Эмин Аскеров – руководитель социальной мастерской Green Tal и основатель школы социального предпринимательства. Уже пять лет Эмин активно занимается проектами социальной важности и успешно развивает этот тренд в масштабах всей страны.


– Как вы пришли в социальное предпринимательство?

Довольно удивительным образом. Около 3 лет работал в департаменте по студенческим делам в Назарбаев Университете. Когда почувствовал, что достиг апогея в своем развитии, то захотел чего-то нового.

По природе я добрый человек, люблю помогать людям и всегда хотел заниматься развитием собственных проектов. В 2014 году услышал про новый тренд, который объединяет в себе оба направления. И я занялся изучением и вскоре понял, что мое. Так, бросив работу, стал посвящать все время развитию мастерской Green Tal.

Первый год в бизнесе был очень сложным. Мы не зарабатывали и были в огромном минусе. Весь этот год у меня почти не было оклада. Также я не был готов к взаимодействию с людьми, которых мы нанимали. Я не понимал их психологии и особенностей. В связи с этим в этот год было много увольнений, а это нелегкий процесс при работе с людьми из социально уязвимых категорий.

– Каких людей вы берете на работу?

Начнем с того, что мы трудоустраиваем абсолютно всех людей из социально уязвимых категорий: бывшие осужденные, матери-одиночки, многодетные матери, малообеспеченные, выпускники детских домов и инвалиды всех категорий. Последние три года мы трудоустраиваем инвалидов с ментальными нарушениями здоровья (шизофрения, аутизм, умственная отсталость).

Мы выстраиваем диалог с каждым сотрудником, чтобы понимать, чем ему или ей лучше заниматься, как с ними обращаться и обучать. Таким образом, нам удалось найти подход к подопечным и выработать стратегию по трудовой реабилитации ребят. 

– Консультировались ли вы с кем-нибудь по работе с этой группой людей, нанимали ли специалистов?

Нет, весь опыт копили только методом проб и ошибок. Постоянно экспериментировали и в итоге выработали систематичный подход к работе.

- Что нужно знать про сложности и специфику работы с «особенными» людьми?

Нужно понимать что ребята из социально уязвимых категорий – это неквалифицированные кадры. Многие из них в лучшем случае имеют среднее специальное образование. Мы тратим много времени и ресурсов для их обучения и применения индивидуального подхода.

У каждого сотрудника рано или поздно наблюдается внушительный прогресс. Люди очень долгое время сидели дома и за это время у них накопилась огромная мотивация к работе. Как только они понимают, что в них верят и поддерживают, их потенциал начинает раскрываться.

За неполные пять лет мы обучили уже 700 человек и на данный момент у нас работает 42 сотрудника и 36 из них – социальная категория.

– Что можете рассказать про общую картину социального предпринимательства в Казахстане?

Социальное предпринимательство в Казахстане в последнее время начало очень сильно развиваться. Слежу за «EcoBag» Мираса Аббасова, социальным кафе «Kunde» Маулена Ахметова и семейно-дворовым клубом Ляззат Алшиновой. Верю, что за этим стоит большое будущее.

На западе, к примеру, социальное предпринимательство развивается около 40 лет, в России около 12, а соседний Кыргызстан развивает его уже восемь лет, а мы сейчас проходим первый этап становления. В столице 30 социальных предпринимателей, в Казахстане около 250.

Цифры небольшие, но потенциал есть.

– А как дела обстоят в регионах?

К сожалению, уровень развития социального предпринимательства в регионах гораздо ниже. Тут необходимо понимать, что в регионах молодое население озабочено другими насущными проблемами, они расставляют приоритеты в пользу самообеспечения, нежели труда во благо общества. Тем не менее я вижу все больше активных граждан, которые хотят вовлекаться в социально ориентированные проблемы. Проблема в том, что у людей не хватает информации и опыта в этой сфере. И я решил создать школу социального предпринимательства, чтобы поделиться опытом с людьми.

– Школа социального предпринимательства – что это и как она проходит?

На протяжении двух лет я занимаюсь развитием школы социального предпринимательства, которая была инициирована в столице. Потом решил проводить мастер-классы по всей стране, чтобы передать опыт и наработанные инструменты. Он проходит в формате двухдневного обучения, где я рассказываю про основные аспекты для старта бизнеса: как набирать людей, работать с командой, создавать бизнес-план, искать средства и работать с меценатами. Помимо этого, в течение двух дней я стараюсь передать практические навыки. Полгода назад школу поддержала компания Chevron, на данный момент они покрывают все организационные затраты для моих семинаров.

– Что производит социальная мастерская Green Tal и как вы выбирали сферы деятельности?

Сейчас у нас семь различных направлений труда: столярное и швейное дело, сварочные и декоративные услуги, полиграфия, валяние и теперь мы собираемся выращивать грибы. В столярном цеху мы производим мебель в стиле лофт для ресторанов и баров, а швейный цех – чемпион по пошиву сумок для столичных конференций. Полиграфия и декоративный цех занимается созданием имиджевой продукции и производством сувениров из войлока. В среднем наши работники получают 120 тысяч тенге.

Почему направления не коррелируют друг с другом? Потому что люди. К нам ведь приходят разные люди, способности которых, так или иначе, подходят только под определенные виды деятельности. Поэтому мы и стараемся подобрать и создать работу, которая могла бы полностью раскрыть потенциал наших ребят. Но качество нашей продукции не отличается от качества других частных производителей.

– Что можете сказать о поддержке со стороны государства или частных спонсоров?

Мы не особо пользуемся поддержкой, особенно со стороны государства. Лучшее, что они могут сделать – это не мешать нам развиваться, ведь у них нет четкого понимания о социальном предпринимательстве. Но мы производим неплохое впечатление и влияем на решение социальных проблем в стране и без государства. Сейчас одна из главных задач – это выйти на самоокупаемость без их поддержки. Мы хотим доказать, что бизнес-модель работает.

Я стараюсь донести до государства, что мы можем и сами, но вместе сделаем больше. Например, мы уже добились поднятия вопроса об урегулировании социального предпринимательства на законодательном уровне.

– Как вы находите работников или как люди, которые хотели бы у вас работать, узнают о Green Tal?

Сейчас мы не ищем сотрудников, они сами нас находят. Сарафанное радио работает и почти каждый день мне пишут и звонят с просьбой о трудоустройстве. Но к сожалению, у нас наблюдается избыток кадров и мы не можем принимать новых людей. Но мы уже активно открываем филиалы и в столице их уже два, теперь двигаемся в сторону регионов.

– «На этом много не заработаешь, но чудеса мотивируют». Почему вы сделали выбор в пользу чудес?

Безусловно, материальная составляющая имеет значение, но на прежней работе в Назарбаев Университете я был несчастлив, имея квартиру, шикарную зарплату и свой кабинет. Именно тогда я понял, насколько это плохо, когда у тебя есть все.

Когда у тебя есть постоянные задачи, новые цели и вектор движения, то у тебя появляется личностный рост.

Жизнь слишком коротка, чтобы ходить на нелюбимую работу, а бедный человек – это тот, у кого кроме денег ничего нет.

Green Tal богат добрыми делами и интересными историями, которые мотивируют людей. Доход измеряется оказанной нами помощью – чем больше людей трудоустроили, тем больше заработали.

– Что можете посоветовать людям, которые хотели бы заняться социальным предпринимательством?

Очень важно понимать мотивы, так как не все родились социальными предпринимателями и не всем нужно вступать на эту тропу. Но если у вас есть желание изменить этот мир, то я буду рад пополнению. Курсы по социальному предпринимательству проходят бесплатно благодаря спонсорской поддержке.