Рост дискриминации и национализма по всему миру 

В первые недели после появления вируса в Ухане китайцы и люди азиатской внешности по всему миру ощутили на себе его влияние: глубоко скрытую в обществе синофобию. В Великобритании владельцы китайских ресторанов понесли значительные убытки, после того как в социальных сетях распространилось сообщение о возможности заражения вирусом через их еду. 

Синофобские высказывания были замечены у агентов Администрации Транспортной Безопасности (TSA) в Лос-Анджелесе, и было зарегистрировано несколько случаев вербального харассмента на улицах Торонто. Корреспондент Washington Post Джон Помфрет написал, что в средних школах города ходили слухи о том, что китайские дети заразны и их необходимо отправить на карантин. Волна расизма коснулась всех людей с азиатской внешностью. В феврале СМИ сообщили о том, что в Минске водитель такси отказался везти казахстанца, приняв его за китайца. 

Интересно, что сейчас мы наблюдаем совсем другую картину. После того как эпицентр пандемии перешел из Азии в Европу и США, европейцы и американцы столкнулись с таким же отношением. В Гонконге, например, им запрещено посещать некоторые частные клиники, рестораны и спортивные залы. Многие люди в Китае требуют закрытия границ для граждан США и нескольких европейских стран — точно так же как эти страны закрылись от Китая всего несколько недель назад.  

Фото: The New York Times

Элемент национализма ожидаемо присутствует и в поиске вакцины. 

После того как китайские врачи расшифровали РНК вируса, началась разработка вакцины. Китай, США и Европа бросили колоссальные ресурсы на поиск защиты от вируса, и как результат, уже сейчас проводят клинические испытания потенциальной вакцины. Однако, для всех стран разработка вакцины превратилась в гонку.

В Китае над ее созданием работают более 1000 ученых из Военно-Медицинской Академии, и официальный представитель Китайской Академии Наук сказал, что «Китай не будет медленнее других стран». 

Дональд Трамп на встрече с главами фармацевтических компаний заявил о необходимости того, что вакцина была первой произведена на территории Соединенных Штатов. Более того, власти Германии уверены в том, что крупнейшая фармацевтическая компания Европейского Союза, CureVac, получила предложение от американского президента о значительных субсидиях при их переходе в США. По заявлению Дитмара Хоппа, фактического владельца CureVac, они отказались от предложения американцев, но этого хватило, чтобы Европейская Комиссия предложила дополнительные субсидии в размере 85 миллионов долларов. Другая немецкая фирма, BioNTech, получила предложение о покупке акции на более 130 миллионов от китайской компании. 

Фото: Business Insider

Как мы видим, гонка за лекарством идет полным ходом. 

Желание каждой страны стать первой, где будет произведена вакцина в целом понятно, ведь это вопрос национальной безопасности. Всегда возможен вариант, где одна страна может монополизировать производство вакцины и использовать его как рычаг давления на других. Однако все более разрушающееся доверие между мировыми державами не может не беспокоить. 

Еще более тревожно, насколько быстро мир перешел от разговоров про глобализацию и мировую солидарность к приоритизации своих граждан. Например, несколько недель тому назад власти Италии запросили использование механизмов ЕС по гражданской обороне для экстренных поставок в Италию медицинского оборудования и средств индивидуальной защиты, однако европейские власти до сих пор ведут консультации по этому критически важному вопросу. Более того, Франция и Германия ввели ограничение на экспорт медицинских средств защиты, и правительство националистов в Риме немедленно обвинило Брюссель в затягивании необходимой помощи.

Как выразился президент Сербии Александр Вучич: 

«Не буду сейчас делать политических выводов, но мы поняли, что не существует международной и европейской солидарности, всё это были сказки на бумаге». 

Проще говоря, каждый сам за себя.

Фото: Financial Times

Китай – новый мировой лидер?

Тут есть несколько важных моментов.

Во-первых, успешная борьба Китая с вирусом. В первые несколько недель китайские власти попали под сильную критику из-за сокрытия информации о новом коронавирусе. Ли Вэньлян — врач, предупреждавший о вирусе, которого заставили молчать китайские власти, стал национальным героем. 

Однако в течение последующего времени власти Китая предприняли беспрецедентные меры, закрыв провинцию Хубэй вместе с ее 58 миллионами жителей на карантин. Передвижение по стране было строго ограничено, власти бросили тысячи молодых врачей со всей страны на борьбу с вирусом в Ухане. Всего за десять дней была построена специализированная больница и развернуты стационары по всей стране. Такие жесткие меры дали результат: количество больных резко пошло на убыль, и уже 6 апреля власти снимут карантин с Уханя.

Фото: delo.ua

Еще более впечатлительным это выглядит по сравнению с мерами, предпринятыми властями ЕС и США. В Америке, например, борьбу с коронавирусом возглавил вице-президент Майк Пенс — человек, который  в бытность губернатором Индианы запретил покупку новых шприцев для остановки эпидемии ВИЧ-инфекции. Более того, Дональд Трамп и консервативные медиа долгое время отрицали опасность нового коронавируса и не предпринимали необходимые меры до последнего момента. После долгих споров и раздумий, Конгресс США только на прошлой неделе принял важный законопроект для финансирования борьбы с коронавирусом и поддержки населения. На данный момент более 60 тысяч человек в США заражены, и Америка с Европой превратились в эпицентр эпидемии. 

Несмотря на то что соседние Сингапур и Южная Корея, две капиталистические демократии, справились с вирусом без жестких методов, некомпетентность властей западных стран показывает Китай в выгодном свете. Китайские власти направили тонны медицинского груза и десятки врачей в страны с наибольшим количеством инфицированных. Испания, Германия, Италия, Украина, Казахстан и многие другие страны уже получили аппараты ИВЛ, дезинфекторы, респираторы и другие необходимые вещи. Впервые за многие годы глобальную борьбу ведет  Китай, и тем более без активного участия США. 

Фото: Yonhap News

Китай позиционирует себя как страна, победившая вирус благодаря жестким методам. Это может привести к изменению отношения к авторитарным странам по всему миру. Некомпетентность главного борца за демократию и развал европейской солидарности с ее либерализмом показывают Китай с очень выгодной стороны. Граждане всех стран могут начать задаваться вопросом об эффективности демократии и ценности либерализма. 

Во-вторых, еще больше настораживает экономический вопрос. Китай наращивает производство ингредиентов для фармацевтической промышленности мира, собирает все больше аппаратов ИВЛ и другие необходимые вещи — прекрасно, не так ли? 

Однако, согласно недавно опубликованному отчету Horizon Advisory, китайские власти могут рассматривать пандемию и спад мировой экономики как шанс укрепить свое присутствие в экономике других стран.

Фото: UGLC

Компания сделала отчет на основе публикаций китайских СМИ и официальных источников. Судя по всему, Китай видит возможность увеличения присутствия своих компаний в таких ключевых секторах как коммуникации, фармацевтика, энергетика, искусственный интеллект и индустриальный Интернет. Согласно отчету, Хан Джиан, член Китайской Академии Наук и директор Китайской Индустриально-Экономической Ассоциации Министерства гражданской администрации, заявил следующее:

 «Мы можем превратить этот кризис в возможность — мы можем увеличить зависимость и получить доверие стран мира к бренду “Сделано в Китае”»

Возможно ли это? Вполне. В тот момент, когда фабрики и заводы по всему миру только закрываются, китайские рабочие уже возвращаются на свои и запускают производство. Отсутствие конкуренции и мощность промышленности могут позволить Китаю легко заполнить появившийся вакуум. 

Высокие технологии и тотальный контроль

Китай использовал передовые технологии в борьбе с вирусом. Роботы доставляют еду и лекарства зараженным пациентам в палаты и измеряет их температуру. Дроны доставляют медикаменты в труднодоступные места. Более того, на дронах есть специальный QR-код, с помощью которого можно зарегистрировать свои медицинские показатели.

Однако, есть и беспокоящая сторона использования высоких технологий в борьбе с вирусом. Китайские полицейские с помощью шлемов проверяют температуру на улицах, вокзалах и аэропортах. Благодаря данным с телефона и искусственному интеллекту, власти могут отслеживать перемещения людей и определять вероятность контакта с зараженными. Были разработаны системы определения личности по сканеру лица, даже если оно в маске. По некоторым сообщениям, крупные операторы телефонной связи передают властям информацию о личности зараженных, включая их передвижения.

Фото: The Sun

Откажутся ли власти от использования этих технологии в мирное время? Скорее всего, нет, и пандемия стала лишь испытательным полем для этих технологии. 

Давайте представим, что государство продолжит использование таких технологии в дальнейшем. В своей недавней статье  Юваль Ной Харари, автор нескольких бестселлеров, описывает такую ситуацию: 

«Когда ваш палец касается экрана смартфона и нажимает на ссылку, раньше правительство хотело знать, на что именно ваш палец кликнул. <...> Теперь правительство хочет знать температуру вашего пальца и кровяное давление под кожей. Если вы отмечаете, что происходит с температурой тела, кровяным давлением и сердечным ритмом, пока я смотрю видеоролик, вы можете понять, что заставляет меня смеяться, плакать или сильно злиться. Если корпорации и правительства начнут собирать наши биометрические данные, они могут узнать нас гораздо лучше, чем мы сами себя знаем. Они смогут не только предсказывать наши чувства, но и манипулировать ими <…> Представьте Северную Корею в 2030 году, когда каждый гражданин обязан носить биометрический браслет 24 часа в день. Если вы слушаете речь Великого Лидера и браслет отмечает признаки гнева, вам конец».

Неожиданно в сознании появляется «1984» с его «мыслепреступлением» и «лицепреступлением», не так ли?  

Новый мировой порядок?

Пандемия показала, что никто не способен бороться с вирусом в одиночку — даже мировые державы с трудом могут остановить его. Парадоксально, но важность международных организаций может и должна  возрасти. В этот момент, когда страны осознают собственную беззащитность, роль этих органов — если они, конечно, будут действовать как должны — будет критически важной. ВОЗ должна координировать действия по борьбе с вирусом, что она в принципе и делает. Агентство по делам беженцев должно позаботиться об их безопасности, ведь кто кроме них будет беспокоиться о беженцах? 

Касательно глобализации. Антиглобализационное движение было и до коронавируса, он только забил гвоздь в казалось бы все более крепкий гроб глобализации. Однако, этот кризис показал не то что глобализация опасна и неэффективна, а то, насколько она хрупкая. Глобализация останется, но не в привычном нам виде. Страны больше не могут полагаться на непостоянные поставки жизненно важных лекарств или технологий. Все это будет рассмотрено и учтено после кризиса. Например, уже сейчас звучат предложения о принятии пакета законопроекта о защите важных секторов экономики ЕС от внешних инвестиций.

Новый коронавирус только усилил уже существующие тренды в мировой политике. Спор за мировое лидерство между Китаем и США начался уже давно, и вирус только усугубил его. 

Однако, вопрос мирового лидерства между США и КНР затронет очень глубокие и важные вопросы для человечества. Это не будет только экономической борьбой, хотя она несомненна играет существенную роль. Это борьба идеологий. США, позиционирующие себя как защитники прав человека и демократии, имеют независимые суды и ценят индивидуальную свободу. Однако, все более сильное противостояние между партиями и непростое президентство Трампа сильно снижают эффективность работы этой системы. Китай же может противопоставить эффективную и жесткую систему управления, которая, как они сильно стараются показать всему миру, может защитить и прокормить все общество.

Кто-то может сказать, что вопрос прост: выберем ли мы свободу индивидуума или продадим ее, но получим стабильность и безопасность взамен? Но это не так. Свобода и безопасность могут сосуществовать в нашем мире. Мы можем видеть это на опыте Южной Кореи и Сингапура, которые побороли пандемию без каких-либо строгих ограничений, которые применил Китай.

Разумеется, это всё предположения, и мы не можем сказать наверняка, что будет дальше. Однако, мы можем уверенно заявить, что мир после снятия карантина уже не будет прежним.

Читайте также: 

Сколько денег страны выделяют для борьбы с коронавирусным экономическим кризисом

Лекарства от COVID-19 нет. Чем тогда лечат заболевание?

Самое важное из справочника по профилактике и лечению COVID-19