В последнее время мы чаще стали слышать голоса безмолвных женщин: жертв сексуального и домашнего насилия, харассмента и дискриминационных устоев, превалирующих в Казахстане. 

Новый проект Айи Шалкар посвящён именно этим проблемам. Серия шести AR-роликов стала не только дипломной работой девушки, но и громким высказыванием против угнетения казахстанских женщин.

Главный редактор «Степи» Данияр Косназаров проанализировал социальный проект и объяснил, почему арт-перформанс важен в борьбе с неравенством. 

 

Арт-проект казахстанской художницы Айи Шалкар AIEL и прост, и сложен одновременно. Зрителю не надо читать между строк, выпытывать признание художницы и строить громоздкие интеллектуальные башни, чтобы постичь грандиозный замысел.

Месседжи выпускницы Венского университета прямолинейны и категоричны. Айя против угнетающих устоев (намеренно не использую слово «традиции»), дискриминации и насилия над женщинами. Всё, точка!

Видео-перформанс похож на острую бритву, готовую в миг перерезать глотку тому, кто оспорит послание.

Особо высоколобые выскажут свое «фи», критикуя вульгарную простоту шести работ художницы, но настоящая борьба за права человека не может вестись из музеев и галерей, сервирующую искусство только для просвещённых и посвящённых.

Искусство как империя должно завоёвывать новые территории, смыслы и технологии манипуляции. Оно должно застать нас врасплох, наброситься в самый внезапный момент и пронзить насквозь копьём.

Картины, арт-инсталляции и перформансы вызывают боль только тогда, когда сеют зерно сомнения, толкая зрителя к пропасти самокопания и переосмысления жизни, отношения к рутинным ритуалам и доминирующим ценностным установкам.

А если вы уже давно заражены вирусом гендерной эмансипации, то проект очередной казахстанской феминистки только потешит ваше самолюбие, но не сможет заразить тех, кто вообще никак не готов вырваться из привычного мирка таких же неприступных иерархий и очерченных «красными флажками» границ как высказывания (точнее, утверждения) самой Шалкар. 

AIEL тем и хорош, и сложен, что тонко уловил и реализует стратегию циничных пропагандистов, для которых чем проще, тем лучше. В казахстанских условиях адвокация женских прав или каких-либо других свобод требует пронзительного громогласного крика с надрывом, чтобы услышали и узнали о хронических проблемах общества все в округе.

Не могу сказать, что всё, что сделано до сегодня, остановит потенциального насильника от преступления, мужа от рукоприкладства и психологического давления, но надо продолжать бить в одну точку, продвигаясь всё глубже в тыл врага.

Арт-проект казахстанской графической дизайнерки хоть и не стал последним гвоздем в гроб патриархата и патернализма, но является важной вехой для арт-активизма в Казахстане. Давайте зафиксируем это. 

Всё потому что к делу в последнее время присоединяются публичные фигуры, обращаясь к аудитории с чётко артикулированными мыслями и позицией по вопросам гендерного неравенства и двуличия общества.

Молодая казахстанская певица Данеля Садыкова (Dequine), ставшая жертвой харрасмента и виктимблейминга, представляет один из последних ценнейших «активов» феминистического движения. Выступления Декуин на популярных программах и частые посты на тему women empowerment формируют эффективный кейс селебрити-активизма, оставляющего глубокие раны на теле архаики и мракобесия.

Читайте также: Мимо #MeToo: Как харассмент в музыкальной культуре Казахстана стал нормой и почему все об этом молчат

Присоединение или, точнее, предание Айей публичной огласке собственной позиции по наболевшей теме только усилит акустику, подпитывая живительной силой ростки здравого смысла в умах неверующих в гендерное равенство.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Aya Shalkar (@aya_shalkar)

 

Вместе с тем меня не покидает ощущение, что Айя выбрала для себя удобное амплуа и пока не готова зайти далеко. Её искусство при всей тоталитарности, заложенной в арт-проекте, представляет собой safe space.

Никто не предлагает художнице уподобиться Петру Павленскому или Pussy Riot, но феминистическая критика хоть и навлекает на себя хейт, является более безопасным действием, чем открытая критика беззакония, вседозволенности элит, нелегитимности выборов или ущемления конституционных прав граждан.

Более того, готова ли казахстанская селебрити недвусмысленно говорить о своих привилегиях как жительница Алматы, студентка престижного западного университета и человек с определённым уровнем материального достатка и потребления?

Говоря о статусе женщин в стране, мы также должны поднимать вопрос о сильном расслоении внутри самого женского комьюнити. Ведь между алматинской молодёжью с феминистической повесткой и многодетными матерями из глубинки есть существенная разница.

Читайте также: Почему феминистки не защищают многодетных матерей?

Мне кажется, нашей современной казахстанской феминистической мысли не хватает критики экономического неравенства, угнетающего не только женщин, но и мужчин. 

Как бы то ни было, публичный перформанс Айи Шалкар требует высокой оценки, учитывая, что она могла бы тратить своё драгоценное время на другие более интересные занятия. 

Данную рецензию хотелось бы закончить словами легендарной перформанс-художницы Йоко Оно:

Remember, each one of us has the power to change the world. Thoughts are infectious. Send it out. Its’ time for action. The action is peace. Think PEACE, Act PEACE, Spread PEACE. PEACE is POWER!