Изначально этот материал должен был идти под заголовком «Почему учителя — больше не авторитет для современных школьников». После разговора с учителями и учениками стало понятно, что такая ультимативная форма неприемлема. Поэтому мы задали общие вопросы педагогам и ученикам, и получили ответы, некоторые из которых нас удивили.

На наши вопросы ответили ученицы восьмиклассница Аружан Дархан, десятиклассница Амина Токашева, девятиклассница Сабина Жакупова, учительницы Татьяна Поминова (профессиональный стаж 29 лет) и Наталья Колесник (профессиональный стаж 41 год), а также психолог Анастасия Стеблянко.


— Что изменилось в восприятии фигуры педагога за последние годы?

Аружан: Я могу сказать, что за последние пять лет у меня появилось больше уважения к педагогам, так как начинаю понимать, насколько трудна эта профессия. Ведь необходимо обладать очень многими качествами: терпением, добротой, ответственностью, умом и любовью к детям. Роль учителей в развитии общества всегда была важна, и такой же останется.

Н. К.: Во-первых, педагог сейчас находится в информационном пространстве — к его ногам брошено очень много технических средств по поиску информации или использованию современных технологий на уроках, и это здорово. Но что изменилось вокруг нас, так это дети — они стали совершенно другими, а ведь они дети родителей, которых мы учили и воспитывали. И если раньше какие-то недоразумения можно было решать с родителем, то почему-то сейчас у родителей нет времени на ребенка, даже если они сидят дома и не работают. Ребенок чувствует равнодушие со стороны родителей и переносит это на учителей — реализует себя в школе, отталкиваясь от моментов невнимания и непонимания его взрослыми в своей семье. В результате я вижу, что дети очень стали отличаться от тех детей, которые были раньше.

Т. П.: Я считаю, что восприятие фигуры педагога за последние 20 лет изменилось, потому что дети воспринимают нас по-другому. Для них мы стали именно современными педагогами. Сейчас учитель с легкостью подстраивается под технический прогресс современности, не боится экспериментировать. Ученики в свою очередь не боятся идти на контакт, стали откровенными, делятся с учителями своими проблемами, чего не было 20 лет назад.

— Относятся ли современные школьники с уважением к учителю?

Сабина: Зависит и от воспитания детей, и от самого учителя. Если ученик неуважительно относится к учителям, а преподаватель вполне себе хороший, то это дело в ученике. Также и наоборот, если учитель не тактичен — например, кричит на ученика, если тот не понимает тему или задал какой-то вопрос по теме, то в таких случаях у детей пропадает мотивация изучать материал дальше и будет неприязнь к учителю, но это не всегда так.

Н. К.: Есть, конечно, сложные дети, проблемные семьи, для которых понятие уважения — что-то из области фантастики. И никто не в силах коренным образом изменить это воспитание, заложенное в семье. Мы можем работать с недостатками каждого ребенка, взращивая достоинства, давая ребенку поддержку, поощрение, а за проступки — адекватное наказание. В случае с последним нужно помнить, что есть закон о правах ребенка, и нарушать их нельзя. И в то же время права ребенка не всегда учитываются в семье. Поэтому дети на расстоянии знают: да, учитель, но для них он не большая фигура, а просто взрослый человек: хочу — уважаю, хочу — нет. Это можно увидеть между строк — по глазам, по мимике, по жестам.

Сейчас ребенок может позволить себе относиться к учителю как к родителю — без должного уважения, отношение ко взрослому он переносит из семьи — может нагрубить, да все что угодно.

А у учителя сейчас уже меньше прав на то, чтобы как-то наказать или ответить. Раньше учитель был всем на уроке, и делал замечания, но сейчас реакция на них у детей совершенно другая.

— Сталкивались ли вы с неуважительным отношением к учителю со стороны учеников?

Сабина: Да, сталкивалась. Учитель либо звал классного руководителя, звонил родителям ребенка и отправлял его к директору, либо сам разбирался: например, отстранял нарушителя от занятия или просто не обращал внимания.

Н. К.: Я не сталкивалась с такой ситуацией, потому что никогда не повышала голос на ученика, не унижала и не оскорбляла его. И проявляла большое уважение даже к маленькому ребенку. Но могу припомнить один такой случай: ученик спорил со своим одноклассником и употребил нецензурное слово. Выдержав паузу, я дала возможность проанализировать ситуацию всему классу, и оценка не заставила себя ждать. В результате ученик принес извинения мне и своему классу. Но это не было личное оскорбление или проявление неуважения именно ко мне.

— Согласны ли вы с тем, что с современными детьми нужно вести диалог?

Аружан: Я абсолютно с этим согласна. Многие дети принимают все близко к сердцу, поэтому учитель должен всегда думать, что он говорит и какими словами. Вместо того, чтобы повышать голос на ребенка, лучше сесть и поговорить с ним наедине, услышать его мнение, понять его. Но при этом педагог должен быть взрослым человеком. Он не может быть ровней своим ученикам, даже если он всего лишь на пару лет старше. Тогда ученик не будет воспринимать его всерьез.

Н. К.: Диалог как спор, как высказывание мнений, выяснение истины — да, конечно. Если спонтанный диалог случился на уроке — например, о нормах, о нравственности, не надо его прерывать, а дать несколько минут ученикам подискутировать. Но учитель обязан выправить ситуацию, чтобы не возникал хаос, в котором каждый что-то говорит не слушает другого, а именно возникло понимание решения проблемы.

Т. П.: Моя цель как педагога — научить, наставить, направить, вразумить, объяснить. И как никогда важно, для меня лично, умение строить диалог со своим учеником. Умело используя слово, можно выстроить мостик доверия в отношениях с детьми, подростками. При этом нельзя забывать, что ребенок, его интересы, стремления, его настоящее и будущее — именно это является смыслом всей нашей работы.

Каждый ребенок — это индивидуальность, и главная задача учителя состоит в том, чтобы увидеть ту «изюминку», которая делает ребенка уникальным, неповторимым.

Искреннее сопереживание всегда сможет найти путь к сердцу ребенка. Нужно вместе с детьми искренне переживать их проблемы, потому что дети всегда чувствуют фальшь. Не всегда это слово, можно просто помолчать вместе с ребенком, и этого будет достаточно, чтобы ученик в следующий раз открыл учителю свою душу. Нужно осознавать, что нет отдельно учителя и ученика, а есть команда, в которой оценивается, не кто главный и самый умный, а общий результат. У каждого должна быть своя роль. Задача учителя — обеспечивать стратегию, целенаправленность и эффективность работы в команде. А все это возможно только через диалог между учителем и учеником.

— В одной статье об образовании говорится: «Мы перестали бояться учителей и уже не считаем их "страшными"». Неужели страх так влияет на авторитет учителя?

Амина: Думаю, это зависит от возраста ученика и характера учителя. Например, если учитель «страшный» в меру, то ученики почти всегда выполняют домашнее задание в срок и стараются на уроках. Легче всего манипулировать страхом, чтобы завоевать авторитет, но это не обязательно. Учитель, который умеет использовать юмор или страстно относится к предмету обучения, быстрее завоюет авторитет у учеников.

Т. П.: После многолетней работы в школе пришла к выводу, что учитель — это не «страшилище», которого должен бояться ученик. Ученики не должны бояться учителя, они должны быть с ним на равных. Авторитет учителя не основывается на страхе, он должен основываться на уважении. В наше время поддержка авторитета учителя должна идти из семьи. Укреплять авторитет учителя в глазах детей должны родители, ведь уважаемый ребенком педагог — человек, к которому ребенок без страха придет за советом, и этот совет будет грамотным и доброжелательным.

— Какие учителя нужны современному школьнику?

Амина: Даже с прогрессом в IT-технологиях и общедоступностью знаний, человеческий фактор очень важен в школьном образовании. Учителя нужны для более благополучного усвоения материала, индивидуального подхода к задачам, нравственного воспитания и поддержки. В учителях для меня важны такие качества, как терпение, пунктуальность, абсолютное знание и любовь своего предмета, чувство юмора и эмпатии.

Сабина: Я считаю, что сейчас учителя должны быть более тактичными, дисциплинированными, не быть высокомерными и агрессивными, иметь хорошие коммуникативные навыки, уметь качественно, интересно и понятно преподавать, чтобы ученикам было легче усвоить материал и была какая-то мотивация изучать его дальше. Также хотелось бы, чтобы учителя не сравнивали детей по успеваемости в школе, не унижали перед всем классом за то, что не устроило учителя, а вместо этого лично поговорить с ребенком, обсудить проблему. Учитель должен любить детей и относиться к ним одинаково, независимо от того, какие они, понимать и выслушивать их. Также учитель должен быть хорошим примером для своих учеников. Главное, чтобы учителя относились к своей работе с любовью и сами получали какие-то новые знания вместе с учениками.

Комментарий психолога

Сейчас формируется иное отношение к учителям, и это связано с тем, что многие из детей почти год или несколько четвертей проучились в дистанционном формате. Я думаю, что изменения больше происходят со стороны родителей, поскольку они были вынуждены взять на себя функцию педагога, но даже на приеме у меня мамы делятся тем, что переоценили значение учителя. Они говорят: у нас нет педагогического образования и нет навыка обучать, но мы это делаем. Переоценку отношения к учителям со стороны учеников я меньше замечаю, но дети, которые ко мне приходят, признаются, что личное знакомство с педагогом после дистанционки повлияло на их отношение к предмету.

Дистанционно не могут хорошо раскрыться ни дети, ни учителя, а личная встреча во многом изменила в лучшую сторону отношение к тем предметникам, которые умеют выстроить хороший контакт с учениками.

Что касается уважения, то оно очень сложно представлено у современных детей. В психологическом словаре говорится, что уважение — это некая позиция одного человека по отношению к другому, где признаются его достоинства, причем как долженствование. При этом совершенно необязательно испытывать любовь или теплые чувства к человеку, которого уважаешь. Я говорю про любовь, потому что она — сложное чувство, которое связано с физиологией, гормональной системой и мало основано на усилиях воли. А уважение — некое чувство, даже дань человеку, где много усилий воли и почти нет физиологии. Тем не менее, сейчас я вижу, что у ребят чувство уважения не формируется специально, и если говорить, относятся ли школьники с уважением к учителям, я бы сказала, что скорее нет, чем да.

Все равно присутствует такая особенность, что и дети, и их родители позволяют себе дискредитировать позицию учителя, отзываться о нем не самым лучшим образом. И сам образ учителя сегодня очень размытый и нет достаточной поддержки для его формирования.

Из своей личной практики могу сказать, что часто неуважительное отношение к учителю формируется из-за того, что он переходил на личности, нарушал личные границы ребенка, организовывал травлю ребенка со стороны педагогического коллектива или класса. К такому педагогу, конечно, у ученика никакого уважения не было. Чаще всего педагог находит убежище у администрации и она обыкновенно защищает его. И если ученик не рассказывает о конфликте родителям или надежным взрослым, то остается в позиции неправого.

Я думаю, что перспектива современной педагогической практики — выстраивать диалог между учителем и учеником и решать проблемы совместными усилиями. Сегодня можно наблюдать, что дети очень остро реагируют на авторитарный тип воспитания и часто можно встречаться с подростковым протестом. Это связано с тем, что современные родители иначе воспитывают своих детей, чем те, что растили нас, к примеру. Стали родителями те люди, которые воспитывались в период перестройки, многое было в дефиците, и они сейчас стараются дать своим детям все то, чего не было у них. И это часто формирует у детей потребительское отношение, искаженную систему ценностей, и, как следствие — протестную реакцию в ответ на предъявляемые ограничения, авторитаризм.

На вопрос, влияет ли страх на авторитет учителя, отвечу так: есть пословица «боится — значит уважает», и в ней есть своя правда. Страх — это базовая эмоция, которая призвана для того, чтобы человек мог сориентироваться в пространстве, если есть некая угроза. И у страха есть несколько импульсов — замереть, чтобы тебя не заметили и чтобы опасность прошла, или бежать, потому что опасность настолько большая, что только убегая, можно спасти жизнь. И я понимаю, что есть процент людей, которые от страха замирают и не могут проявляться. И чаще всего это именно дети, потому что у них не хватает социального опыта, чтобы бежать или драться.

Запугать детей или людей — верный способ какое-то время ими управлять. Но если обучение основано на страхе, то оно получится не очень качественным, потому что все жизненно необходимые физиологические системы в этот момент работают в режиме стресса, защиты. Я считаю, что система «страшных» учителей работает, но понимаю, что страх влияет не на авторитет учителя, а на способность какое-то время управлять детьми.

Для меня этот способ очень сомнительный, и когда ко мне приходят ребята со сложными поведенческими нарушениями — агрессией или склонностью к воровству, то самый надежный способ — выстраивать с ними уважительный, доверительный диалог. Доверие — ключ к сердцу каждого человека.

Современному школьнику нужны современные учителя — продвинутые люди, которые хорошо ориентируется в информационном поле, умеют пользоваться современными гаджетами, искать информацию и признавать, что они не все знают.

Если раньше учитель мог похвастаться, что он все знает в какой-то своей области, то сегодня, к счастью или сожалению, это недоступно, потому что информация постоянно обновляется. Я думаю, что сегодня учитель не может претендовать на то, чтобы быть всезнающим. Современная потребность и учителя, и ученика — искать информацию, пользоваться ей, фильтровать ее. И в этом смысле партнерские отношения, в основе которых лежит сотрудничество, имеют много перспектив.

Важно сохранить авторитет учителя как человека не то чтобы мудрого, а именно более зрелого. Дети незрелы хотя бы на уровне регуляции эмоциональных процессов, их понимания и опыта. И в этом смысле учитель может выступать авторитетной фигурой, которая понимает все важные закономерности, понимает, что ребенку бывает сложно управлять своими эмоциями, и при этом умеет управлять своим поведением, способен верно истолковать эмоции как свои, так и ребенка. Я бы здесь не ставила знак равенства между учителем и учеником, поскольку учитель в этой истории более зрелая фигура. Я бы даже убрала слово «опыт», важнее умение понимать себя и ученика.

Авторитет учителя и его зрелость — это и про то, что у взрослого человека более развита и совершенна эмоционально-волевая регуляция. То есть, сила воли и умение брать на себя ответственность в отличие от детей. У них она проявляется как росток в возрасте 7-8 лет и до 21 года активно формируется и совершенствуется. Это психофизиологический процесс, основанный на закономерностях развития мозга и как итог проявляется в поведении.


Читайте также: 

Кто и как обучает детей с нарушениями слуха?

Почему моногамия — больше не единственный вариант отношений?

Перерезать пуповину: что такое сепарация от родителей и как расставить границы в отношениях