Стендап-культура развивается во всем мире. Лучшие комики из разных стран становятся настоящими звездами телевидения и интернета. Мы поговорили с ребятами из Otval.сoncert об их сообществе, развитии стендап-культуры в Казахстане и том, можно ли зарабатывать на выступлениях. 

история Антона | история Ангелины

история Нурасхана | история Ильи


Otval.Concert — это одна из самых известных стендап-площадок в Казахстане, которую организовало сообщество друзей.

У ребят нет закрепленной площадки для выступлений — они выступают на разных локациях. Инициаторами проекта стали Антон Дубинин и Ангелина Закирова. 

Проект запустился в сентябре 2019 года. Тогда один из организаторов сообщества Антон находился в Костанае и попал на концерт Артура Чапаряна, популярного российского стендап-комика. 

«Мы подумали о том, почему Чапарян выступает с сольным концертом в Костанае, а в Алматы нет?» — рассказывает Ангелина. И ребята решили устроить концерт комику своими силами, не имея никакого опыта. 

Ангелина нашла контакты менеджера Чапаряна, связалась с ним, но получила отказ. Спустя две недели он вышел с ребятами на связь и сообщил, что в графике комика освободились места. 

«Мы, не раздумывая, согласились на свободные даты и начали подготовку концерта», — рассказывает Ангелина.

Деятельность Otval началась именно с организации выступлений для известных комиков. Затем команда решила периодически устраивать открытые микрофоны и стендап-вечера, первый из которых прошел в декабре 2019 года. 

На открытом микрофоне комики подготавливают материал, проверяют его и только потом выступают на концертах. На открытом микрофоне материал непроверенный, а то, что он может быть плохим — нормально, так как это репетиция в настоящем времени. Желающих выступить на «открытом микрофоне», по словам организаторов, много. Там люди могут заметить «нового» Сабурова. 

Спустя три месяца после организации первого концерта стендап-комика Артура Чапаряна ребята сформировали команду локальных представителей сферы, которые выступали на разогреве у приглашенных звезд стендапа. Таким образом, команда Otval нарабатывала опыт и развивались. Команда состоит из людей, которые пришли сюда из разных сфер. По словам ребят, юмор очень сильно сближает. 

На данный момент резидентов Otval.concert семь: Мухтар, Руслан, Нурмухамед, Антон, Нурасхан, Илья, Рамиз. На вечерах Otval.concert у резидентов есть привилегии, они всегда могут выступить на открытом микрофоне, без записи.

«Мы, будучи организаторами, помогаем своими силами резидентам: представляем площадки, выставляем оборудование или устраиваем сольное выступление», — рассказывают ребята

Билет на стендап-вечер Otval.concert стоит от 500 до 1000 тенге. «Мы стараемся не завышать ценник. За вечер зарабатываем около 15 тыс. тенге, из них часть уходит на проезд, промоушн, а часть откладываем на свет и звук», — рассказывает Антон.

Антон Дубинин, основатель Otval.Concert, 25 лет

Я попал в стендап-культуру достаточно спонтанно: с 2012 года начал смотреть зарубежный стендап в русской озвучке, а в 2014 году познакомился с российским стендапом. Мне было интересно изучать комедию сквозь призму русского стендапа.

Первый день рождения Otval.concert совпал с моим днём рождения — 25 сентября. Мне будет 25, а Otval — 2 года.

Сам выступаю с 19 декабря 2019. Я отучился на маркетолога, а сейчас работаю кем придётся на удалёнке из-за того, что живу на два города. Был разработчиком игр, контент-менеджером, сммщиком. Сейчас хотелось бы заниматься продакшеном медиа-контента.

Нахожу в стендап-культуре отдушину и мотивацию вставать с кровати в сложное время и что-то делать. А еще она дает мне возможность приятно провести вечер самому и поднять настроение зрителям и комикам, которые приходят на открытые микрофоны. Темы для выступлений беру, в основном, из диалогов, что иногда раздражает моих собеседников. Например, мы общаемся на серьёзные темы, а я выделяю какую-то мысль из беседы и начинаю выстраивать вокруг нее диалог.

Ангелина Закирова, соосновательница Otval.Concert, 25 лет

Я учусь на продюсера кино и тв. Работаю администратором студии Masterskaya Space. Начала там работать параллельно с организаторской деятельностью в Otval.concert.

Сама стендап-культура мне, наверно, ничего не даёт. Я наслаждаюсь организацией самого процесса. К сожалению, не увлекаюсь стендапом как ребята из Otval, но мне нравится объединять их и наблюдать за стендапом со стороны. Это подарило мне нашу «отвальную» семью, друзей и единомышленников.

Выступила я лишь один раз. Решила ощутить себя в теле того человека, для которого я даю эту возможность на нашей площадке. Тогда у меня накопились темы, которые меня беспокоили, и я выплеснула их в виде стендап-материала. А сегодня я самый постоянный зритель наших «микрофонов», вижу со стороны то, над чем нам как проекту надо работать.

Нурасхан Баскожаев, стендап-комик, 23 года


Летом 2019-ого хватил преждевременный кризис четверти жизни, на волне которого прыгнул с парашютом, попробовал роуп-джампинг, загорелся идеей купить себе эндуро и стать Ивел Книвелом (но денег не хватило), познакомился в баре с двумя Каринами, попросту потому что не имел опыта офлайн знакомств.

Еще одним пунктом было одно-единственное выступление, которое затянуло. Я выступаю на стендап-вечерах со второго февраля 2020.

Сам окончил Казахскую национальную академию искусств им. Жургенова по специальности «Арт-менеджмент». Параллельно отучился на психолога в Московском институте психоанализа. 

Сейчас работаю администратором на съёмочной площадке киностудии «Казахфильм»: сплю по три часа, кричу на шумных людей, пью много кофе и энергетиков, чернею под палящим солнцем, агрессивно лысею, ожесточаюсь.

Трудно сказать, что мне дает стендап-культура, поэтому отвечу на то, что она мне дала. А дала она мне хороших товарищей, чуть-чуть женского внимания, поддержку в творческом тонусе, прибавление уверенности в себе, признание в том, что я attention wh*re, и всегда ею буду.

Те же темы, что беспокоили меня изо дня в день, — всеми пачкал бумагу. Но я не всегда говорю о чем-то экзистенциальном. Стоит только адаптироваться под образ мышления комика, и темы нет-нет да находят тебя сами.

Илья Тищенко, стендап-комик, 23 года

Мы начинали деятельность Otval.concert вместе с Антоном и Ангелиной в конце 2019 года. На первом открытом микрофоне выступали только я и Антон, а на последующие присоединились ребята: Нурасхан, Мухтар, Ерлан и Рамиз — так сформировался костяк нашей команды. Позже к нам подключились Нурмухамед и Руслан.

Мой первый открытый микрофон состоялся 19 декабря 2019 года — почти два года назад в Ginger баре. Я отучился в Алматинском университете энергетики и связи по специальности «Автоматизация и управление». Сейчас работаю барменом. 

Стендап подарил мне отличных собеседников и единомышленников, я никогда не думал что встречу столько интересных и смешных людей, как среди зрителей, так и среди комиков.

Весь наш мир и все наше существование это одна большая тема для выступлений. Каждый день происходит что интересное нелепое и забавное, или уже произошло. Нужно просто обратить на это внимание.

Почему Otval?

Ангелина: Мы долго думали над названием проекта. Был мем такой: «отвал башки». Когда мы с Антоном впервые организовали концерты стендап-комиков, я говорила ему «я договорилась с площадкой», а он в ответ — «отвал башки». И когда мы  с командой собрались обсудить вопрос о названии нашего сообщества, просто решили назвать Otval.concert на время, пока не придумаем что-то получше. Ничего не нашли, и так и осталось. Мы добавили «концерт», потому что организовываем концерты комиков и изначально базировались на этом.

Мы с Антоном начали деятельность Otval, а потом к нам присоединились Илья, Нурасхан, Мухтар — так и собралась команда.

Как развивается стендап-культура в Казахстане?

Антон: По-моему, стендап культура еще не родилась у нас. Публика не интересуется ею, как, допустим, в России. У нас людей всегда нужно завлекать и чем-то заинтересовывать. 

Нет такого, чтобы люди вечером пошли не музыку слушать, а на стендап. К нам ходят чаще всего одни и те же люди и приводят других, тем самым «завлекая» в эту культуру. 

Как люди узнают о стендап-вечерах?

Нурасхан: В основном, только друзья комиков тесно знакомы с этой тусовкой. Когда в Инстаграме или Твиттере люди обливают нас дерьмом, вот тогда массы узнают о том, что у нас есть какая-то стендап культура, пусть и небольшая. Сможет ли казахстанский стендап стать таким же популярным, как в России — вопрос открытый. 

Qaz Stand Up хорошо «залетает», потому что казахоязычная аудитория открыта к этому. Казахстанский стендап социально-бытовой, так скажем, в отличие от русскоязычного. Самый известный из них — Турсынбек Кабатов. 

За последний год, во время пандемии, произошло «перенасыщение» стендапами в стране. 

Ангелина: К примеру, когда мы начинали деятельность Otval, нам нужно было найти разогрев для Артура Чапаряна. Тогда на ум пришли только ребята из Salem, так как разнообразия стендап-площадок не было. Существовали Ray Standup Pub, стендап клуб №2, но о них никто не слышал глобально. Мы почувствовали зарождение стендап-культуры только после того, как сами начали заниматься ею. Тогда начали появляться и другие площадки — за последний год их открылось около пяти.

Антон: Некоторые стендап-сообщества имеют «кочевые» площадки. Они, как мы, возникают из-за энтузиастов, которые хотят себя попробовать в стендапе. Таких площадок в городе около трёх-четырех. Также есть две стабильные площадки.

Нурасхан: По большей части, стендап-культура развивается за счет энтузиастов.  Это те люди, которые не зарабатывают на своих выступлениях, как мы.

Если брать те деньги, которые мы тратим на проезд и перекус во время выступлений, то потратил я в пять раз больше, чем заработал. У нас у всех так. 

Сколько человек обычно приходит на мероприятие?

Ангелина: У русскоязычных площадок всегда одна и та же наполняемость. На наши мероприятия приходят около 30-40 человек, она не вмещает больше.  Площадки растут, а выступающие и зрители не меняются. Непонятно, для кого такое большое количество площадок. 

Антон: В Казахстане есть заинтересованность в большой комедии. Российским комикам легче собрать полный зал, нежели местным. Это так же, как с музыкой: люди думают, что у нас нет нормальных музыкантов, пока сами не окунутся в эту среду. Зрители пока что не ищут нас, стендап-комиков. 

Когда родился стендап в Казахстане?

Нурасхан: Стендап родился в Казахстане где-то год назад, во время карантина. 

Илья: Мы сейчас развиваемся в неплохое время. Нам ничего не мешает развиваться. Люди ходят на стендап. Если бы не карантин и можно было бы арендовать большие площадки, то многие бы это и делали, и собирали бы свои 100-150 человек, что неплохо для Алматы. Мы сейчас на той ступени, на которой должны находиться. Но если бы у нас был продакшн и заинтересованность, нам было бы легче набрать обороты. Это же все совокупность — мы работаем ради чего-то, люди приходят ради чего-то. Когда звенья одной цепочки срастаются, получается успешный симбиоз. 

Антон: Наш стендап сейчас такой страшненький, в инкубаторе сидит, недоношенный.

Ангелина:  Местный стендап развивается за счет зарубежного. К примеру, когда на разогреве у известного комика выступает начинающий комик и его замечают. Но это сейчас не работает, так как ввиду пандемии концерты отменяются.

Почему в России стендап-культура лучше развита?

Илья: В Москве 30 млн человек, а в Алматы 2 млн — от этого и формируется заполняемость площадки. Я бы не сказал, что наш юмор уступает российскому. 

Чтобы быть смешным нужно просто много думать, подмечать мелкие вещи, которые происходят в жизни. На каждую шутку найдется своя аудитория. Проблема в том, что аудиторию среди тысячи человек найти гораздо сложнее, чем среди 30 миллионов. 

Я думаю, что потенциальная аудитория стендапа в Алматы — тысяч пять. Из них придет 200 человек, а на одного комика — это неплохо. 

В Алматы около 40 комиков, которых мы лично знаем.  Они необязательно суперуспешные, но это те люди, которые постоянно выступают.  Для нашего города их достаточно.

Нурасхан: Почему Otval не такой популярный? Мы просто сами ленивые и ничего такого не делаем. Раз в неделю организовываем «открытый микрофон», вечера историй — на этом все. Мы пытались что-то делать, но серьёзного подхода не было, как и плана. Работая в других сферах, ты понимаешь, насколько важен осознанный подход к работе. 

На нас сказывается пандемия, потому что мы очень «влетели» перед локдауном и эмоционально, и творчески, а потом резко упали, когда людям запретили выходить из дома.

К примеру, ситуация со стендап сообществами в Алматы и в столице обстоит по-разному. В столице можно зарабатывать на жизнь стендапом, по словам наших коллег. Там две основные площадки — Sun Project и StandUp Astana

В столице нет такого большого выбора, куда сходить вечером, нежели в Алматы. Здесь есть выставки, различные мероприятия и многое другое, куда может сходить местный житель. И людям иногда просто не хочется тратить время на стендап. В Алматы стендап — это обыденность, им никого не удивишь. 

Илья: Почему в Москве произошёл бум стендапа? Из-за того, что там стендап развивается, несмотря на все. Но у казахстанского стендапа нет продакшна, как, допустим, у российского. Тот же самый Comedy Club и другие комедийные шоу — они никому не нужны. Их смотрят только по телевизору, а все остальные смотрят избирательно определенных комиков на YouTube. В России есть продакшн, который помогает хорошим комикам продвигаться.

У стендапа нет возраста. Это нравится и тем кому 16, и тем кому за 50. 

Нурасхан: Мне кажется, что у нас не очень хорошо работают продюсеры в Казахстане. Можно было бы найти хороших комиков, выделить им площадки, заставить их хорошо писать и платить им — и все, тогда культура бы развивалась лучше и быстрее. Нам нужен продакшн для развития. 

Антон: Проблема местной комедии в том, что у нас все упирается в копирование российского. Очень сложно что-то придумать. Даже если ты придумываешь новый формат, тебе нужно невероятно сильно заинтересовать публику, чтобы они начали смотреть. У публики будет предвзятое отношение, что местный стендап будет хуже, чем ЧБД. А если ты будешь представлять это как ЧБД, люди придут и скажут: «А, тут Сабурова нет, это не ЧБД — расходимся». Люди ждут российского, только у нас здесь.

Нурасхан: Я уважаю успешных комиков из России, которые больше бизнесмены, нежели комики. Для меня комик — это и Стюарт Ли, Патрис О’Нил. Это те люди, которые зубами «вырывают» свою комедию из ежедневной суеты. У каждого есть свой подход к комедии. 

Стендап не должен быть смешным. Со стендапа зрителю всегда нужно что-то забирать себе, а не просто посмеяться и уйти.

Почему Otval «отвалился»?

Нурасхан: Мы разваливаемся, вы пришли в кризисное время. И лично у меня энтузиазма намного меньше. Один из комиков выступает на других площадках, один вообще перестал выступать, кто-то очень редко выступает, а кто-то — просто охладел к стендапу.

Я не знаю, что с этим делать и не знаю, где будем через пять лет. Не знаю о чем писать, мне больше нечего сказать через комедию. Может это просто временно, а может быть нет. Возможно, я органично «отвалюсь» сам по себе.

Если будет желание писать и поддержка, то дело выживет. Иногда нужно просто переждать какой-то момент, и все образуется. 

Илья: Все, что человека сильно привлекает, — это эмоции, которые он испытывает. Почему мне нравится работать в баре? Потому что он заказывает коктейль, я его готовлю, а через пять минут он возвращается и говорит о том, что было вкусно. Людям нравится похвала, и меня она мотивирует. Когда я выступил впервые, и после выступления ко мне подошли люди и сказали «вау, это было смешно», — понял, что хочу продолжать. Мне нравится писать, искать материал — я наслаждаюсь процессом, и мне понравился результат — почему бы не заниматься этим?

Мне кажется, что никто из нас не «отвалится» навсегда, как сказал Нурасхан. Мы все уже «подсели» на микрофон и на юмористическую иглу и иглу одобрения. 

Он может не выступать два-три года, а затем просто вернуться, вспомнив свои ощущения во время выступлений.

Антон: В стендапе ты говоришь то, что думаешь, и в той манере, которая тебе нравится, а людям это нравится в ответ. Ты им что-то рассказал, получил отклик и пошел дальше. Нет ни одной другой сферы, где ты можешь выйти на сцену и сказать то, что ты думаешь, стендап дает возможность. Сцена тебя ни к чему не обязывает, кроме того, чтобы быть смешным и честным.


Читайте также: 

В Акмолинской области запустят ветровую электростанцию

В Казахстане около двух тысяч подвидов госуслуг перейдут в цифровой формат

В Казахстане участились преступления, связанные с жестоким обращением с животными


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм