Автор-исполнитель Малика Колесова — о первом альбоме, любви к книгам и музыке

17 минут Гульнар Наурызбай
Автор-исполнитель Малика Колесова — о первом альбоме, любви к книгам и музыке

Малика Колесова известна в музыкальных кругах благодаря своему инди-поп проекту me and my invisible orchestra, который был создан 11 лет назад. Она родилась и выросла в Уральске, 10 лет жила в Санкт-Петербурге, а в 2018 году переехала в Алматы.

Вернувшись в Казахстан, Малика начала писать песни на казахском языке, выступать на местных концертах, а 14 мая этого года выпустила свой первый мини-альбом, который называется Ana tili. Он был записан вместе с саунд-продюсером Константином Коханом, который создавал музыку вместе с Marty Crown, Molto Loud, Darkhan Juzz, Orynkhan и sobakasoma. Ребята записали альбом во время локдауна в домашней студии в Алматы.

Главред Степи Гульнар Наурызбай встретилась с музыкантами и поговорила о том, как происходила запись альбома.

me and my invisible orchestra · Ana Tili (EP)

— Малика, почему у тебя есть оркестр, которого не видно, и почему ты не просто «Малика»?

Я пишу песни лет с 14-ти, но только переехав в Петербург, стала записывать их на диктофон и делиться ими с людьми. В то время все просто выкладывали песни во ВКонтакте. Я решила создать сообщество, чтобы делиться там своими записями, и его нужно было как-то назвать. А я очень не люблю, знаешь, шоу-офф. И я не предполагала, что проект станет серьезным или официальным. Поэтому такое название длинное: я и мой невидимый оркестр, потому что есть я и никого больше нет.

С тех пор прошло очень много времени. Когда я приехала в Алматы, нужно было выбрать, под каким именем публиковать релизы. Тогда я поняла, что меня вполне устраивает название me and my invisible orchestra. Оно отражает меня, настроение моей музыки, и, мне кажется, ничего круче я придумать не смогу.

Ana tili — мой первый альбом. Название — «родной язык» — не связано с песнями, оно появилось как некий итог. Я пишу на казахском языке, но я не его носитель. Это моя попытка, мое желание научиться передавать свои чувства и переживания на родном языке, найти свое место в нем и найти его в себе.

малика

— Как воспринимать Костю в проекте?

М:

Я пишу песни, мелодии, какие-то драфты акустические, зарисовки. Костя дорабатывает, занимается аранжировкой, продюсирует и делает так, чтобы это все классно звучало. Но были случаи, когда у Кости были очень красивые, замечательные, интересные мелодии и наработки, для которых я писала текст.

К:

me and my invisible orchestra я воспринимаю больше как проект Малики. Мне очень приятно быть его частью, я кайфую, потому что могу реализовывать в нём свои музыкальные идеи. У нас не многие любят писать трип-хоп или что-то некоммерческое, а с Маликой у нас произошёл как бы синтез вкусов. Нам классно вместе работать. У нас всегда потребность творчески самовыразиться, а когда вместе живут автор-исполнитель и звукорежиссер, почему бы не выпустить это в более оформленном виде и не показать миру?

— Как вы познакомились?

К:

Мы познакомились во ВКонтакте. В паблике Qazaq Indie выложили песни Малики, когда она была ещё в Питере. Я увидел, начал слушать и мне очень понравилось. Я больше шести лет занимаюсь производством музыки для независимых музыкантов, меня сложно удивить. Я оставил комментарии, а Малика ответила, что слышала мои работы, и они ей тоже понравились.

М:

Ещё в Питере я очень полюбила песню Aigül — Tún, которую Костя сделал. Я её в тогда заслушала. Через какое-то время приехала в Алматы и мы познакомились, а после — делали вместе мои первые релизы на казахском языке. В общем, как-то так получилось.

— Сколько длилась работа над альбомом?

К:

Мы работали с прошлого марта до середины этого апреля. То есть почти год. По сути, большая часть материала была готова где-то к декабрю или ноябрю. В какой-то момент я начал прокрастинировать, затягивать, потому что была куча других проектов. И я работал над альбомом между делом, не напрягаясь, а время бежало.

Но, мне кажется, всему своё время. И к апрелю мы всё доделали. Одну песенку записали в конце, когда был собран весь альбом: прослушали альбом целиком и поняли, что, грубо говоря, между вторым и третьим треком динамически слишком выразительный переход. Поэтому я предложил: «А напиши-ка короткую песню про луну». Малика сначала не хотела, но в итоге написала Aıym.

me and my invisible orchestra · Aıym

— А как выстраивался порядок песен в альбоме? Почему это важно?

М:

Если честно, сейчас, когда люди слушают кликами, мы уже не слушаем альбомы. Но для меня всегда была важна целостность истории. Даже если ты, в принципе, не понимаешь языка, то правильно выстроенную музыкальную историю ты поймёшь. 

Все песни в альбоме разные стилистически и их можно воспринимать как отдельные истории. Но если послушать целиком, альбом складывается в историю. Я бы даже сказала в 24 часа: начинается с ночной истории Qala kóz іlіp и заканчивается колыбельной Án, а то, что посередине может быть динамикой жизни лирического героя. Конечно, в начале так не задумывалось, но получилось именно так.

me and my invisible orchestra · Qala kóz іlіp

— А что касается обложки альбома?

М:

Обложки — это такая сложная тема. Хочется делать их и серьезно, но в то же время не перестараться. Любое излишнее старание вызывает отторжение, кажется, у всех людей. Да ты и сама, наверное, такое чувствуешь. Когда слишком много старания, в нем меньше искренности, чувства. И поэтому обложка может быть красивой, но не отзываться.

Нам очень повезло. У меня есть подруга Даша — Dunya Рapadu. Когда я была у неё в гостях, спросила, интересно ли ей принять участие в создании альбома, и она согласилась. С её стороны это была такая щедрость: подарить своё время мне и моим работам.

Малика колесова

Обложка альбома Ana tili

К:

Начнем с того, какая вообще была задумка. Мы устроили фотосессию с луной на черном фоне, Малика была в воротничке, а в руках — луна. Это отсылка к песне Aıym. Обложка получилась крутая, но не отражала настроения альбома.

М:

Поэтому мы с Дашей сделали еще несколько вариантов. Даша случайно, когда готовила стоп-моушн, сделала кадр на телефон с цветами и моим лицом. Нам очень понравилось, и вот мы спустя две недели дискуссий и переживаний остановились на этом варианте.

Мне кажется, главное, чтобы обложка резонировала с исполнителем и тем, что он чувствует. 

— А вообще твои песни появляются сразу на казахском или ты переводишь их?

Это не секрет, что я плохо говорю по-казахски, что я не носитель казахского языка и думаю на русском. Но у меня есть собственный казахский язык — казахский язык Малики. И я, как человек ответственный, всегда прошу помощи у людей, которые владеют казахским языком. Мне повезло с тем, что в работе над предыдущими песнями был Бека — Jeltoksan. В этом случае в большей части альбома мне помог мой хороший друг Куаныш. Он сказал, что мои тексты своеобразны, но это не перестает быть казахским языком.

Я сама пока не могу понять, как у меня рождаются песни. Иногда они рождаются на английском — с ним мне намного проще, да и легче в музыкальном плане. Это могут быть первые четыре строчки, а потом я понимаю, что нужно остановиться и дальше писать на казахском. А иногда песня сразу рождается на казахском. Так было с Menimen birge было и Janym-aý. Нельзя сказать, что эти песни написаны в Present Perfect Continuous — это всё еще Present Simple. Но тем не менее, они просты и доступны.

Песня, на самом деле, в ушах слушающего: что он услышал, так оно и есть. А если какие-то посылы автора совпадают с тем, что считает слушатель, то это вообще здорово.

Малика колесова

Вижуал для песни Janym-aý

— А музыка — это больше про дисциплину?

М:

Я не знаю, как у других. Наверное, у кого-то есть сильные муки творчества, а я накопитель. Могу год ничего не писать, а потом сесть и написать две песни за час, в полноценном виде, без зарисовок. У людей часто есть строчка, они «рожают» продолжение, а у меня раз — и рождается нечто цельное, что постепенно меняется по части мелодии или способа исполнения. Я пока не отношусь к написанию песен, как к упорному и ежедневному труду. Но если меня посадить и сказать, чтобы я написала песню, я это сделаю.

Например, с Menimen birge было довольно просто. Я села и сразу написала песню на казахском. Под укулеле. Берешь аккорд, у тебя рождается мелодия, берешь второй — она продолжается. То же самое было с «Yндеме» для The Buhars. В тот вечер я просто купила каподастр — он поднимает тон, и аккорды звучат немножко иначе. Я установила каподастр, взяла аккорд, привычный себе, и подумала «неплохо». Из этого и получилась песня «Yндеме».

— Малика, ты занимаешься издательской деятельностью. А если у тебя спросить «ты музыкант или издатель?», что ты ответишь?

Я музыкант-издатель. Видишь, у меня две большие сильные любви в жизни: книги и музыка. С детства я любила книги и хотела быть певицей, так и случилось. Может, не так, как мечталось, но тем не менее это произошло. И эти две сильные любви не мешают друг другу.

Очень много лет я занимаюсь профессионально книгоизданием. Я работала с третьего курса в независимом книжном издательстве. Сначала была менеджером, потом выпускающим редактором. Работала с авторами — начиная от написания книги, заканчивая получением тиража, когда взаимодействуешь со всеми участниками издательского процесса, будь то редакторы, корректоры, иллюстраторы, верстальщики, типография, чтобы всё прошло хорошо.

Последние два года в Алматы я тоже работала в издательском деле, но уже в научно-популярном журнале, там я была и дизайнером-редактором. Свою профессиональную жизнь связываю с книгами, они мне очень интересны. Особенно интересно делать детские и юношеские книги.

Малика колесова

Были времена в моей жизни, когда я говорила: «Ну всё, ну хватит уже. Побаловалась и всё». Но в целом потребность как-то передавать эмоции никуда не исчезает. Это всё же своеобразная терапия — пересказывать свои ощущения в творческом монологе. Я не очень открытый человек в выражении своих эмоций и настроений, а вот через песни это хорошо получается.

Это моя большая проблема, как мне кажется. Если бы я была только музыкантом, я бы, наверное, не мыслила себя нигде, кроме музыки, но из-за того, что я умею делать еще какие-то вещи, и некоторые из них относительно профессионально, я немножечко разветвляюсь в сознании.

К:

У Малики, по-моему, более четкое разделение есть между областями для профессиональной и творческой реализации. Не хобби. «Хобби» как будто умаляет значение творчества. Это душевная потребность.

— А у вас какая-то любимая песня из альбома?

К:

У меня Jol. Изначально это та песня, в которой мелодия Малики была раньше написана, а музыка уже под нее писалась. В этой песне есть все элементы, которые я люблю: минималистичные барабаны 808, живой контрабас.

me and my invisible orchestra · Jol

М:

У меня Jaqsy kóremin. С ней наоборот: сначала музыку написал Костя, и она так мне понравилась, что я её забрала себе. Она писалась для другого исполнителя, но как-то не сложилось, а я услышала мелодию и поняла, что хочу её. Песня передает зачастую какие-то мои собственные переживания, и текст к ней написался легко. В целом она для меня максимально искренняя. Я ее очень люблю. Там прикольный бит в конце, такого в моей карьере музыкальной еще не было.

К:

Это первая работа, где у меня, как аранжировщика, три очень разные части: первая максимально атмосферная, во второй я попытался воссоздать атмосферу в 60-70-х, а в конце это все выливается в какую-то такую хип-хопщину совсем другую. Как эксперимент, я тоже очень люблю эту песню.

me and my invisible orchestra · Jaqsy kóremin

— Костя, мне интересно, выбираешь ли ты, как звукорежиссёр, проекты?

Я стараюсь полюбить всё, что ко мне приходит, но судьба ко мне благосклонна. Ко мне редко приходят за попсой, чаще всего приходят люди, с которыми мне интересно работать. Получается всегда что-то эдакое, особенно в последнее время. Например, Самрат — sobakasoma, QarashyQ и Zika.

— Не кажется ли тебе, что работа в целом звукорежиссеров недооценивается и не обидно ли это?

Я, видимо, осознанно к этому пришел и понимал, что так будет. Поэтому ложных ожиданий не закладывал. Кто интересуется, кто ценит, те и так узнают имя звукорежиссёра. А большинство просто слушают музыку. Если кому-то нравится песня — для меня это признание.

rjycnfynby rj[fy

— Малика, все ли твои песни про тебя?

Автобиографичность, конечно, есть, практически во всех моих песнях. Но я не всегда отождествляю себя с песней: иногда текст забегает вперед, немножко отделяется.

— А ты мечтаешь о славе?

В целом, какая-нибудь музыкальная известность была бы приятна. Но я не думаю, что классно быть известным в бытовом смысле. Мне кажется, мне это не грозит. Но тем не менее — да. Хотелось бы, чтобы было какое-то признание и в кругу людей, которые занимаются музыкой. Чтобы музыка звучала где-то, не просто пропадала. Это самое классное. Иногда пишут совершенно незнакомые люди о том, что им запала песня Jaiyq. Несколько раз писали из России. Они слушали Ái bópem и вспоминали о родине, чувствовали степной ветер. Люди пишут не просто «О, классно, спасибо», а они оформляют свой отзыв в длинные сообщения. Также писал режиссер Тимур Бекеев, очень интересный молодой человек. Мы недавно с ним познакомились и он сказал: «Ваши песни как сладкий чай». Это было забавно и приятно.

— Говоря про фидбек, у тебя есть паблик ВКонтакте и страница в Инстаграм. Какая площадка основная для действий?

На площадке Вконтакте тяжело сейчас жить лично мне. Когда у меня была работа и взаимодействие с заказчиками, я чаще там сидела и вообще делилась чем-то. За последние лет пять стала меньше сидеть в ВК и хуже ориентироваться. Сейчас Инстаграм кажется основной площадкой, где ты делишься новостями, а дальше — все платформы, где можно слушать музыку. То есть медиатор — это Инстаграм, а от Вконтакте на самом деле не часто получишь тот самый фидбек. Иногда туда заходят люди, которым хочется найти текст песни, еще в сообществе много тех, кого я совершенно не знаю. Они годами следят за моим творчеством.

малика колесова

— Но твой аккаунт в Инстаграм довольно сдержанный. Это так, потому что ты интроверт, или потому что понимаешь разницу между личной жизнью и между тобой, как исполнителем?

Наоборот, была идея создать отдельный аккаунт в Инстаграм для музыкального проекта, но я понимаю, что сейчас не могу отделить себя от проекта и проект от себя. Мой инстаграм — это симбиоз музыки и меня, но я понимаю, что, может, с коммерческой точки зрения это не совсем верно. Пока так.

— А какое из своих выступлений ты запомнила?

Мне, конечно, запомнилось мое первое выступление в Алматы — это был Post Dramalyq Festival. Это были первые полгода в Алматы, и Руслан (основатель Qazaq indie — прим.ред.) предложил мне выступить. Я согласилась, и мы попросили Remedios Immortales подыграть мне. Это было своеобразно, потому что в большей степени Blake (музыкант из Remedios Immortales — прим.ред.) вложил в выступление свои мелодии. 

Я не экстравертный человек, и не слишком люблю себя показывать, но когда выхожу на сцену, у меня нет боязни, и я понимаю, что так надо. Это было с детства: меня всегда отправляли куда-то выступать, я не устраивала истерик, как некоторые дети, а чувствовала ответственность: ты вышел, ты здесь, ты должен это сделать. Костя говорит, что я вообще другим человеком становлюсь.

К:

В жизни она более сдержана, аккуратна, а на сцене экспрессивна: она раскрывается и начинает светить.

Малика колесова

Вижуал для песни Jol

М: 

Ещё я запомнила выступление, когда пела, сидя на барном столе на фестивале Balama. Это было на Барибаева. Выступали озеновские артисты, Molto Loud, Darkhan Juzz и другие. Мы подготовились и всё шло хорошо до того момента, как в девять часов, после всех «громких музыкантов», пришли работники полиции и сказали закругляться, вырубиив свет. 

К:

Мы полчаса просто бродили, но потом решили выступить в здании, потому что была группа людей, которая ждала выступление. Там был совсем другой звук и диджейское оборудование. Вместо сцены мы использовали барную стойку: посадили Малику, поставили рядом Блейка и спели три-четыре песни.

М:

Потом пришли ребята из Ирины Кайратовны и сказали, что настала очередь Darkhan Juzz. Пришлось закончить свое выступление. Но это тоже запоминающийся концерт.

малика колесова

— Был какой-нибудь момент, когда пошел разговор о сотрудничестве с тем же Ozen или другим лейблом?

Я не думаю, что Ozen изначально были во мне как-то заинтересованы, хотя пару раз выкладывали мои релизы у себя в телеграм-канале, за что им большое спасибо. Но я все-таки, наверное, не в их формате, это раз. А во-вторых, мне пока не хочется работать с каким-либо лейблом, нет такой потребности.

Qazaq indie, в свою очередь, еще не является лейблом, это сообщество людей — Руслан и его друзья — которое пытается что-то сделать хорошее. Это площадка, где ты можешь делиться своими работами.

Поэтомы мы всё делаем своими силами через агрегаторы и дистрибьюторов. Вчера, например, я доказывала YouTube, что me and my invisible orchestra — это я. Они жалуются на меня же за то, что я использую свою музыку. Поэтому пришлось очень долго переписываться и подтверждать авторство.

malice kolesova

Вижуал для песни Qala kóz іlіp

— Как, по-твоему, изменилось твое творчество, с тех пор, как ты приехала в Казахстан.

Если не считать того, что я стала писать на казахском языке, оно стало серьезнее. Мой настрой стал серьезнее. Потому что в России музыка была для меня больше как хобби. У меня было очень много переживаний, нужно ли мне это и я забрасывала музыку, целенаправленно хотела прекращать ей заниматься. Здесь всё изменилось еще оттого, что есть люди, которые говорят, что я должна это делать, что у меня здорово получается. И здесь творчество стало более экспериментальным, перестало быть лофайно, как это было в России, без какого-то особого продакшена.

Здесь всё стало серьезно. Чуть-чуть более по-взрослому, старательно и ответственно.

— Опиши этот альбом в трех словах.

К:

Внутренняя красота и свобода.

М:

Мне кажется, этот альбом алматинский, очень чистый и искренний. Там очень много всего раскрывается, чего, на самом деле, я бы так в жизни не рассказала.

Ещё я бы сказала, что альбом простой. Вот это слово очень хорошее, я забыла про него.

Статьи STEPPE

Как Elevate Your Sound Empowered by Visa развивает электронную сцену Казахстана
Партнерский

Как Elevate Your Sound Empowered by Visa развивает электронную сцену Казахстана

Как проводятся самые высокогорные вечеринки в Казахстане.

6 минут
6 минут
Все песни только о любви: как Яндекс Музыка объединяет сердца
Партнерский

Все песни только о любви: как Яндекс Музыка объединяет сердца

В честь праздника «Қозы-Көрпеш и Баян-Сұлу» мы решили узнать больше о музыкальных ассоциациях, которые связывают влюбленных — в рамках видеорубрики TerrenTalks.

1 минута
1 минута
Какие брэйкеры могут представить Казахстан на Олимпийских играх

Какие брэйкеры могут представить Казахстан на Олимпийских играх

5 танцоров брейк-данс, о которых вы должны знать

5 минут
5 минут
В Казахстане запустили первый подкаст об айтысе на казахском языке
Партнерский

В Казахстане запустили первый подкаст об айтысе на казахском языке

В подкасте приняли участие акыны, современные музыканты и эксперты. Это первый казахоязычный подкаст, посвященный айтысу — культурному достоянию страны.

2 минуты
2 минуты