Поговорили с Ануаром Байтулаковым — сооснователем стартапа turaQshare, который помогает автовладельцам столицы быстро найти, арендовать или сдать безопасное парковочное место.



О себе

В мае 2012 года я окончил университет Пердью в городе Уэст-Лафейетт, штат Индиана по программе «Болашак», изучал промышленную инженерию. Проработал в разных организациях: как в госсекторе, так и в частных предприятиях. По большому счету у меня консалтинговый бэкграунд: IT и финансы. 

18 июля 2018 года мы начали работу над проектом turaQshare на площадке инновационного конкурса, который проводился при поддержке Акимата Астаны и АО «Астана Innovations». На этом конкурсе наш проект занял первое место и с того времени мы занимаемся только им.

Основная идея

С казахского «тұрақ» (turaq) — парковка, с английского «share» — делиться. Концепт проекта заключается в том, что вы делитесь своим парковочным местом с людьми, которые тратят нервы и время на поиск свободного парковочного места. 

Как это работает?

turaQshare — это мобильное приложение, для использования которого пользователь должен зарегистрироваться. Если вы собственник парковочного места, то пока ваша машина отсутствует на месте парковки, вы можете сдать его в аренду. Таким образом, вы получаете пассивный доход. Конечно, это не сделает из вас миллионера или Уоррена Баффета, но это позволит покрывать коммунальные расходы за техническое обслуживание своего парковочного места.

Второй важный аспект приложения — клиенты, автолюбители города, работники бизнес-центров, госструктур, квазигосструктур и любой другой организации. Классическая ситуация, которую мы не перестаем приводить в пример — проблема с парковкой в районе Дома Министерств. Там с парковками, действительно, проблема страшная. Ситуация усугубляется еще больше, когда на дворе зима.

Сейчас активных пользователей приложения только на Android насчитывается около 160 по Астане. 

Анализ рынка

Классический стартаперский подход к начинанию любой предпринимательской инициативы — это не product development. То есть ты не начинаешь с самой разработки продукта, который никто не купит. Наоборот, стартап начинают с customer development, поэтому всю осень мы посвятили изучению интересов людей.

Мы пытались ответить на два вопроса: Что люди хотят видеть в приложении? И есть ли такая боль, проблема, которую наше приложение решит? Опросили около 90-100 людей в разных точках города, в том числе у Дома Министерств. Customer development-подходом команда и выявила проблему и то, что людям все-таки нужна какая-то альтернатива. 

Ценообразование

У нас не было никакого уникального подхода в расчете ценообразования. Мы рассмотрели два фактора:

Во-первых, мы провели небольшой обзор своих косвенных конкурентов — веб-платформ OLX и Крыша. Изучили цены за месячную аренду парковки на этих платформах. В среднем по столице за место платят 17 тысяч тенге в месяц. Далее из этой стоимости мы вывели почасовую оплату, потому что наше приложение работает по часам. 

Во-вторых, мы изучили цены на Водном бульваре, где есть платная парковка по 100 тенге в час. Но мы ведь стартаперы и должны ориентироваться на нашего клиента. Исходя из этого, мы решили установить регрессивную шкалу тарификации, предложив людям выгодную альтернативу.

Например, если на Водном бульваре вы паркуетесь за 100 тенге в час, и, соответственно, за 800 тенге на 8 часов, то через приложение turaQshare первый час стоит 120 тенге, второй — 109 тенге, третий — 90 с чем-то и так далее. Чем дольше ты занимаешь парковочное место, тем больше снижается цена за него. В среднем цена за час по нашей тарификации выходит в 79-80 тенге. 

В приложении вы можете брать в аренду парковочное место на один день или, например, на восемь часов. Если же вы хорошо знаете свой график, можете забронировать парковочное место и на неделю. В таком случае оплата выйдет еще дешевле и может составить около 55 тенге в час. 

Аналоги

В Москве есть обыкновенные платные парковки, как алматинский A-parking. В Новой Зеландии есть приложение parkable, которое, также как и мы, работает только в одном городе. Есть альтернативное приложение и в Китае, но там все на китайском, так как его предлагают только на своем рынке, и спрос, соответственно, идет только от их жителей. Есть альтернативные приложения и в Европе, например, в Голландии. В СНГ, насколько я знаю, альтернатив нет.

Важность уникальности стартапа

В слове «уникальность», с точки зрения стартапера, могут подразумеваться несколько вещей. Уникальность стартапа может заключаться в нескольких вещах: либо у вас уникальная бизнес-модель, которая сработала в одном месте и, возможно, сработает в Казахстане, либо — просто идея.  Мы же не создали что-то сверхъестественное, но прислушиваемся к клиентам.

Сравним Kcell и Beeline. Пусть это и не стартапы, но мегабольшие компании. Продукт у них один и тот же — сотовая связь, но их позиционирование на рынке совершенно разное. Kcell в последнее время выходит на рынок iPhone Х или же Samsung S 10+, предлагая свои выгодные пакеты как привязку к этим смартфонам. Beeline себя ведет совершенно по-другому, он более экосистемный. Он уже, действительно, телеком-компания, которая предлагает более мелким компаниям какие-то оптоволоконные решения, интеграционные платформы и системы, интернет-эквайринг.

Если посмотреть на важность уникальности любого проекта, иметь альтернативу — это иметь конкуренцию. Поэтому не быть исключительно уникальным — это скорее хорошо, чем плохо. 

Финансирование стартапов в Казахстане

Стартапы — это всегда высокая неопределенность, риски и неизвестность. Ты берешь смелость, наглость, дерзость и ответственность, чтобы пройтись по дорожке первым. Я бы сказал, что в Казахстане с финансами все хорошо в плане их количества: министерства раздают гранты, агентства раздают, тут какой-то комитет, какой-то венчурный фонд. Но разговор меняется, когда дело касается того, как добраться до этих денег. А это немного сложновато. 

Недавно, например, было реструктуризировано одно национальное агентство технологического развития, которое сейчас является венчурным агентством. Раньше организация раздавала гранты всевозможным представителям малого и среднего бизнеса, сейчас же оно работает по венчурной схеме, как работают практически все западные венчурные организации. Со временем посмотрим, насколько это хорошо или плохо.

Любая венчурная история — это всегда про качество продукта, команды, компетенции и бизнес-модели. Я думаю, что именно в стартапах, а не в малом и среднем бизнесе, Казахстан не пришел к точке насыщения, когда стартапы работают на качество. Стране нужна какая-то большая организация, которая будет работать только на стартапы. 

Все мы знаем, что практически 99% из стартапов умирают, а 42% из них умирают из-за недостатка финансирования.

Финансирование turaQshare

В самом начале наш проект, занявши призовое место на инновационном конкурсе, получил призовой фонд в один миллион тенге. Эти деньги мы успешно освоили, все до копейки потратили на проект. Конечно, основная часть расходов — это люди. Люди, которых нужно как-то мотивировать, в том числе и деньгами.  

Второй выигранный нами грант был суммой в три миллиона тенге, что снова не такие уж и большие деньги. Администратором и оператором этих денег было Управление по инвестициям и развитию предпринимательства столицы. Этот грант тоже быстро освоился стартапом, а деньги сами по себе имеют свойство быстро заканчиваться, особенно когда у тебя немаленькая команда. По этому гранту у нас также было обязательство сдачи рабочих мест, то есть мы должны были нанимать работников. И вот уже два месяца мы работаем с одним мальчиком из Темиртау, Нурхатом Бахтияровым. Он просто гениальный разработчик, не выпускник и даже не студент, ему всего 17 лет. Нурхат живет в Темиртау в обыкновенной среднестатистической казахстанской семье. Он очень работоспособный, а главное — это человек, который горит проектом. На его 18-летие мы даже хотим привезти его в Астану. 

Команда и лидерство

Касательно лидерства в команде мы пришли к выводу, что если ты вдохновляющий человек, как Данко, который вырвал своё пылающее сердце и, освещая им дорогу, повел людей за собой, это даже больший мотиватор для команды, чем какие-то деньги.

В нашей команде два ко-фаундера: я и Асхат Шарипов. Мы хотим, чтобы атмосфера и дух в команде был такой, чтобы никто не сомневался в своих и наших возможностях. Конечно, как ко-фаундеры мы платим небольшие бонусы сотрудникам из своего кармана. Довольно печально выходит с этими бонусами, так как они, на самом деле, небольшие. Но даже при этом ребята приходят за опытом и мы  благодарны им за это.

На одном из недавних совещаний мой коллега сказал «ой, вы знаете, Ануар, один из наших разработчиков говорит "наверное, я тоже создам свой стартап"» и это как бальзам на душу. Ребята действительно хорошо программируют, хотя всем им всего по 19-21.

Как сказал Никита Михалков, «Сегодня — дети, завтра — народ». Мне хотелось бы, чтобы они не видели себя только в Google, Facebook, Uber, хотя и там, без сомнения, хорошо. Но у нас сейчас массовый отток квалифицированной молодежи. В том числе и выпускников Назарбаев университета, болашаковцев, кбту-шников, потому что база сильная и ребят расхватывают быстро.

Моя мечта — чтобы они из этих «наемных» программистов выросли в людей, которые либо создадут свой стартап, либо поведут в какой-то большой компании большой проект, какую-то другую команду.

В команде сейчас 16 человек, 13 из них студенты-разработчики из Назарбаев Университета и Нурхат. Разработка всего приложения полностью отечественная.

Трудности в ведении проекта

Первая проблема — у нас нет рабочего приложения для iOS пользователей. Мы не можем найти постоянного и хорошего разработчика. Вся логика приложения уже построена, но у нас нет того, кто мог бы вывести все на фронт. Приложение есть в beta-режиме, но нет полного функционала. Так что, если кто-то хочет набраться опыта и помочь нам с разработкой, мы будем только рады. 

Вторая проблема — это культура вождения в городе и в Казахстане. Люди, как правило, любят парковаться как попало, вечно куда-то торопятся, особенно в Астане, в загруженных частях города. Соответственно, им особенно тяжело донести концепт нашего приложения. 

Третья проблема — финансирование. Из всех наших разработчиков, конечно, есть ребята, которые делают всю работу для опыта, но нам хотелось бы платить им.

turaQshare сейчас

Недавно мы были на Echelon Asia Summit в Сингапуре и вошли в топ-100 стартапов Юго-Восточной Азии (всего в списке 450 стартапов). Очевидно, важность любого такого ивента — привезти максимальное количество полезных связей. Сейчас мы ведем переговоры с крупнейшим «Uber-ом» Юго-восточной Азии — Grab-ом. Это выпускник 500 Startups, американского венчурного фонда и стартап-акселератора. На данной стадии мы пытаемся создать что-то наподобие нашего концепта в Казахстане, только адаптированное на Сингапур, под их customer development, под их рынок.

Почему нас это привлекает? Там все-таки, как в Силиконовой Долине, не стартаперы бегают за инвесторами, а наоборот. Они понимают, что стартапы — если не будущее, то точно крутой бизнес, на котором можно сделать большие деньги, как минимум, продав его какому-то Google или еще кому. 

Во-вторых, мы сейчас работаем над новым направлением, установили партнерские отношения с сервисом U-Drive в Дубай. Они сами поделились своей проблемой, а мы создаем для них решение. 

Вспомнилась фраза «плох тот солдат, который не мечтает стать генералом», поэтому и у нас амбиции выше крыши: хотим расширяться и туда, и сюда, но с Казахстана никуда не уйдем. Без сомнения, мы хотим изменить жизнь людей в лучшую сторону здесь, но также Казахстан может считаться для нас трамплином на зарубежные рынки. 

Что сейчас касается отечественного рынка, с приложением, конечно же, пойдем в Алматы.

Буквально вчера с командой закончили продукт, рабочее название которого «Qwash» или «turaQwash». Концепт очень прост: это онлайн-журнал учета для директоров автомоек, через который можно отслеживать то, что происходит в реальном времени на их автомойке.

Зачастую администраторы автомоек и сами автомойщики могут отвлекаться от рабочего процесса, а где-то работать нечестно. Например, во время сдачи кассы в конце дня, они указывают 45 автомобилей, когда на самом деле их было 50. Насколько я знаю, подобные проблемы возникают нередко. Информацию о каждой машине, которая приезжает на мойку, сейчас администраторы записывают вручную.

Вместо этого допотопного журнала с записями в роде «Тойота Камри, такого-то года с таким-то сотовым номером водителя» мы предлагаем умный подход контроля и управления своей автомойкой, онлайн-журнал учета. Это CRM-система, которая позволяет увеличивать продажи. За годичную подписку на наш сервис мы предоставляем планшет. Через него каждый потенциальный директор автомойки, находясь где угодно, может следитьть за ее работой.

Также CRM-система — про то, что одним нажатием кнопки можно оповестить всех своих клиентов, например, о ночи скидок или что подписка теперь стоит не 1500 тенге а 1000 тенге. После такого, понятное дело, посетителей будет больше.

Данная CRM-система интегрирована в наше приложение. Если на карте раньше мы видели только ЖК и парковки, то теперь там есть иконки наших партнерских автомоек, где можно помыть машину. Автолюбитель в приложении может нажать на иконку автомойки и увидеть, что впереди него еще четыре машины. Если он встает в очередь, приложение выдает ему примерное время ожидания, как, например, в Яндекс.Такси.

turaQshare сейчас становится более экосистемным продуктом. Клиенты могут оплатить услуги в автомойке через свой баланс в приложении.

Благодаря CRM-системе, у нас увеличивается клиентура, так как мы можем таргетировать через email, телефоны, смс-ки и так далее. На маркетинг уходит не так уж и много денег, по нашим подсчетам около 450 тысяч тенге. Если даже мы продадим одну CRM автомойке в «Керуене», то разом сможем окупиться.