центры, оказывающие поддержку жертвам насилия, и общественные фонды, например, НеМолчиKz. 
  2. Жертвы боятся возмездия. Согласно статистике, три четверти сотрудников, заявивших о случаях домогательств, подвергаются им повторно и в более жёсткой форме. 
  3. «Всё равно ничего не сделают» — как раз-таки о бездействии сотрудников правоохранительных органов в случаях обращений жертв харассмента.

Согласно данным по Великобритании за 2016 год, 80 % женщин, заявивших о домогательствах, не дождались абсолютно никакой помощи, а положение 16% жертв ухудшилось после обращения в полицию.

Так как же себя вести, если ты стал жертвой харассмента? 

  • Быть персонально ответственными и честными с собой. То, что происходит не ваша вина, если вы способны отказать и отстоять безопасное пространство вокруг себя.
  • Уметь говорить чёткое «нет», не боясь задеть чужих чувств, не оправдывая потенциальных харассеров тем, что «они вот такие люди с вот таким вот характером и для них это нормально». Те адекватные из нас, кто живут в социуме, знают, что у разных людей разное восприятие нормальности. 
  • Соблюдать корпоративную этику и субординацию при общении с потенциальным харассером, придерживаясь только рабочих рамок и не испытывая при этом чувства вины, сожаления и прочего. Вы имеете право чувствовать себя плохо, если кто-то нарушает ваши личные границы, но ни в коем случае не должны чувствовать себя плохо, если вы способны их отстаивать. 
  • Молчать — это всегда плохая идея. Сначала нужно уметь поговорить хотя бы с собой, потом с обидчиком (то есть сказать ему «нет»), а уж если профилактическая беседа не работает, то нужно уметь разговаривать об этом с другими. Например, написать заявление в HR, переговорить с уполномоченными лицами и по возможности представить доказательства домогательств. 
  • Обычно харассмент совершается внезапно и не на глазах у всего коллектива, поэтому ввиду отсутствия свидетелей для доказательства вины в ход может пойти всё, что вы сможете заснять и сохранить: скриншоты переписок, фото-, видео-, аудиозаписи. 
  • Если притеснения на работе регулярны, и вы понимаете, что никто из руководства и коллег вам явно не поможет, нужно быть готовым распрощаться с рабочим местом и уходить от харассера, не оставляя никакой возможности для развития ваших дальнейших нездоровых отношений.
  • Всегда слушать свой внутренний голос и своё тело: если они говорят вам, что происходит что-то неправильное, значит, так оно и есть.

Помнить, что вы сильные личности, вы не одни, но если вы сами не будете себя защищать, очень маловероятно, что кто-то станет это делать вместо вас. Решение первым делом формируется в вашей голове. Вы способны бороться за свои права, свои границы, свое тело и свою жизнь. 

Читайте также:
 

Мимо #MeToo: Как харассмент в музыкальной культуре Казахстана стал нормой и почему все об этом молчат

О детях Казахстана в цифрах: Психическое здоровье, питание, смертность, насилие и гендерное неравенство

Пандемия насилия и дискриминации: Почему безопасность женщин важна для всей страны?

Еще много интересного

Статьи STEPPE

Какие организации борются с коррупцией в Казахстане

Какие организации борются с коррупцией в Казахстане

Организации и соглашения, которые обеспечивают прозрачность в государственных структурах Казахстана.

3 минуты
3 минуты
Программы, которыми может воспользоваться молодежь

Программы, которыми может воспользоваться молодежь

Как бесплатно получить образование, найти рабочее место и получить ипотеку по облегченным программам.

8 минут
8 минут
USTEM FOUNDATION: Как развивается робототехника в Казахстане?

USTEM FOUNDATION: Как развивается робототехника в Казахстане?

USTEM FOUNDATION  — это общественный фонд, который занимается всесторонним развитием STEM в Казахстане и Центральной Азии...

9 минут
9 минут
Денсаулық сақтау жөніндегі Швед альянсы Қазақстанда өз жұмысын бастады

Денсаулық сақтау жөніндегі Швед альянсы Қазақстанда өз жұмысын бастады

11 маусым күні Швеция мен Қазақстанның онкологтары онкологиялық науқастарға медициналық көмекті ұйымдастыру мәселелерін...

3 минуты
3 минуты