×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Политолог Бахытжан Бухарбай о любимых книгах

«Степь» заглянула на полку политолога, журналиста, писателя, художника, основателя клуба разговорного казахского языка Bas Qosu. Осенью 2016 он за 16 дней написал книгу «Күміс кітап», презентация которой пройдет 18 января. В «Күміс кітап» Бухарбай говорит о важности чтения, а что читает он сам?
2017-01-16 | Автор: admin

1. Бауыржан Момышулы. «Наша семья» и «Психология войны».

Александр Бек. «Волоколамское шоссе».

 

 

Если вы хотите знать, как происходит сложный процесс становления личности и легенды, то прочитайте труды нашего выдающегося батыра, а также книгу русского писателя Бека о нем. Если в «Нашей семье» Бауыржан Момышулы сентиментально и с нежностью рассказывает о детстве и воспитании, то в «Психологии войны» язык писателя становится бескомпромисным, обличающим конъюнктурную психологию людей и воспевающим лучшее, что выработано у народа за века его существования. В «Волоколамском шоссе» Александр Бек смог честно раскрыть героя; в книге мы становимся свидетелями полководческого таланта Момышулы. Бауыржан Момышулы – мой самый любимый казахский писатель.

 

2. Гай Юлий Цезарь. «Записки о Галльской войне» и «Записки о гражданской войне».

Это лучший литературный язык, который я встречал. Великий полководец Древнего Рима, как и подобает его профессии, немногословен, текст его сжатый, но точный, красивый и предельно информативный. С учетом обстановки, при которых писалось это произведение, Цезаря можно назвать первым пиарщиком самого себя – он пишет о себе в третьем лице с прицелом на то, что когда он вернется в Рим и включится в политическую жизнь, слава о нем, как о завоевателе новых земель, возведет его на вершину политического Олимпа.

3. Конрад Лоренц. «Агрессия».

Труд австрийского ученого, основавшего науку о поведении животных – этологию, позволяет пролить свет также на природу человеческой агрессии. Несмотря на то, что Лоренц всю жизнь посвятил изучению животных, его заслуги были справедливо отмечены Нобелевской премией по физиологии и медицине. Интересна мысль зоопсихолога: чем сильнее в процессе эволюции были вооружены виды, тем лучше у них выработалась мораль, которая на уровне инстинкта запрещает применять вооружение во внутривидовых стычках, особенно если побежденный проявляет покорность победителю. И наоборот, у слабо вооруженных видов мораль также слабая. Человек – от природы слабо вооруженный вид, однако с изобретением искусственного оружия он взлетел на вершину пищевой цепочки, став самым вооруженным видом на земле, однако мораль осталась на прежнем низком уровне.

 

4. Орхан Памук. «Черная книга».

Я впервые прочитал эту книгу турецкого писателя в августе 2006 года. Спустя несколько месяцев он стал первым турком, удостоенным Нобелевской премии по литературе. На сегодня мною прочитано восемь романов писателя. Но «Черная книга» оставила самые сильные впечатления и они настолько свежи, будто чтение было завершено буквально вчера. Все потому, что она написана волшебным языком с использованием ярких красок, которые влюбили меня в Стамбул еще до первой поездки в этот прекрасный город, которая состоялась только семь лет спустя.

 

5. Герольд Бельгер. «Казахское слово».

Книга, которая, скорей всего, станет «Словами назидания» двадцать первого века. Герольд Бельгер или Гераға, как его ласково привечали казахи, или «последний казах», как его часто стали называть уже после смерти, не просто продолжает традиции великого Абая, но лучше всех описывает современника, увековечив наши качества, пороки, страхи и головные боли для будущих поколений. Навряд ли кто-нибудь еще сможет это повторить.

 

6. Виктор Франкл. «Сказать жизни ДА!».

Когда в книжном магазине я вижу молодого человека, жадно скупающего недешевые книги современников о мотивации, навязанные покупателю блестящими маркетинговыми ходами, мне хочется остановить его сказать: «Стоп, дружище, поступи экономно: вместо ста книг о мотивации прочитай одного Франкла». Ведь книга австрийского ученого писалась в исключительных исторических обстоятельствах – на основе его опыта обретения и удерживания мотивации в условиях концентрационного лагеря, когда любая минута могла стать для него последней. Франкл не просто прошел через пекло и уцелел, но смог поддержать мотивацию к жизни у других, кто был рядом – в блоке концлагеря, в котором содержался психолог, не было зафиксировано ни одного суицида.

 

7. Элиас Канетти. «Масса и власть».

Если вы хотите иметь представление о психологии масс, а также о том, как ее подчиняют власть держащие, то ознакомьтесь с этой замечательной работой писателя Элиаса Канетти.

 

8. Сёрен Кьеркегор. «Или-или».

Датский философ девятнадцатого века, который предпочитал называть себя писателем, сам того не ведая, стал предтечей экзистенциализма – популярного течения в философии двадцатого столетия. Ну и, разумеется, современниками не был понят и умер рано. Мне глубоко интересно то, как философ обозначил стадии, через которые проходит человек в течение своей жизни: эстетическая, этическая и религиозная. Первые две обсуждаются в этой известной его работе.

 

9. Чан Ким, Рене Моборн. «Стратегия голубого океана».

Тот случай, когда ты практиковал те вещи, которые изложены в умной книге, задолго до ее прочтения. А прочитав, укрепил уверенность. Книга о том, что создание бесконкурентных рынков гораздо интереснее, эффективнее и прибыльней, чем борьба с конкурентами.

 

10. Yuval Noah Harari, Sapiens: A Brief History of Humankind

Единственная книга из списка литературы к прочтению от Марка Цукерберга, которая не только впечатлила, но заставила поразмыслить над многими вещами, такими как деньги, религия, государство. Потрясающе доступное изложение, простые, но сильные примеры, уникальный взгляд на развитие человеческой истории, которое позволяет немного заглянуть в его будущее.


Фото: Адин Шарипова

Иллюстрации: Гликерия Зяблицкая

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe