За последнее десятилетие IT-сектор Казахстана претерпел немало изменений и вместе с тем вырос и развился. Многие продолжают задаваться вопросом о том, какое влияние на индустрию технологий в стране могут оказать санкции в отношении России и сложившаяся геополитическая ситуация в мире. 

Редакция STEPPE поговорила с профессиональным хантером и руководителем рекрутингового агентства On Point Арманом Шокпаровым о современных трендах в IT, плюсах и минусах казахстанского рынка технологий и особенностях релокации зарубежных специалистов в Казахстан.


Об актуальных трендах в IT-индустрии

Я могу выделить следующие несколько трендов на современном IT-рынке Казахстана: 

Тренд №1. Усиление предложений со стороны международных компаний для казахстанских профессионалов

Наши ребята востребованы за рубежом. К нам в агентство регулярно поступает множество запросов с рынков разных стран, включая Латвию, Эстонию, Израиль, Германию, Великобританию, Россию, Беларусь и Украину. Иностранные работодатели нацелены на поиск внутри Казахстана людей, способных работать в удаленном формате.

Их идея заключается в формировании небольшого коллектива, где в зависимости от поставленных задач 5-15 человек будут работать только на них. Релокация не является их основной целью, потому что, во-первых, жизнь тут дешевле, чем заграницей, а, во-вторых, они сами работают по этой бизнес-модели, открывая небольшие офисы в разных странах мира.

«Родился не в той стране». Россияне ищут убежище в Казахстане

Зарубежные работодатели также думают, что в Казахстане есть много специалистов, и сильно себя обманывают: молодое население страны имеет большую численность, но на самом деле компетентных в IT-направлении работников у нас не так много.

К тому же иностранные компании в основном ищут людей с хорошим уровнем английского языка, помимо развитых хард-скиллов и технических компетенций, а у нас в стране с этим есть определенные сложности. Количество программистов в Казахстане относительно ниже среднего, а англоязычных из них составляет меньшинство, на которое в итоге появляется высокий спрос. 

Тренд №2. Выделение отдельных групп разработчиков из IT-компаний в проектные команды 

Если еще несколько лет назад мы сталкивались с тем, что в поиске работы находились единичные кадры, то сейчас к нам приходят тимлиды или неформальные лидеры коллективов, которые представляют собой сформированную группу специалистов, обладающих разными навыками. Это так называемая продуктовая команда разработчиков, архитекторов, продуктологов и тестировщиков, которая работает, переходя из проекта в проект. С помощью них тимлиды могут получить у работодателей лучшие условия работы и интересные задачи.

Как разработать крутой IT-продукт: рассказывает CPO цифрового банка
 

Тренд №3. Релокация специалистов из стран СНГ

На фоне геополитической ситуации в мире у меня сложилось мнение о том, что много людей из Украины мы у нас не увидим, чего нельзя сказать о гражданах России. Не все из них активно ищут заработок в Казахстане, потому что продолжают работать удаленно на иностранные компании.

Говоря об IT-сфере, нужно также отметить, что мало кто из приехавших является хардкорным разработчиком, большая часть россиян — это СТО, product owner, которые являлись в своей стране руководителями IT-направлений внутри дивизионов, не занимающимися фактически программированием и разработкой. 

О токсичности и конкуренции с местными специалистами

Скорее всего, в определенный момент внутри социальных групп профессионалов в России возник высокий уровень тревожности, в результате чего те, у кого нервы послабее, начали уезжать из страны, покупая билет фактически в никуда. Важно отметить, что по выбору локации для россиян Казахстан не входит даже в топ-5 стран. Большая часть людей уезжает в Армению, Грузию, Израиль, Прибалтику и только потом доезжает до нас. 

Я бы не стал ожидать в краткосрочной перспективе снижения заработных плат, потому что якобы сотни иностранных разработчиков ходят по нашим улицам в поисках работы. Это не так.

Считаю, что заработные платы продолжат повышаться в связи с нестабильным курсом тенге. Местные работодатели могут сильно проигрывать в борьбе за местные таланты, так как оплачивают труд IT-профессионалов в тенге, а те работодатели, которые ищут кадры в Казахстане, выплачивают заработную плату в крепкой валюте. 

Думаю, что спустя пару месяцев начнется определенный отток приезжих россиян, когда все начнут ясно мыслить и принимать рациональные решения. Имея средства и недвижимость в России, они будут возвращаться к себе. К тому же, жизнь в Алматы ненамного дешевле — это лишь обманчивое представление. 

Зарубежные работодатели из Европы и США говорят, что будут выбирать россиян только если те начнут жить и платить налоги вне России, желательно с гражданством другой страны.

Токсичность, возникшая вокруг России, Украины и Беларуси, отпугивает компании. Уже подписав в штат граждан других различных стран, работодатели не хотят появления напряженности между своими сотрудниками.

Еще важно помнить, что влияние оказывает и так непростая ситуация в Казахстане, сложившаяся с начала года. 

Сложный вопрос: из чего складывается стоимость IT-проектов?

Компании, в которых работает исключительно локальный штат сотрудников, не хотят появления дисбаланса в уровне оплаты труда. Представим, что у них есть шесть директоров, а седьмым они нанимают человека с зарубежного рынка. Учитывая запросы иностранных специалистов и расходы на аренду жилья и прочее необходимое для жизни, экспату придется платить однозначно больше, а остальным примерно одинаково. Внутри коллектива возникнет дискомфорт и появятся вопросы к генеральному директору или акционеру компании. 

С другой стороны есть часть клиентов, которая активно смотрит кадров из России, но только потому что им нужны хард-разработчики и программисты, умеющие работать руками. Проблема в том, что на рынке таких профессионалов немного и их заинтересованность в локальных казахстанских компаниях низкая.

О карагандинском кейсе и потенциале других городов

Выигрышная модель для казахстанских компаний это работа над развитием внутренних талантов — например, студентов, которых работодатели набирают на собственные программы совместно с университетами. Это помогает наладить внутреннюю синергию между будущими работниками и опытными IT-специалистами крупных компаний. 

Существуют также региональные тенденции. Например, хороший кейс внутри Казахстана — это Караганда, где многие зарубежные IT-компании открывают офисы и откуда люди не хотят уезжать. Большинство из них — местные жители родом оттуда.

Караганда располагает к себе отсутствием алматинской суеты и столичной политизированности.

У города есть свой вайб, в котором люди — в данном контексте специалисты IT-сферы — живут, пользуются качественной инфраструктурой, получают конкурентные с Алматой заработные платы и могут себе позволить достаточно много для комфортной жизни. 

Каждый город и акимат внутри Казахстана хотел бы себе такую же историю, чтобы локальные люди продолжали находиться в стране и развивать свои проекты. Например, сейчас в Семее запускается Abay IT Valley — открытые площадки и коворкинги, где могут собираться стартап-комьюнити. Следующими на очереди должны быть Атырау и Шымкент.

О пользе появления иностранных профессионалов для IT-индустрии Казахстана

Приток зарубежных специалистов был бы полезен для казахстанского рынка, но это произойдет только в том случае, если крупные компании начнут запускать тут свои центры.

Например, если Yandex или Тинькофф целенаправленно откроют свой хаб — судя по запрашиваемым вакансиям, вторые сейчас думают над этой возможностью. 

Если появится физическое присутствие крупной зарубежной компании в стране, это будет в плюс всем, потому что те деньги, которые они принесут с собой, в любом случае останутся внутри Казахстана потраченными на сервис, питание и  недвижимость. Но не отрицаю, что это может косвенно повлиять на повышение цен. 

Будет хорошо, если зарубежные специалисты смогут в дальнейшем поделиться опытом с локальными компаниями или квазигосударственным сектором. Конечно, все зависит от людей: если культура иностранного работника будет правильно нацелена на то, чтобы люди делились знаниями и вкладывали в развитие местных кадров, то это хорошо.

Работы хватит на всех. Я занимаюсь подбором персонала уже 13 лет и сформировал такую философию: вакансий всегда будет больше, чем соискателей.

Есть позиции в сфере data-science и роботизации для индустриальных промышленных компаний, которые я закрываю по полгода, потому что для них не хватает специалистов. 

Университеты и школы программирования заточены на то, чтобы сформировать прочную базу людей на начальном уровне, которые впоследствии станут экспертами. Это похоже на пирамиду, находящуюся на начальном уровне развития и для роста которой требуется время. 

Киборгини: как построить карьеру в backend-разработке

О вреде «утечки мозгов» из страны

Я считаю, что это хорошо по следующим причинам: 

  • Круто то, что наши ребята востребованы в глобальных компаниях американского, азиатского, японского и австралийского рынков. В противном случае я бы задавался вопросом, правильно ли мы все делаем в рамках образования, поддержки правительства и развития наших кадров, если ребята не конкурентоспособны? Если в других странах за них готовы платить, значит, бренд страны развивается. 

    Косвенно это может повлиять и на других людей — предположим, когда ко мне обращаются за консультацией и задают вопрос «Как мне найти работу за рубежом не в сфере IT?», то я советую найти компанию там, где уже есть сотрудники из Казахстана. Как минимум, их руководство уже имеет опыт оформления документов, релокации кадров, получения визы и разрешения на работу. Также в большинстве случаев наш специалист с более скромными денежными запросами будет старательно работать и быстрее расти внутри компании.
  • Наши кадры, получающие зарплату в крепкой валюте и приводящие эти деньги из-за рубежа, могут повлиять на саму экономику, заменив местный туризм. Лично для меня в рамках прагматичного подхода патриотизм это когда ты платишь налоги внутри своей страны и тратишь деньги локально. Значит, ты патриот, а все остальное уже вторично. 
  • Сейчас проблема не в том, что ребята не хотят работать внутри Казахстана, а в том, что помимо часто неконкурентных заработных плат у нас нет должного количества качественных проектов, где можно применять свой интеллектуальный труд и реализовываться как профессионал. Как бы мы ни твердили о том, как в стране развита IT-индустрия, огромную ее часть занимают госпроекты и государственные корпорации, от работы над которыми обычное население не видит никакого эффекта и пользы. Нормально, что люди с высоким уровнем компетенции в той или иной области, ищут интересные задачи с соизмеримой оплатой.
  • Если ребята будут работать на иностранные компании, но жить в Казахстане, то смогут делиться собственным опытом внутри местного IT-сообщества. В результате мы получим стартапы внутри Казахстана, концепция которых распространена на Западе и которых местные жители вообще не ожидают. 

О перспективах учебы на IT-специальностях

Большая часть банков и IT-компаний, которые правильно выстраивают процесс подбора и развития кадров, заинтересованы в том, чтобы привлекать к себе молодых студентов. Часть из них спонсирует университеты, другая вкладывается в создание брендовых лабораторий, в которых запускает свои программы с участием сотрудников компании. 

Есть тренд на системы коллабораций между работодателем и университетами или школами программирования, пользующимися популярностью в последнее время. Например, шестимесячная программа обучения в школе программирования предусматривает 4-5 месяцев учебы и пару месяцев стажировки в компании работодателя. Это помогает студентам понять базовые вещи: как работать в компании и продуктовой команде, как взаимодействовать с коллегами, какие существуют должности, каким образом выстроена иерархия, как проходит ежедневная рабочая рутина и многое другое. 

На стажировку в IT-компании при желании можно рассчитывать даже до университета. У меня есть прецеденты, когда кандидат не заканчивал университет и даже не обладал уровнем выпускника колледжа. Такие кадры начинают кодить сразу после окончания школы, а потом находят себе работу.

Но не рекомендую так делать, если вы не уверены в своем таланте, в противном случае считаю, что получить высшее образование никому не помешает. 

Начиная со второго курса, есть возможность набираться опыта и зарабатывать деньги, а, будучи выпускником последнего курса IT-специальности, вы уже обязаны работать хотя бы в рамках стажировок или в удаленном формате. 

Конечно, важную роль еще играет отношение вузов к работе в учебное время. Есть те, кто идут навстречу и помогают, позволяя подстраиваться под гибкие форматы учебы. Их задача — сделать выпускника максимально подготовленным к жизни. А есть университеты, которые хотят, чтобы человек в меньшей степени работал и получал практический опыт, а в большей изучал теорию, закончил университет и начал профессионально расти только после этого. Каждая из этих стратегий рабочая, но имеет свои положительные и отрицательные стороны. На самом деле, все зависит от того, какой вы по духу человек. 


Читайте также: 

Какие специальности чаще всего выбирают абитуриенты в Казахстане и сколько грантов будет в 2022 году

Как спастись Казахстану в условиях экономического кризиса и войны в Украине

Подборка волонтерских программ, стипендий и стажировок за рубежом. Технологии в Южной Корее и прикладная наука в Германии


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм