«Не переживайте, казахи добрые, но очень ленивые. И они непунктуальные. И они — удивительный народ, не знают, что такое страх». Это первые слова, которые мы слышим в беседе между французом Жюлем и афроамериканцем Стивеном в «Пять причин не влюбиться в казаха». Жюль нервничает из-за встречи с родителями своей невесты, Динары, и Стивен пытается его успокоить.

Через несколько минут мы понимаем главный конфликт сюжета — родители Динары выступают против её брака с иностранцем Жюлем, а она хочет сделать всё возможное, чтобы он состоялся. Для этого ей надо убедить родителей, что Жюль — лучший кандидат в мужья, лучше чем любой из казахских мужчин.

Я хотела бы проанализировать действия Динары с точки зрения постколониальной теории. Постколониальная теория занимается изучением наследия колониализма, а также исследованием современных структур колониальности. Постколониальные исследования часто направлены на изучение культуры и культурного производства как стран-колонизаторов, так и колонизированных или «культурно подчинённых» стран. 

В фильмe «Пять причин не влюбиться в казаха», я хочу показать, как отношения между казашкой Динарой и французем Жюлем следуют колониальной логике, несмотря на то, что Казахстан никогда не был колонизирован Францией.

В первой сцене фильма, когда Жюль и Стивен говорят о казахах, становится ясно, что они мыслят себя представителями глобальной универсальной культуры. Интересно услышать, как француз и афроамериканец обсуждают казахов, будто они оба находятся на одной стороне «постколониального разрыва», а казахи — на другой. Затем Жюль рассказывает Динаре, как он взволнован перед встречей с её родителями. Он даже выучил несколько фраз на казахском языке, чтобы произвести на них впечатление. Так зритель консолидирует своё восприятие Жюля как белого человека, готового «спуститься» к казахам с высоты своей культуры.

Жюль и Динара в гостях у её родителей.

После того как Динара узнаёт, что родители против её брака с Жюлем, она уходит и встречается со своими подругами в караоке. Они пытаются утешить ее и предлагают найти «нормального казаха». Динара отвергает такую возможность:

«Вот вы вышли замуж за казахов. И что, хотите сказать, что у вас равные права? ... Вот ваши мужья-казахи, вам же говорят: «Эй, иди, чай налей», «Эй, иди носки мне постирай» … все они одинаковые! Почему вы должны слушать приказы своих мужей? В Европе мужчины своих жён на руках носят!».

Подруги Динары несогласны с её мнением, что казахи — плохой материал для замужества.

Здесь мы можем представить Динару как колонизированного субъекта, находящегося на первом этапе культурного пробуждения.

В книге «Проклятьем заклеймённый» Франц Фанон (1925-1961), франкоязычный вест-индский писатель, ставший впоследствии одним из лидеров антиколониального движения и считающийся сегодня одним из основателей постколониальной теории, описывает три этапа культурной траектории колонизированного интеллектуала: мимикрия и соответствие, фаза Негритюд и борьба за освобождение.

Случай с Динарой напоминает первую фазу — желание быть похожим на людей западной культуры. Она училась во Франции несколько лет и теперь считает казахские традиции, такие как запрет на межкультурный брак, отсталыми. Она также начинает явно выражать своё презрение к казахским мужчинам, рассматривая их как «мамбетов», жизнь с которыми, по её мнению, равняется постоянному угнетению. Её семья и её друзья утверждают, что Европа изменила Динару, и она забыла свою собственную культуру и идентичность.

Причины, по которым она не хочет быть с казахским мужчиной и жить в казахском обществе, напоминают процесс «лактификации сознания», который Фанон определяет как «становление белой».

Рассматривая кейс Динары, мы можем заметить связь между её намерением выйти замуж за eвропейца и желанием «побелеть». Её конечная цель — не просто  выйти замуж за Жюля, но и освободиться от роли казахской «келин». Жюль является средством для достижения её конечной цели — жизни в Европе, подальше от «отсталого» казахского общества, которое не может соответствовать уровню западного культурного и экономического развития..

В заключение анализа фильма можно ещё задать вопрос по Фрейду: «Так чего же хотят казахские женщины?». В фильме есть две радикально отличные женские точки зрения: что казахская женщина любит соответствовать социальным нормам и выполнять предназначенную ей роль, и что казахская женщина хочет быть освобождённой от угнетения и жить в современном обществе как на Западе, даже если ради этого ей нужно выйти замуж за иностранца. Давайте сосредоточимся на последнем, потому что это то, во что верит Динара.

Если мы применим здесь концепцию Признания, исследованную Фаноном (1952), мы можем предположить, что Динара осознаёт свою уязвимую социальную позицию в обществе только после того, как сталкивается с французским обществом, которое считается культурно и экономически более развитым.

То есть, Динаре было бы хорошо в её среде, если бы она не уехала учиться во Францию. Для сравнения, её подруги, похоже, довольны нынешним распределением ролей в казахской семье и не считают себя угнетёнными, потому что воспринимают такое положение дел естественным и нормальным. Я предполагаю, что именно поэтому они обиделись, когда Динара сравнила их с француженками. Они понимают ценность своего наследия, традиций и довольны своими мужьями, потому что любят их в соответствии с собственными представлениями о любви и успешном браке.


Напротив, желание Динары подражать западным нормам можно исправить только приняв тот факт, что она «не белая» и никогда не cможет «стать белой» — она другая. Фанон бы предложил eй создавать свой мир, а не ассимилироваться в «мир белых людей».

Вопреки ожиданиям, но согласно правилам романтической комедии, Динара влюбляется в Дархана и начинает сомневаться в своём будущем с Жюлем. Если зрителю этот конец кажется слишком нереалистичным или морализаторским, предлагаю использовать его не как поучительную историю о том, что стремление выйти замуж за европейца всегда ошибочно, а как мотивацию изменить контекст самой проблемы. Необязательно воспринимать решение Динары как универсальное, ведь она сделала свой выбор, основываясь на чувствах к Дархану, а не из-за того, что она больше не хочет равных прав или жизни в Париже.

Было бы интересно увидеть, как Динара избавляет себя от желания «стать белой» с помощью Жюля. Динара, и другие казашки, оказавшиеся в подобной ситуации, могут эмансипировать самих себя и своё окружение по своему усмотрению, без подстраивания под уже существующие европейские правила. Они могут обойтись в этом деле без белого мужчины.


Материал написан в рамках курса «Постколониальная теория и её актуальность в Евразии» в Назарбаев Университете.