Вспомогательные репродуктивные технологии — это медицинские процедуры, позволяющие достигнуть беременности со всеми этапами зачатия, которые могут или не могут происходить в организме пациентки. К ним относятся: экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), суррогатное материнство, использование донорской спермы и яйцеклеток, интрацитоплазматическое введение сперматозоида в яйцеклетку (ИКСИ), хранение репродуктивных клеток при низкотемпературном режиме.

Согласно Кодексу о здоровье народа, донорами половых клеток могут быть граждане в возрасте от 18 до 35 лет, здоровые физически и психически, а также без генетических патологий.
 
Поговорили с девушкой, которая стала донором яйцеклетки о ее опыте, отношении родных, и главной мотивации поступка.


«Мысль о донорстве пришла ко мне совершенно случайно»

Я убирала дома и думала, что мне всего 25 лет, а у меня уже трое детей, в то время как многие не могут забеременеть годами. В голову пришел вопрос: «А могу ли я им как-то помочь?». С тех пор прошло некоторое время, ничего сама не искала, но в разговоре с подругами услышала, что наша знакомая ищет донора. А именно донора яйцеклетки. Тогда я начала всерьез задумываться над этим, предполагая, что моя внезапная мысль во время уборки оказалась неслучайной.

Я знала эту женщину, которая нуждалась в доноре яйцеклетки. На тот момент ей было 46 лет и они с супругом не могли завести детей, потому что у нее были определенные проблемы со здоровьем. Ее муж не желал усыновлять или удочерять ребенка, так что они искали альтернативу.

Решившись, я поговорила с мужем, он был не против и даже поддержал меня, так что мы пригласили эту женщину в гости, заранее ничего ей не сообщив. Когда она оказалась у нас дома, ей позвонили с ЭКО-центра и передали, что яйцеклетка, которую они получили по квоте, так и не прижилась. Она очень расстроилась и заплакала, тогда я предложила ей свою помощь. Она обрадовалась и захотела меня сфотографировать, чтобы показать мужу.

«Я видела свою миссию в помощи людям, поэтому стала донором совершенно бесплатно»

Весь подготовительный процесс длился около двух-трех месяцев. За это время сдала множество ДНК-тестов на хромосомы, генетические заболевания и так далее. Результаты показали, что все в порядке, после чего врач прописал гормональные препараты, которые надо вводить шприцем в живот. Благодаря им созревает не одна яйцеклетка, как положено, а несколько.

Когда я впервые пришла на прием к врачу, она подумала, что я получаю за забор яйцеклеток деньги, ведь многие оплачивают донорам круглые суммы. Она спросила: «Вы ранее были у нас?» а я, не подумав, ответила утвердительно. Ведь во время собственной беременности состояла на учете в их клинике. Она говорила со мной предвзято и не хотела даже выдавать гормональные препараты на руки. Позже узнала, что некоторые доноры берут все дорогостоящие лекарства, а потом перепродают их, зарабатывая таким образом.


В ЭКО-центре иная обстановка: ты наблюдаешь одновременно счастье одной пары и горе другой. А ты лишь свидетель, фиксирующий моменты жизни. 


После гормональной стимуляции происходит забор яйцеклеток. Все достаточно формально: заходишь в операционную, тебе ставят общий наркоз и проводят пункцию с помощью тонкой иглы, которая и забирает половые клетки. Первые дни после процедуры немного кружится голова, но удовольствие от помощи перевешивает любое недомогание.

У меня взяли 12-14 яйцеклеток, десять из которых оказались пригодными. Их оплодотворили биологическим материалом ее мужа, и вышло шесть готовых эмбрионов и два сразу подсадили к женщине. Казалось, будто я сама жду ребенка, потому что хотелось быть уверенной в том, что я все же смогла подарить надежду другой семье.

«Я до сих пор считаю, что Бог привел меня к этой ситуации»

Конечно, существуют определенные споры среди представителей религии, но Библия ничего не говорит по этому поводу, единственный завет — это плодитесь и размножайтесь. Думаю, не совсем верно утверждать, что мы вмешиваемся в Божий процесс, ведь если бы не было определенных проблем, то цивилизация остановилась бы в прогрессе. Не было науки, технологий и развития. К тому же люди получают столько счастья и надежд посредством ЭКО, что невозможно считать этот процесс чем-то «неправильным». 

Когда я еще принимала гормональную стимуляцию, моя мама очень переживала по поводу того, что я могу привязаться к ребенку. Она говорила: «Безусловно, ты делаешь благое дело, но почему этим должна заниматься именно ты?». Наверное, так думает большинство, поэтому никто и не решается.

Эта женщина успешно прошла беременность и родила абсолютно здоровую девочку, которой сейчас исполнилось три года. Я не общаюсь с их семьей, понимая, что это неправильно. Однако периодически просматриваю фотографии девочки, и могу сказать, что она похожа на своих родителей, только глаза такой же формы, как и у меня.

«Материнство — не про генетический код»


Не думаю, что человек может привязаться к яйцеклетке, это ведь всего лишь генетический материал. Конечно, если провести ДНК-тест, то окажется, что я ее мать. Но ведь я не воспринимаю эту девочку своим ребенком. Та женщина мечтала о ней, планировала, вынашивала, рожала, воспитывала и дарила ей всю свою любовь.

Могу ли я претендовать на звание мамы, если просто пожертвовала свою яйцеклетку? Едва ли.

Я сразу настроилась на то, что не буду привязываться, ведь моя цель — это подарить возможность иметь ребенка им, а не себе. А после всей истории я и сама забеременела четвертым, так что две семьи обрели детей.

«Я не против стать донором еще раз, но для этого мне нужно знать семью, в которой будет расти ребенок»

Недавно ко мне пришел запрос в Instagram от девушки, которая ищет донора яйцеклетки. Под двумя постами она описывала ситуацию и уточняла параметры, в которых было сказано, что на роль донора они ищут мусульманку.

Почему-то многие при выборе донора хотят, чтобы потенциальная мать была той же религии. Все еще есть мнение, что религия передается с кровью. Я родилась в мусульманской семье, но вышла замуж за христианина и приняла его веру, ни разу не пожалев об этом. Люди не рождаются в той или иной религии, в свое время все мы делаем выбор.

Пока возраст позволяет, я могла бы снова стать донором яйцеклетки, но знаю, что точно не решусь на суррогатное материнство. У меня четверо детей, и во время беременности я чувствовала каждого из них, разговаривала, любила с самого первого дня. Если бы мне сказали, что я вынашиваю чужого ребенка, то я бы не смогла этого принять. Как он может быть не моим, если он рос во мне, под моим сердцем?

«Чужих детей не бывает»

Я не делаю многого, но стараюсь хотя бы периодически посещать детские дома и выделять деньги на благотворительность. Мне многие пишут: «Зачем тебе это? У тебя нет других дел?», но я не могу пройти мимо и засунуть голову в песок, как страус. Помню, как впервые приехала в детский дом, в группу к малышам, а там был слепой мальчик, который вскарабкался по мне и залез на руки.

Пока я плакала, он ощупал мое лицо и спросил: «А почему ты плачешь? Ты меня заберешь?».

В детских домах, конечно, есть посетители, которые играют с малышами, что-то им дарят, веселят, но все должно быть гораздо глубже, ведь таких детей нужно чувствовать. Они прежде всего нуждаются в любви и эмоциях, а игрушки это приложение.

С детства я хотела усыновить или удочерить ребенка, но сейчас понимаю, что это очень серьезный шаг, к которому нужно быть готовым. Всегда думала, что у меня много любви и ей можно делиться. Наша любовь ведь ничего не стоит, так что не нужно ее копить.