Алып қашу (кража невест) – это древний казахский свадебный обряд, согласно которому юноша крал возлюбленную в том случае, если его или ее родители были против союза, это было обоюдным решением.

Со временем обряд изменился и красть девушек начали без их же согласия. Для такого случая Уголовным кодексом предусмотрена статья 125, но девушек все еще крадут и чаще в южном Казахстане.

Мы поговорили с девушками из Шымкента и Туркестана, которые поделились историями: одна соврала о половой жизни, вторую убедили тетушки, а третьей не пришлось даже выбирать.


Аяулым, 21 год, фрилансер из Шымкента, преподавательница английского языка

«У меня в приоритете всегда было саморазвитие, а замужество отходило на второй план»
девушка коллаж

С парнем, который меня украл, мы познакомились в университете и были сокурсниками. В тот самый день, это был декабрь 2017 года, он заехал за мной в «Шымкент Плазу» и мы поехали ужинать. К слову, раньше мы часто виделись и он пальцем меня не тронул, поэтому я ему доверяла. Во время ужина он странно себя вел и постоянно проверял телефон. Спросила, всё ли нормально, но он не ответил. Я обиделась и сказала, что вызову себе такси и уеду. Он сказал, что довезёт сам.

По дороге он изменил маршрут, а я ничего не понимала и спрашивала, куда мы едем, но он не отвечал. Я была спокойна, пока не осознала, что едем в Сарыагаш. Ему позвонили и он ответил: «Готовьтесь, мы едем». Я поняла, о чем речь, и начала наезжать на него. Сказала, что мой папа в живых его не оставит. Он услышал, но продолжал набирать скорость. За руль не хваталась, так как знала, что это опасно. Удивляюсь, какая же я была хладнокровная в тот момент.

И вдруг ко мне пришла идея соврать ему, что я «не девочка». Набралась смелости и произнесла: «Ты меня сам же обратно отвезёшь, так как я не девственница».

Знала, что мои слова подействуют, ведь он парень из маленького села, где «не девочки» приравниваются к нелюдям, и влекут за собой ужасный позор для жениха.

От резкого торможения машины ударилась о переднее сиденье. Он сказал мне выйти из машины, а я приходила в себя после удара. Силой вытащил меня из машины и оставил посреди трассы ночью. И да, в этот момент я заметила слёзы на его глазах.

Позже позвонила двоюродному брату, который меня забрал. И мы договорились никому об этом не говорить: если мой отец узнал об этом, то «жениху» пришлось бы нелегко. А так, он хороший парень и я очень его уважала. Возможно, он не мог признаться в своих чувствах и решил просто украсть меня.

Я всегда была против кражи невест. Думаю, что это неправильно и несправедливо по отношению к девушке. Можно по-человечески попросить у девушки согласия. А когда финансовое положение не позволяет сделать узату (проводы невесты, — прим. ред.), кража по обоюдному согласию является наилучшим вариантом.

Если мою дочь украли против ее воли, я бы не оставила виновника в покое. Лишение свободы — это преступление.


Карлыгаш (имя изменено), 34 года, Туркестан

«Он говорил, что будет делать всё возможное, чтобы осчастливить меня и создать счастливую семью. И я поверила»

девушка коллаж

Когда меня украли, мне было 22 года. У меня были совсем другие планы на жизнь, а не выйти замуж. Думала, что выйду замуж только в 25-26.

С А. меня познакомила подруга. С этим парнем я была знакома всего десять дней до кражи, и не догадывалась про его планы. Мы никогда не разговаривали наедине, не было слов о любви, симпатии и каких-либо чувств ко мне. Один раз он пытался пригласить меня на свидание, но я не вышла. Мы виделись только в общих компаниях с друзьями и я даже не знала, где он живёт.

В день кражи посетили кафе: он, двое общих друзей и я. После ужина погуляли по городу и сели в его машину: он должен был развести нас по домам. Приехали к нему домой под предлогом «поздороваться». Когда вышла из машины, навстречу к нам шла его сестра и спросила: «Кто из вас Карлыгаш?». За ней вышли бабушки и я поняла, что меня украли.

Помню смутно, но, кажется, меня силой затаскивали в дом, тянули или кто-то даже поднял меня. Дотащили до комнаты, где был шымылдық (занавеска, расшитая национальными узорами, за которую сажают невестку, — прим. ред.). Была в шоке и хотела поскорее уйти домой. Было много шума, я кричала, что хочу домой. Помню, как взрослые бабушки твердили, что уже нельзя уходить, уговаривали, окружили, а у меня в голове крутилась только одна мысль: поскорее уйти отсюда.

Было ощущение, что это всё сон. Как будто я смотрела фильм и всё это происходит не со мной. Это закончится, и я окажусь у себя дома.

Уговоры продлились до шести утра. Они отправили в мой дом своих родственников, приехала моя сестра и сноха, которые не собирались меня оставлять.

Позже поговорила наедине с А. Он сказал, что осчастливит меня и создаст счастливую семью и я поверила. Это была одна из причин, почему я решила остаться. И также в голове заели слова бабушек, которые говорили, что я останусь несчастной, если уйду. Это было огромное психологическое давление.

Подумала: «Будь что будет» и в итоге осталась, а уже наутро провели беташар.

Думаю, если эта ситуация произошла со мной сейчас, то я бы не осталась. Меня не напугали бы слова, и я перешла бы через лежащую у порога бабушку.

Сейчас в семье всё хорошо, мой муж сдержал свои обещания и доказал свою любовь. Воспитываем двоих сыновей, но я против кражи девушек. Девушка должна принимать решение сама, советоваться с родителями и, получив их благословение, выходить замуж. Не дай бог, но если мою дочь украдут, то я поеду и поговорю наедине с дочкой. Если пойму, что у неё нет чувств к парню, и кража была против её воли, приведу ее домой.


Жанэль, 21 год, Шымкент, студентка медицинского университета

Я не понимала, что происходит и кричала: «Дурак, что ли? Опусти меня на землю!».

девушка коллаж

С парнем, который меня украл, я даже не встречалась, но мы были близкими друзьями. Это было в октябре 2015 года, когда я училась в школе-интернате и готовилась к ЕНТ. С Д. мы часто виделись и просто гуляли. Однажды решили покататься по городу и он сказал, что ему нужно заехать к одному другу. Он зашёл в дом и долго не выходил, а я ждала в машине. Через минут 40 вышел с другом и сказал: «Жанэля, выйди поздоровайся». Я вышла, мы поздоровались и Д. подошёл ко мне сзади, поднял и начал кричать: «Жеңге, орамал!».

Открылись ворота и оттуда вышли три женщины лет 30-40. У одной из них был красный платок в руках. И тут до меня доходит — меня украли. Начала кричать и плакать. Вся жизнь пролетела перед глазами за эти несколько секунд. Думала, что мне крышка, даже если меня заберут, то получу от родителей по полной программе.

В этот момент ко мне подошла одна из женщин и пыталась накинуть красный платок на мою голову, но я вырвала платок из рук. Вторая говорит: «Быстрее, домой её!». У меня паника, истерика и вдруг все начали смеяться. Д. опустил меня на землю и начал меня успокаивать. Его тёти извинились и объяснили, что это всего лишь пранк. Д. очень долго их уговаривал, уверяя, что я пойму такую шутку.

Когда мы с Д. вернулись в машину, то я начала его бить и потребовала отвезти меня домой. Несколько дней не общалась и не виделись. Мои родители и родственники не знают о том, как меня тогда разыграли.

Даже думать не хочу, что такое может произойти с моей дочерью. Я бы забрала свою дочь, даже если кража была по обоюдному согласию. Так не должно быть, это ненормально.

Әке дегенің алдынан өтіп, рұқсатын алып, қызды үйден шығарып салғанға не жетсін? (Что может быть лучше просьбы руки девушки у её отца, чтобы проводить её из дома по всем обычаям?)


Что говорит закон?

Юнусов Мурад, 31 год, председатель ОО Центр правовой защиты «Заң талабы»:

Основное направление деятельности нашей организации — это защита прав женщин и девочек. Касательно краж девушек в Казахстане предусмотрена уголовная ответственность по ст. 125 УК РК «Похищение человека» — это основная статья, которая сопровождается по ст. 126 УК РК «Незаконное лишение свободы».

Часто преступление по краже человека, а именно невест, происходит в группе лиц по предварительному сговору (ст. 126 ч. 2 п.1 УК РК), которое наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

В моей практике не припоминаю, чтобы поступало уголовное дело в суд по факту кражи невест. Правоохранительным органам сложно собрать доказательства по краже невест и довести уголовное дело до суда. Часто со стороны родственников жениха оказывается некое психологическое давление, поэтому девушки могут отказаться от подачи заявления.