Асет Абдуалиев родился в городе Семей, окончил Казахско-турецкий лицей и поступил им. Л.Н. Гумилева на специальность «Международное право».  В 2007 году получил степень Магистра права в Университете города Данди. Был вице-президентом АО «Центр международных программ», администратором стипендии «Болашак». В разные годы работал в Администрации президента РК и международных компаниях. Занимал пост директора Школы политического менеджмента партии «Нур Отан». С октября 2015 года по июнь 2016 года был директором ГФ «Дирекция спортивных проектов г. Алматы», после чего был назначен заместителем председателя правления АО «Центр развития Алматы». Асет в 2016 поступил в John F. Kennedy School of Government в Гарварде и Graduate School of Business в Стэнфорде. Мы поговорили с Асетом о том, почему он решил продолжить обучение после 10 лет работы, чему научился у своих сокурсников и какие планы строит на будущее.

— Асет, что побудило тебя подать документы в Гарвард и Стэнфорд? Только ли потому, что это престижно?

Я давно планировал получить образование в области государственного и бизнес-управления. Если Гарвард известен своей программой по госуправлению, то Стэнфорд — бизнес-менеджментом. На момент подачи документов, а это был 2016 год, у меня уже имелся 10-летний менеджерский опыт, который, кстати говоря, был наработан по наитию. Мне хотелось перейти на новый уровень и стать конкурентоспособным не только в Казахстане, но и на международном уровне.

В ведущих вузах собираются «сливки» со всего мира. Ты сравниваешь себя с ними, изучаешь и берешь самое лучшее. Вот почему я решил поступать в John F. Kennedy School of Government в Гарварде и Graduate School of Business в Стэнфорде. В Гарвард я поступил на программу Mid Career-MPA (Edward Mason Fellow), а в Стэнфорд на программу Master of Science in Management (MSx Fellow). Это две самые престижные программы для специалистов, находящихся в середине своей профессиональной карьеры. Они длятся по одному году и на них обучаются специалисты как минимум с 8-летним опытом работы. Если в Гарварде учатся профессионалы 37-38 лет, то в Стэнфорде студентам около 35 лет. Я учусь в группе с людьми одинакового возраста и стажа. Думаю, это главное отличие MPA от программ MBA, где средний возраст учащихся — 25 лет.

Очень многое зависит от того, кто с вами учится. В таких вузах, помимо формального обучения, важно учиться у одногруппников. Каждый из них добился определенных карьерных высот, нарабатывал опыт через ошибки и провалы, пересматривал свой подход ко многим вещам в работе и жизни и сделал важные для себя выводы. В процессе неформального общения одногруппники делятся своими знаниями и решениями. Буквально за несколько минут или часов вы можете получить такой мощный объем информации, к которому другие люди приходили годами, набивая «шишки».

Зачем повторять ошибки других людей, когда вы можете всему у них заранее научиться?

— Расскажи о том, как ты готовился к поступлению. Ведь сам процесс подготовки достаточно сложный. Что требуется от кандидатов на стадии подготовки?

Да, это не простая задача. Просто так за одну ночь собрать все документы не получится. У вас должны быть сертификаты GRE или GMAT, TOEFL или IELTS. Как правило, к ним нужно готовиться. Например, подготовка к GMAT, с перерывами, у меня заняла полгода. К тому времени у меня был неплохой уровень английского, но надо было все равно отшлифовать знания. К моменту подачи у меня уже были на руках сертификаты GMATи IELTS, но к ним я тоже упорно готовился. Это первое.

Во-вторых, вам нужно написать качественное эссе, в котором вы объясняете, почему решили поступать в Гарвард или Стэнфорд. Люди в приемных комиссиях этих вузов прекрасно понимают, что большинство подает из-за престижного имени и репутации вуза. Из-за этого им важно понять, что на самом деле движет вами и мотивирует. В эссе вы должны прекрасно изложить и рассказать, почему вы подходите и чем важна учеба именно на этой программе.

Многие казахстанцы часто спрашивают о том, как поступить в эти вузы. В ответ я им задаю вопрос о том, почему они хотят учиться именно там.

Сначала нужно разобраться в себе.

Без этого вы не сможете убедить комиссию в том, что вы — та самая кандидатура, которую обязательно надо брать к себе на программу.

В-третьих, очень многое зависит от рекомендательных писем. Как правило, у нас в Казахстане эти письма никто не читает, а в комиссии им уделяют большое значение.

Не надо думать, что вы решите вопрос с письмами, получив письмо от министра или другого высокопоставленного чиновника. Для комиссии не важна должность рекомендателя. Гораздо важнее, чтобы письмо было написано от человека, который работал с вами бок о бок довольно длительное время, чтобы он смог рассказать, в каких нестандартных ситуациях он с вами оказывался и как вы себя повели.

Конечно, если вы долгое время работали с министром, то его письмо будет уместным, но если вам кто-то по-свойски написал письмо, не взаимодействуя напрямую с вами по работе, люди из комиссии сразу это поймут.

Другой немаловажный аспект — служение обществу (community service). Университеты не хотят принимать бездушных профессионалов, посвящающих себя только карьере. Очень важно, чтобы человек активно принимал участие в социальной жизни, помогал людям и вкладывал силы в развитие общества. Важно показать, что помимо вашего личного развития и благосостояния, вас беспокоят общественные проблемы.

Вы должны показать, что вас интересует не только карьера.

Я принимал участие в организации первой конференции TEDx в Астане и был активным участником международного движения Global Shapers, созданного основателем Всемирного экономического форума Клаусом Швабом в 2011 году. Был со-основателем Astana Alumni Association, входил в совет Ассоциации выпускников программы «Болашак» и до сих пор являюсь членом попечительского совета Фонда «Best for Kids». Это моя волонтерская работа и я не получил за это ни копейки. Такой задачи и не было, но моя эта деятельность помогла при рассмотрении моей заявки. Думаю, что комиссия оценила это. Но не надо делать волонтёрскую работу «для галочки», очень важно чтобы вы занимались проектами, которые действительно вам интересны.

— Асет, не тяжело было уезжать из Казахстана? У тебя была хорошая работа и статус. Никто не говорил тебе, что ты поступаешь неправильно и тебе надо еще раз подумать над действиями?

Да, такое случалось. Когда я говорил, что поступаю в Гарвард и Стэнфорд, многие говорили: «Что тебе еще надо? Зачем учиться? У тебя и так все нормально, есть должность и связи».

Мир очень быстро меняется, и сегодня, чтобы быть впереди, необходимо постоянно обновлять знания и совершенствовать навыки. Так вы останетесь конкурентоспособным.

Я окончил магистратуру в Великобритании в 2007 году по программе Чивнинг. С тех пор много чего изменилось, и я посчитал правильным, что наступило хорошее время для получения образования, тем более пока я молод и мобилен.

— Понятно. Как инсайдер расскажи нам, что такого особенного в Гарварде?

Многие знают, что большинство лекций гарвардских профессоров можно найти в сети. Очень много ресурсов сегодня предлагают пройти различные онлайн-курсы. Приехав в Гарвард, я понял, что лекции — всего лишь одна из трех составляющих учебы в университете. Как я уже отметил, от общения с одногруппниками можно тоже получить колоссальную интеллектуальную «прокачку». Их знания ничем не хуже тех, которые ты получаешь от профессоров.

Также важно учиться взаимодействовать в мультикультурной среде. Со мной учились представители Северной, Латинской Америки, Африки, Европы и Азии. К каждому из них нужен особый подход. А выработать правильный и чувствительный стиль общения, не имея опыта коммуникации с иностранцами, просто так не получится. В ходе взаимодействия с другими студентами Гарварда, ты начинаешь подмечать важные моменты, знание которых позволяет тебе не обидеть собеседника, проявлять эмпатию и настроить на положительный разговор.

И последнее, это ресурсы, среда и возможности, которые дает Гарвард. В Кембридже и Бостоне расположились знаменитые интеллектуальные центры и компании. Здесь особенная атмосфера с высокой концентрацией мозгов. Это очень крутая возможность познакомиться с очень умными людьми, которые делают прорывные и нестандартные вещи. От многих из них зависит прогресс в промышленности, медиа, политике, экологии, науке, технологиях и искусстве.

Ежедневно в университет приезжают известные ученые, обладатели всевозможных престижных премий, президенты стран, министры, CEO глобальных компаний, журналисты и правозащитники. Слушая их выступления, общаясь с ними, ты понимаешь, через что они прошли, когда «замахивались» на большие и амбициозные проекты. Знаете, их истории очень сильно мотивируют на подсознательном уровне и дают возможность посмотреть на мир их глазами. Доступ к ним и возможность приобщиться к их опыту и истории успеха делает учебу в Гарварде особо запоминающейся.

Есть такое понятие, как «tribal knowledge»: если вы не из «стаи», вам недоступны эксклюзивные знания, которыми обладает только маленький круг людей.

— Что ты испытывал при этом как казахстанец?

Получение именной стипендии крупного казахстанского политического деятеля и бизнесмена Нурлана Каппарова стало большим для меня событием. Она в большей степени предопределила мой успех в Гарварде.

Особенность стипендии в том, что она выдается самим университетом. Она не учреждена какой-либо компанией или правительством. Эту стипендию могут получить студенты из стран Центральной Азии. Я стал первым счастливчиком, кому удалось получить её. Благодаря стипендии я смог покрыть оплату за обучение и мне каждый месяц выдавались деньги на проживание.

До поездки в США со мной встретились друзья и члены семьи Каппарова, чтобы морально поддержать и поделиться полезными советами. Когда я приехал в Гарвард, со мной сразу же встретились друзья и бывшие наставники Нурлана Джамбуловича.

Известный американский ученый, экс-советник министра обороны при президентстве Рейгана и экс-заместитель министра обороны при Клинтоне, первый декан John F. Kennedy School of Government Грэм Эллисон (Graham Allison) тоже был в числе лиц, лично познакомившихся со мной. Он считает Нурлана Каппарова одним из своих лучших учеников. Во время учебы в Гарварде он постоянно оказывал мне поддержку.

Все эти знакомства и теплый прием положительно сказались на отношении профессоров ко мне. Но надо понимать, что это большая ответственность. Мне хотелось показать, что я достоин этого.

Как один из лучших студентов я получил награду за вклад в развитие моей программы и Гарвардской школы госуправления. Помимо учебы я подрабатывал помощником преподавателя, то есть был сотрудником университета. В конце учебного года среди всех учащихся проводилось голосование, в результате которого я стал одним из лучших ассистентов курса (course assistant) и получил награду от декана Школы.

Хочу обратиться к читателям «Степи». Не упустите замечательной возможности получить грант на обучение в одном из самых престижных университетов мира. Поступайте в Гарвардскую школу госуправления и подавайте на стипендию Нурлана Каппарова!

— А с какими сложностями ты столкнулся во время учебы в Гарварде? Какие выводы для себя сделал?

Мне было немного сложно налаживать общение с представителями других суб-культур, культур и стран. Иногда трудно доносить свою точку зрения емко и понятно. Когда среди ваших одногруппников есть люди с разными бэкграундами, политическими взглядами и позициями, всё гораздо сложнее. Такой группой управлять сложно, но если вы сможете этого добиться, имеющееся многообразие будет работать на вас, помогая вырабатывать креативные решения.

— Скажи, а стал ли ты еще более уверенным в себе после окончания Гарварда?

У нас бытует мнение, что американцы, европейцы или японцы лучше и умнее нас. На мой взгляд, в интеллектуальном плане мы ничем не отличаемся от представителей других наций. Казахстанцы, не надо бояться конкурировать с остальным миром! Все зависит от нас самих, многое в наших руках.

Ошибочно полагать, что окончив Гарвард или Стэнфорд, вам откроются все двери мира. Наоборот, будет еще сложнее. Почему? Учеба в таких университетах выводит тебя на новый уровень конкуренции. Вы не конкурируете внутри одной страны, а пытаетесь что-то из себя представлять на глобальном рынке.

Вы боретесь за «место под солнцем» с другими выпускниками «Лиги плюща». А они чаще всего просыпаются в пять утра, занимаются спортом, следят за собой и здоровьем, умеют программировать, хорошо выступают перед публикой, знают пять языков, играют на фортепиано и ныряют в открытом океане с белыми акулами.

— А есть ли существенные различия между студентами Гарварда и Стэнфорда?

Особой разницы между ними нет. Оба университета находятся примерно на одном уровне престижности. Но есть некоторые различия между Школой госуправления Гарварда и Бизнес-школой Стэнфорда. Все-таки в Kennedy School поступают много идейных людей, которые, к примеру, выступают за права женщин в Мьянме, озабочены экологическими проблемами в Индонезии или где-либо еще. Эти люди занимаются одной большой темой и продвигают ее на локальном и международном уровнях.

В Стэнфорде тебе дают знания, которые применимы на рынке. Это аккаунтинг, финансы, искусство ведения деловых переговоров, оценка деятельности компаний, стратегии вывода вашего бизнеса на IPO и навыки предпринимательства. Со мной учатся банкиры, бизнесмены и финансисты. Если в Стэнфорде всего 4-5 человек были на госслужбе, то в Школе Кеннеди в основном все работали на государство или гражданское общество. Я рад тому, что получилось углубить познания в вопросах устойчивого развития и государственного администрирования, но и тому, что появилась возможность улучшить свои навыки в бизнесе.

— Асет, у тебя была стипендия в Гарварде. В Стэнфорде ты сам платишь за свое обучение?

Со Стэнфордом мне тоже повезло. Я получил стипендию от Университета и взял образовательный кредит. Здесь с этим проблем нет. Если вы поступили в топовую бизнес-школу, то ряд банков готов дать кредит без залога и поручительства.

—Что тебе тяжелее всего давалось в Стэнфорде?

— Я учился на юриста в Евразийском национальным университете и степень магистра у меня тоже по юриспруденции из Университета Данди, Великобритания. После окончания учебы я пошел работать на госслужбу и не часто сталкивался со статистическими расчетами, моделями и уравнениями. Конечно, мы работали с данными, но это были готовые отчеты и нам не приходилось делать вычисления самостоятельно. Я не работал в качестве аудитора или финансиста и, попав в Стэнфорд, мне пришлось учиться и вспоминать многие вещи, полученные еще в турецком лицее.

В Гарварде мы в обязательном порядке проходили статистику и микроэкономику. Курсы были предназначены для тех, кто не работал близко с вычислениями. А в Стэнфорде нам сразу же начали давать продвинутые и сложные вещи, в том числе анализ больших данных. Тут не дают времени на раскачку — сразу вышмат и эконометрика.

Поэтому мне приходилось в срочном порядке доучиваться, смотреть видео и разные туториалы. Хорошо, что у нас очень дружная группа, в которой есть финансисты, инвестбанкиры, математики и студенты с PhD. Они отозвались и специально для нас стали проводить дополнительные уроки. Есть среди нас и экономисты, которые объясняли всевозможные модели и теории.

— После Стэнфорда и Гарварда изменилось ли твое отношение к питанию, здоровью и отдыху?

Да, я поменял свои взгляды на некоторые вещи. Я подсчитал количество калорий, которые ежедневно потребляю и ужаснулся. Стандартный казахстанский завтрак, обед или ужин состоит из 3-4 тысяч калорий. Я начал обращать внимание на то, чем питаюсь. Например, я перестал есть сладкое по вечерам. Теперь я ем салаты или суп. Стараюсь есть больше зелени. Вечером у меня легкий ужин, бассейн и спортзал. В то же время я понимаю, что могу делать еще больше. Мои одногруппники встают в 5-6 утра и бегают. Они берут с собой спортивную экипировку в поездки и командировки. Всегда находят время для спорта и удивляются, когда ты не бегаешь или не ходишь на фитнес. Многие из студентов занимаются йогой, борьбой, плаванием, всевозможными зимними видами спорта. Нужно постоянно следить за собой, и не потому, что все так делают, а потому, что это помогает вам быть в тонусе и не болеть лишний раз.

— Асет, каковы твои дальнейшие планы после окончания Стэнфорда? Чем бы ты хотел заниматься?

Сейчас я активно изучаю и погружаюсь в венчурные инвестиции, без которых невозможно стратегическое развитие tech-индустрии и инноваций. В целом, моя основная цель — продвижение Казахстана и наших проектов в Кремниевой долине. Мы уже ведем эту работу с ИКТ Холдингом «Зерде», где я являюсь независимым директором.

— Асет, напоследок дай несколько советов молодому поколению казахстанцев.

  1. Дружите с технологиями. Учитесь программировать или анализировать большие данные. Эти вещи только звучат грозно, но на самом деле можно пройти курсы онлайн за полгода. Чем раньше вы начнете, тем лучше.
  2. Постоянно обновляйте знания. Нельзя отучиться в университете и говорить «я всё знаю». Не загоняйте себя в зону комфорта. Находите новое направление для работы.
  3. Занимайтесь личностным развитием. Расширяйте свой кругозор, читайте много разных интересных книжек, знакомьтесь с интересными людьми из разных сфер, путешествуйте.