Социальную работу на обывательском уровне принято сравнивать с волонтёрством. В связи с этим сложилось немало мифов о том, что социальные работники помогают исключительно пожилым людям или работают с бездомными животными. На самом деле, это не так.

Профессиональная деятельность социального работника охватывает разные сферы деятельности. Помощь престарелым гражданам — лишь малая часть работы, остальная же находится вне поля зрения обычного человека.

Волонтёрство и социальная работа во многом схожи, но на деле же это два очень разных способа проявления гуманности через помощь. Оба берут начало из благотворительности, но вот внутренние мотивы и глубина их отличаются.

Если волонтёром может стать каждый, приняв участие в благотворительной акции по сбору средств или коллективном субботнике, то статус социального работника требует профессионального обучения и подготовки.

Как правило, волонтёрство редко реализуется на долгосрочной перспективе. То есть фонд, движение или другая организация, которая привлекает желающих, берёт на себя ответственность подпитывать внутреннюю мотивацию волонтёра, поощряя его порывы. Выходит, что организация предлагает волонтёрам только одну вещь — идею. От того, как идея будет подана, зависит и длительность пребывания людей в сообществах.

Принято считать, что волонтёр — бесплатная рабочая сила. Однако это не так, потому что на волонтёрстве нельзя сэкономить. Комьюнити волонтёров выстраивается вокруг доброго дела. В этом и есть второе отличие волонтёра от социального работника. Социальный работник получает деньги за сделанное им добро, и делает он это в рамках долгосрочной перспективы.

Врачи и психологи помогают людям, в каком-то смысле делая добро, но при этом получают за это плату. Также и социальный работник, у которого гуманитарная обслуживание и оказание помощи является профессиональной обязанностью.

Что с соцработой в Казахстане?

При выборе профессии по окончании школы лишь малая доля абитуриентов поступает на специальность «Социальная работа» целенаправленно. Мотивация у львиной доли поступивших — государственный грант и возможность обучаться в вузе бесплатно.

Студенты не имеют представления о том, где они будут работать в будущем. Система обучения не позволяет в полной мере понять, что именно представляет собой работа, поэтому у не посвящённых может сложиться впечатление, что это безрадостное и бесперспективное занятие. Конечно, всё не так.

В отчётном документе, разработанном центром развития трудовых ресурсов говорится, что больше всего вакансий предлагается именно в сфере социальной работы, а вот резюме специалистов на такую должность в три раза меньше.

Если говорить цифрами, то за второй квартал 2020 года по специальности «Социальная работа» было предложено 1295 свободных рабочих мест и лишь 362 резюме. Взглянув на цифры в разрезе регионов, можно увидеть, что дефицит социальных работников испытывают Карагандинская область (299 вакансии), Туркестанская область (56 вакансии), и город Алматы (613 вакансии).

Что сдавать для того, чтобы стать соцработником?

Для этого нужно получить соответствующее образование. На 2020-2021 учебный год 20 казахстанских вузов предоставляют такую возможность. Больше всего соответствующих учебных заведений можно найти в Караганде и Алматы. Регионы по этой причине впоследствии испытывают нехватку профессиональных кадров.

Для тех, кто заканчивает школу и видит себя в этой специальности, в качестве предметов по выбору на ЕНТ нужно будет сдавать биологию и географию. Абитуриент имеет возможность получить государственный грант и учиться на бюджетной основе, либо же на платной основе.

Здесь молодой специалист сперва получает диплом, а только потом учится социальной работе. Но уже с большим отрывом от тех, кто не получит высшее образование. Ведь социальным работником можно стать, получив также средне-специальное образование или же пройдя курсы переквалификации. Радует тот факт, что таких курсов в Казахстане достаточно: приемлемые цены, есть возможность обучиться дистанционно и получить сертификат.

 Государство и соцработа

Длительное время при независимом Казахстане социальную работу развивали НПО и люди, которым проблемы других была небезразлична: они выстраивали систему оказания комплексной помощи, создавали своё комьюнити. Однако в последние несколько лет социальная работа и государство начали сотрудничать теснее и развиваться в новом для страны русле.

Помимо вузов и курсов переквалификации, в октябре 2018 года был представлен проект «Ресурсный центр по социальной работе», цель которого заключалась в усовершенствовании системы социальной работы. И хотя деятельность этой организации не освещается широко, но работа всё же идёт. Ресурсный центр выпускает учебные пособия, проводит тренинги для повышения компетенции социальных работников.

Государство всё теснее сотрудничает с НПО, привлекает их руководителей и сотрудников для создания учебно-методических и экспертно-аналитических материалов для повышения навыков социальных работников, разрабатывает новые программы.

Такими темпами в обозримом будущем главным соцработником страны, по совместительству министром соцзащиты и труда, будет человек с высшим образованием, опытом работы в различных НПО и госсекторе, знающий и понимающий потребности и проблемы населения, работающий над предотвращением возникновения проблем.

Нам удалось пообщаться со специалистами, которые недавно окончили университет по специальности «Социальная работа», и с теми, кто пришёл из других сфер.  

Наталья Николенко, 45 лет, основная специализация медицина, 8 лет соцработник детского учреждения «Ковчег», город Талгар

— Как вы выбрали такой путь?

Если честно, такой путь я сама не выбирала — пришла в детский дом случайно, потому что искала вакансию медработницы. Сначала долго думала, сомневалась: ответственности с детьми всё-таки больше. Но потом пришла и втянулась в работу.

Через какое-то время мне предложили подработку. Помимо того, что у нас есть профессиональные обязательства, мы часто занимаемся социальной работой. Без этого у нас не получается.

— Что это вам даёт? 

Удовлетворение от работы. Не всегда, конечно, получается, но желание помочь тем, кто не защищён, сильнее.  Самое важное — найти общий язык и поддержать тех, кто находится на грани. Если хотя бы одна судьба будет спасена, то, значит, всё не зря.

— С чем вам приходится сталкиваться каждый день?

С родителями, которые ведут аморальный образ жизни. С неухоженными и заброшенными детьми, которые предоставлены сами себе. Со сбором документов и получением справок тоже часто возникают сложности. Хотелось бы, чтобы такие процессы проходили более гладко и быстро.

— Как вы боретесь с негативом?

В определённые моменты просто надо отдохнуть, отключиться от всего. Выезжаю на природу, хожу в горы или лес. Когда дети замечают, что мои силы на исходе, сами предлагают выехать за город. Это называется «поездка к ёлкам». Походишь, посидишь, приходит облегчение. Ещё важно не держать всё в себе, стараться выговариваться, но с этим у нас в коллективе проблем нет.

— Как вы переключаетесь на обычную жизнь?

За годы работы научилась делать это очень быстро. Важно разделять основную работу от той, где приходится пропускать чужую боль и проблемы через себя.

Айдана Амирали, 23 года, соцработник в SOS детской деревне

— Как ты выбрала такой путь?

Это вышло случайно. В школе я готовилась сдавать географию и поступать на «экономику» или «менеджмент». После сдачи ЕНТ, когда нужно было выбрать специальность, мне посоветовали указать «Социальную работу».

Я тогда не имела представления об этой профессии, о факультете, о том, кем стану. Просто красиво звучало. Хоть я и обладательница знака «Алтын белгі», но поступила абсолютно случайно. И после того как поступила, сильно расстроилась. Однако сейчас я уже ни о чём не жалею. Вижу для себя перспективы развития, хоть так было и не всегда.

— Что это сейчас тебе даёт?

На данный момент социальная работа даёт мне только знания. Потому что во время учёбы в университете, как мне кажется, я понимала специальность только на 40-50%. Сейчас я непосредственно нахожусь в этой сфере, могу прочувствовать и увидеть всё то, чему нас учили в университете.

Я из Туркестана, была очень «домашним» ребёнком, из дома выходила только в школу, в редких случаях — на базар с мамой. Взаимодействия с социумом у меня было минимальным. Я считала, что только в нашей семье бывают ссоры. Сейчас же увидела, с какими проблемами приходится сталкиваться другим людям и посмотрела на свою жизнь уже под другим углом.

— С чем тебе приходится сталкиваться каждый день?

Во время работы каждый день я сталкиваюсь с различными конфликтами внутри семьи. Встречаются очень замкнутые люди. С ними приходится налаживать контакт с нуля, вызывать доверие. Случаются такие моменты, к которым я могу быть не готова. В таких случаях сложно принимать решения самостоятельно, так как являюсь новичком в этой сфере, и ещё многого не знаю. Сначала мысленно пытаюсь решить проблему, после обращаюсь за советом к своим коллегам, благодаря чему получаю опыт. Говоря кратко, учусь новому каждый новый день.

— Как ты борешься с негативом?

Я не принимаю происходящее слишком близко к сердцу. В большинстве случаев меня вдохновляет мой координатор. К примеру, бывало, что я усложняла лёгкую задачу, принимала неправильные решения, забывала что-то. За это, конечно же, я получала выговор от руководства.

В моменты, когда появляется страх увольнения и стыд за неправильно выполненную работу, мой координатор сильно содействует мне, мотивирует. «Ты ещё новичок, это нормально, скоро всему научишься», — говорит она мне. В такие моменты я обретаю веру в свои силы. Что касается семей, с которыми я работаю, то от них нет никакого негатива по отношению ко мне.

 

Читайте также:
 

Как волонтеры помогают обществу на карантине

Безвозмездное добро: Истории наших волонтёров, оказавшихся за рубежом

Искусство помогать: В чем преимущество молодых волонтеров?