«Все еще Элис»

Жибек Жолдасова — к.м.н., руководитель центра лечения неврозов и болезни Альцгеймера

 

 

В фильме довольно гладко представлено течение заболевания, когда нет особых эмоциональных нарушений, галлюцинаций, нарушений сна, эффекта тревоги и страха. По фильму получается, что человек просто забывает — эта забывчивость приводит к тому, что Элис постепенно теряет навыки самоконтроля, перестает ориентироваться в помещении, с трудом общается с другими, и больше ничего.

В действительности болезнь Альцгеймера протекает намного страшнее и грубее, потому что вся семья страдает от этого. А в фильме этих страданий не показали — все члены семьи сами по себе: муж работает, дети разъехались, и никто не озабочен болезнью Элис. И только в конце фильма показано, что младшая дочь Элис предлагает остаться с матерью, чтобы за ней приглядывать. Но какие дальше ее ожидают проблемы, какие чувства будет испытывать дочь, ухаживая за мамой с болезнью Альцгеймера — ничего этого не показано. Это не столько грубые ошибки, сколько недочеты — художественные фильмы снимаются, и хорошие, но в них не показывают круг влияния на всю семью и степень страдания всей семьи, не только пациента.

В «Элис» показана ранняя стадия болезни Альцгеймера — героине по фильму исполняется 50 лет, в то время как обыкновенно начало заболевания наступает после 65 лет. Все формы до 65 лет считаются ранним началом.

В фильме не ясно, в течение какого времени ухудшается состояние Элис и прогрессирует ее заболевание. Ориентировочно течение времени можно проследить по одной из дочерей Элис, которая беременеет и рожает близнецов. А в остальном чувства времени нет, а ведь болезнь развивается в течение нескольких лет. С того момента, как у Элис появились проблемы с подбором слов и когда она стала плохо читать лекции, — с этого времени до проблем с ориентировкой в помещении должно пройти даже при быстром прогрессировании не меньше года. Дальше должно пройти еще несколько лет: легкая степень болезни Альцгеймера длится примерно пять-шесть лет, средняя степень — два-три года, тяжелая степень — год-два. 

И вообще, я многие фильмы с психологическим и медицинским содержанием смотрю как врач, к сожалению. И полностью отстраниться во время просмотра тяжело, потому что автоматически фиксируются недочеты.

Это, кстати, характерно для многих фильмов про болезнь Альцгеймера — например, в фильме «Айрис» хотя и мелькают в уголке экрана годы, но, честно говоря, когда ты захвачен сюжетом, не вчитываешься, какое время указано в углу, если только не ожидаешь его. Или в фильме «Отец» тоже нет чувства времени, мы не понимаем, в течение какого срока происходит ухудшение состояния главного героя. Смотришь фильм полтора часа, и складывается ощущение, что болезнь развивается очень быстро, буквально за несколько месяцев. А семья-то находится многие годы в этом состоянии.

В картине важно само объяснение болезни Альцгеймера, актуализация темы этого заболевания — что никто не застрахован, что болезнь нужно выявлять как можно раньше, чтобы сохранить более продуктивные годы своей жизни, что нужно поднимать социальные вопросы, касаемые пожилых людей. Все это делается с помощью фильмов. Поэтому нужно снимать и показывать их как можно чаще, но с акцентом на то, что ситуация гораздо более травматичная и драматичная, чем было раньше в художественных фильмах. Огрехи в изображении действительности фильмам прощать можно, потому что они в целом людей вводят в курс дела, что есть такое заболевание, но каждый последующий фильм, я считаю, должен становиться все более драматичным, потому что ситуация страшная. 

«Я — Сэм»

Дамиля Салимбаева — к.м.н., врач-генетик АО «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии»

 

 

Сразу хочу отметить гениальную игру Шона Пенна — я даже была приятно удивлена, не зря за эту роль он был номинирован на «Оскар». Это фильм не про синдром Дауна, так как описание заболевания в фильме не соответствует, и мужчины с синдромом Дауна не могут иметь детей. Но «Я — Сэм» и не про аутизм. Скорее всего, у героя Шона Пенна задержка умственного развития или сниженные интеллектуальные способности. Как сейчас говорят: ограниченные интеллектуальные возможности.

По ходу фильма диагноз героя не упоминался, поэтому грубых ошибок в представлении заболевания, я думаю, нет. Меня по-особенному тронуло, что фильме снимался актер с реальным синдромом Дауна — это друг главного героя. Но и профессиональные актеры, которые играли друзей Сэма, максимально правдиво отразили разные проявления состояний, связанных с ограничениями интеллектуального развития.

Шон Пенн правдиво показал, как такие люди бывают по-особенному добрыми, наивными и доверчивыми. Даже история с адвокатом (героиней Мишель Пфайффер), когда он приходит и ждет номер телефона адвоката, показывает, насколько такие люди чисты и наивны.

Что важно, этот фильм еще поднимает проблемы совместной жизни с такими людьми — например, отношение дочери к своему отцу. «Я — Сэм» говорит о принятии особенностей своих близких, влиянии отношения окружающих и многом другом. Все это гениально отражено в картине. Конечно же, есть определенные художественные моменты, которые использовали сценаристы и режиссер, но они не влияют на общее восприятие картины. Буду рекомендовать этот фильм всем!

«Прерванная жизнь»

Анастасия Стеблянко — практикующий психолог

 

 

Я проходила практику в психиатрической клинике, читала в учебниках, как должно выглядеть то или иное расстройство. Но дело в том, что я не врач-психиатр, и в своей ежедневной практике не встречаюсь с психическими заболеваниями. Скорее, работаю с психическими расстройствами личности на первой диагностической встрече, и если таковые вижу, сразу отправляю клиента к врачу-психиатру. Он проводит исследование, и если речь идет о расстройстве, назначает медикаментозное лечение.

Я очень удивилась, когда пациентки психиатрической клиники ночью довольно свободно гуляли по ней, потому что в психиатрических отделениях это невозможно. И то, что показано в фильме, на самом деле, нарушение правил безопасности. Еще я увидела, как люди с серьезными расстройствами, которые угрожают не только им, но и окружающим — свободно взаимодействуют и общаются с другими пациентами. И это все далеко от реальности.

Мне понравилось, как показана динамика выздоровления главной героини и то, как она начинает понимать свое нездоровье. Я восхитилась, когда она приняла на себя ответственность за свое психическое здоровье и стала регулярно посещать сеансы со своим психотерапевтом.

Второй момент, который меня восхитил: я понимаю психическое нездоровье как чаще всего отстранение от своих чувств в связи с тем, что чувствование боли оказывается слишком непростым, и люди блокируют боль, запрещают себе ее ощущать. И мне понравилось, как главная героиня возвращалась к переживанию своих чувств, пусть даже и непростых — горю утраты одной из своих подруг или переживала нарушение личных границ в конце фильма. И на самом деле не только психические расстройства так исцеляются: например, мои клиенты, которые приходят с тяжелыми переживаниями, у них заблокированы чувства. Цель психологической терапии — вывести людей на разрешение себе проживать все чувства, даже непростые, и проживание их является исцеляющим моментом и целью психотерапии в целом.

Думаю, что в художественном произведении допустимы огрехи в изображении действительности и прощать тут, честно говоря, нечего. Я понимаю, что художественный замысел произведения — это преувеличить что-то, чтобы показать видение автора. Если вспомнить картины Сальвадора Дали или те же самые картины new age — так видит автор, и можно ли им прощать, что они так видят — думаю, да, и можно попробовать взглянуть на реальность иным образом. Точно также и в фильме «Прерванная жизнь» — так видит автор, который, судя по всему, встречался с нездоровыми гранями личностями — кажется, что он балансировал между здоровьем и нездоровьем.

«Мой ангел-хранитель»

Диляра Кайдарова — д.м.н., профессор, академик НАН РК, председатель правления АО  «КазНИИОиР»

 

 

Фильм меня впечатлил тем, насколько сильно в нем показаны именно психологические проблемы. К просмотру я подошла как зритель, который решил посмотреть художественный фильм. И при этом детали заболевания не бросаются в глаза, но в то же время все учтено. Сама цель фильма — показать психологические проблемы семьи и объяснить, что рак — страшное заболевание, как влияет оно на всю семью, и, конечно то, насколько родители готовы сделать все для того, чтобы ребенок вылечился и жил долго-долго.

Мне понравилось, что в фильме подняли проблему возможности дать человеку уйти спокойно, не мучить его. Девочка была замучена этой болезнью, но мама эгоистично относилась к ней, то есть, в первую очередь, дочь была нужна именно ей, и не были учтены желания девочки.

Поэтому, когда ты смотришь фильм, то не обращаешь внимания на медицинскую сторону и на огрехи в изображении болезни. Как врач, могу сказать, что мы зачастую занимаемся лечением болезни, не изучая внутренний мир пациентов, это нам и не нужно, наверное.

Но этот фильм учит нас тому, что нужно относиться к болезни комплексно — есть не только лекарства и процедуры, но и психологические семейные проблемы. Для меня было интересно вникнуть вглубь семьи, увидеть, что происходит с каждым человеком. И медицинская профессиональная тема не мешала смотреть фильм и обратить на это внимание. Благодаря этому фильму мы можем понять, что чувствует человек, который имеет право спокойно уйти из этого мира.

«Человек дождя»

Дамиля Салимбаева — к.м.н., врач-генетик АО «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии»

 

 

Это гениальный фильм с не менее гениальной игрой Дастина Хоффмана и Тома Круза. «Человек дождя» — фильм о человеке с аутизмом и отношениях между братьями. В фильме очень хорошо показана жизнь людей с данным диагнозом: особенности поведения, стереотипные жесты, ритуалы и так далее. Не забыли и об особенностях интеллекта таких людей. Это как иметь уникальные способности, которые ты не осознаешь и не понимаешь, что ими обладаешь.

Грубых ошибок в представлении заболевания я не увидела: конечно, это художественное представление, которое должно быть в фильмах. Но, в целом, все правильно представлено. Этот фильм и игра актеров позволяют взглянуть на проблемы людей с особенностями, понять, что изменить их жизнь с медицинской точки зрения бывает порой невозможно, но в то же время общение с такими людьми меняет нас самих в лучшую сторону. Это же и случилось с героем Тома Круза.

Художественный жанр кинофильма, конечно же, требует соблюдения определенных условий в представлении сюжета, но в фильме все максимально приближено к реальной жизни человека с диагнозом аутизм. Я думаю, что фильм «Человек дождя» должен посмотреть каждый человек для представления об аутизме, особенностях этого заболевания и понимания того, что не нужно не изолировать этих пациентов, а по возможности максимально социализировать и интегрировать их в наше общество.

Читай нас в  Инстаграм и Телеграм