Баурджану Бисмильдину 32 года. Он родился и вырос в Алматы, учился до 10 класса в казахско-турецком лицее, после  в колледже на переводчика, когда в его жизни появилась камера.

Сейчас мы знаем его как фотографа, но во время учебы в колледже Баурджан читал рэп и работал видеооператором на мероприятиях, а еще раньше, в лицее, профессионально занимался футболом. Постепенно из человека, который снимает видео, он стал тем, кто фотографирует. Отработав в этой сфере чуть больше года, Баурджан накопил на технику и в 2014 году начал свой творческий путь.

Фотограф, а точнее  артист, рассказал о том, как в нем зародилась любовь к творчеству, почему он не решился поступать на режиссера, кто способствовал тому, что он перешел на пленку и о человеке, чья похвала для него важнее остальных.


— Как проходят ваши будни?

Можно сказать, что у меня два типа дней: все распланировано с утра до вечера или наоборот. Но я не считаю, что такие дни уходят впустую: я остаюсь наедине с собой, размышляю, принимаю решения и переосмысливаю какие-то вещи либо мы гуляем с дочкой.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Baurjan Bismildin (@bismildin)


— Что всегда на вашем рабочем столе? Это порядок или беспорядок?

Это бардак. На столе всегда ноут, стационарный компьютер, чтобы перекидывать информацию, множество хард дисков, клавиатура, колонки, мышка, вода, чай или кофе. Иногда электронная книжка, чтобы отвлечься от работы.

Я всегда работаю с музыкой либо включаю передачу или фильм на ноуте. При этом мне не обязательно смотреть — достаточно слышать. В основном включаю те фильмы, которые уже смотрел.

Со временем я стал проводить за компьютером меньше времени, потому что не занимаюсь ретушью, так как перешел на пленку. А если снимаю на цифру, то отдаю снимки ретушеру: раньше эта работа занимала 70% времени и плохо влияла на зрение. У меня очень слабое зрение для фотографа, но очки и линзы я никогда не носил и не ношу: как-то прочитал в интернете, что это негативно сказывается на зрении. Вот такой вот я слепой фотограф.


— Когда у вас появился первый пленочный фотоаппарат?

Наверное, в начале прошлого года. У меня есть друг Рафаэль, которому за 50 лет. Именно он начал давать литературу, называть новые имена и подсадил меня на пленку. Сначала я не воспринимал ее всерьез: думал, зачем все усложнять, когда есть цифра. Он долго говорил мне попробовать. В итоге я сделал это и мне очень понравился процесс.

— Какую часть работы вы можете назвать своей любимой?

Зависит от проекта, если честно. Есть проекты, в которых все приятно. Например, подготовка — часть, в которой мозг включается на полную, даже больше, чем во время съемки. Потому что во время съемки у тебя есть задача, ты знаешь, что хочешь получить и претворяешь это в жизнь. А когда готовишься, много думаешь, пытаешься дать этому смысл, даже если изначально это не предполагалось. Да, пре-продакшн — это одна из самых приятных вещей. Ну и процесс, когда ты получаешь пленку и видишь, что все реально получилось. Это самый кайф.

баурджан бисмильдин

— Какие основные правила работы с заказчиками вы сформировали для себя за это время?

► Во-первых, не идти против себя. Не нужно брать заказы, на которых ты будешь себя насиловать и которые не соответствуют твоему стилю. Я считаю, что любой творческий человек, если уважает себя, должен работать в своем стиле. Есть ребята, которые за все хватаются, делают все хорошо, но ничего из их работ не цепляет. Сложно быть мастером в чем-то, если ты распыляешься и не уходишь в это с головой.

Нужно иметь силу воли, чтобы не уйти за бюджетом, хорошей командой и не распылиться, держать себя в рамках, в хорошем смысле. Чем больше распыляешься, тем меньше внутри остается тебя настоящего.

► Очень важно хорошо подготовиться к проекту: понять, что вы хотите им сказать. Также нужно понимать, что конечный результат — это не работа одного человека, если это не какой-то авторский проект, а командная работа. Но иногда сложно объяснить заказчику, что нужен стилист, кастинг-менеджер, арт-директор или продюсер.

► Иногда я бываю большим раздолбаем и сроки затягиваются по моей вине. Чаще всего это происходит если я на себя слишком много проектов взял и просто физически не выгребаю либо если загулял. Это нехорошо, потому что пока не закончишь один проект, сложно взяться за другой с полной отдачей.


— Сейчас у вас есть время на свои проекты?

Да, конечно. Я думаю, это очень важно. Пытаюсь держать баланс между проектами, которые нужно делать и проектами, которые я хочу делать: боюсь уйти в рутину. Сейчас мы планируем еще одну выставку совместно с BLVD. Это полусоциальный, полутворческий проект с небольшим перфомансом. Для меня это что-то новое.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Baurjan Bismildin (@bismildin)


— Как вы относитесь к собственным фотографиям?

Мои фото — это я, но в другой параллели. Это определенное состояние души или настроение. Есть фотографии, по которым я понимаю, в каком состоянии был в тот момент. Это как биография.

— Расскажите про вашу любовь к кино. С чего она началась?

Я страшный меломан. Музыка, кино и фотография — три моих обожаемых занятия. Музыка появилась первой. Наверное, оттуда пошла любовь к творчеству. 

Во времена колледжа я подрабатывал в «Меломане». Начинал с отдела музыки, а потом перешел в отдел кино. Там я брал по четыре-пять DVD-дисков в будние дни, а на выходных чуть ли не десять. За тот год я пересмотрел очень много кино. Бывало, что весь день работал, брал на дом диски, всю ночь смотрел, засыпал под утро, спал два-три часа и шел на работу. Для меня просмотр кино из развлекательного занятия стал самообразовательным.

У меня даже было несмелое желание пойти учиться в кино. Но я ее отогнал, потому что думал, что это привилегия для людей, которые родились в киносемье, либо которых с детства натаскивали. А я человек из обычной семьи, у нас нет какого-то творческого бэкграунда. Тогда логичным казалось, что чувак с района читает рэп. Поэтому я оставил мысль о кино. Плюс у меня были друзья, которые отговорили меня.

баурджан бисмильдин

Потом начал заниматься фотографией, мой круг общения начал расширяться, я познакомился с режиссерами и понял, что это такие же ребята, как и я. Изначально у нас были одинаковые условия, но они оказались смелее и сейчас делают какие-то проекты. Когда я это понял, меня как молотком ударило и я всерьез начал задумываться, читать литературу, смотреть интервью о кино. И вот год назад мы сняли клип Райхане Мухлис. А недавно я снял еще один клип на кинопленку для Райханы. В этот раз мы собрали целую команду и я привез оператора из Москвы, потому что у нас на пленку мало кто снимает.

Сейчас я пишу сценарий, а дальше планирую снимать свой первый короткометражный фильм. Для меня это чистый эксперимент. Я только начал и снимаю больше для себя, потому что хочу понять, в каком стиле снимать и как работает картинка.

Кино, музыка, фотография, живопись и литература — это все, что меня сейчас вдохновляет.

Раньше я смотрел фотографии, чтобы вдохновиться. Сейчас к этому добавились кино, живопись и инсталляции. Когда я путешествую, обязательно иду в музеи или галереи. Вначале для меня это было для галочки, а сейчас настоящая потребность.

— Почему вы занимаетесь диджеингом?

Постоянно заниматься одним невозможно, даже если работа творческая. Тогда самое хорошее может превратиться в рутину. Я большой меломан и нашел себя в диджеинге. Это подпитывает, помогает разгрузиться мозгу.

— Вы очень часто снимаете обнаженных женщин. Почему?

Я люблю женскую красоту и мне нравится её подчеркивать. Может это глупо прозвучит, но в женщине есть то, чего нет в мужчине. Не хрупкое тело, но неуловимые моменты: шея, руки, поворот головы. Я люблю эти моменты и мне нравится их фиксировать.


— Считаете ли вы, что фэшн съемка — это ваше?

Я не позиционирую себя как фэшн фотограф. Я портретист, потому что в 90% случаев снимаю людей. Очень редко — предметку, природу или архитектуру. Но есть момент, который я обожаю в фэшн-индустрии — это командная работа. Есть люди, которые разбираются в своем деле: стилисты, арт-директоры, продюсеры, визажисты, сет-дизайнеры. Каждый из них привносит огромный вклад в общее и так из маленького кома получается огромный шар.

Мне нравится создавать истории, где команда, которой ты полностью доверяешь, может привнести свой вклад в проект. Вместе мы можем делать что-то очень крутое.

— Как по-вашему, могут ли фотографы снимать бесплатно?

Я считаю, что это абсолютно нормально, если фотограф находит время и желание покопаться в себе: понять, о чем он хочет рассказать и раскрыть эту тему безвозмездно. Необязательно отвечать на какие-то вопросы, можно просто открыть какой-то диалог со зрителями, которые будут смотреть на работы. В коммерческих съемках это не всегда получается, потому что есть определенные рамки. А тут ты предоставлен себе и можешь абсолютно все. Это способствует развитию и выработке собственного стиля и голоса.

Фотографы — это не люди, которые фиксируют какую-то ситуацию или данность, а артисты, художники со своим внутренним миром. Очень важно искать свое я и не идти против него ни за какие деньги. 

— То есть любой фотограф — это артист?

Изначально — да. Так же, как все люди изначально дети и у всех есть творческий потенциал. В детстве мы не боимся пробовать и не боимся, что кто-то скажет, что это фигня. Все, кто снимает, начинают это делать хотя бы из каких-то минимальных творческих побуждений. А потом в силу обстоятельств кто-то уходит в коммерческие съемки, а кто-то — в творческие.

бар бисмильдин

— Как изменилось ваше отношение к фотографии за все время?

Если раньше меня интересовала техническая сторона фотографии: как снимать, ставить свет и ретушировать, сейчас — подтекст. После того как осваиваешь определенные технические скиллы, все выходит за рамки технического аспекта: где-то съемка становится личной, социальной или психологической. Подтекст появляется, когда фотограф становится художником, визуальным артистом.

Не важен фотоаппарат, важен человек, который снимает. То, насколько он смелый, может ли выйти за рамки дозволенного в социуме, насколько он может заставить задуматься на тему, которую затрагивали уже много раз.

Фотография — это не профессия и не способ заработка, а неотъемлемая часть жизни. Я буду снимать в любом случае: будет мне приносить это деньги или нет.

— Чья похвала вам важна?

Мамы. У меня к этому особое отношение, потому что я хочу, чтобы она при жизни увидела, что я сделал что-то большое и хорошее. Например, мне было очень приятно, когда в прошлом году на открытии моей первой выставки я привел родителей и так совпало, что в тот момент был главред BLVD и команда, которые подходили к маме и говорили приятные слова обо мне. Она даже прослезилась.

Наверное, все дети хотят одобрения своих родителей и друзей.

Мы живем с родителями раздельно со школы, поэтому они немного знают о том, что я делаю. Раз в месяц я приезжаю, показываю журналы, которые отснял. А когда меня летом показали по НТК, мама разослала фотографию всем родственникам с текстом вроде: «Біздің баламыз НТК-да!». Для них это показатель.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Baurjan Bismildin (@bismildin)


— Нет ли у вас мысли уехать из страны?

Всегда есть. У меня есть потребность погружаться в другую культуру, искать что-то новое для себя. Вначале я очень хотел жить в Европе. Летал в Париж, поработал там, но понял, что работать там классно, но не жить. Это не мой город. То же самое было с Москвой: поехал, поработал, но все-таки не мое. Сейчас те же мысли с Америкой. Хочу сделать визу в Штаты и съездить на разведку. Тем не менее большие вещи я хочу делать здесь.


Читайте также:

Дуэт художников Berkin&Mika – о консюмеризме, пленочной фотографии и работе в паре

«Ты смотришь человеку в душу, когда стоишь перед ним с камерой»: Три фотографа о творчестве, коммерции и мобилографии

«Мужчины плачут и переживают сильнее женщин»: Фотограф на родах о своей работе