Раим Дадыбаев около 12 лет работает на рынке рекламы. Он основал креативное бюро Buzzon, которое работает с такими брендами как Nestle, Orbit, Snickers, Bank Home Credit и другие. В ноябре позапрошлого года Раиму пришла идея запустить подкаст.

Идею быстро подхватили коллеги и меньше чем через полгода был запущен Almaty Podcast. После «забега» в 20 эпизодов наступил творческий кризис, но студия осталась и более того, начала приносить деньги. Мы поговорили с ним о том, сколько времени и денег ушло на создание студии, пользуются ли спросом подкаст-студии в Алматы и насколько это прибыльный бизнес.

Полную версию нашего разговора можно послушать или посмотреть тут:

— Раим, откуда вы такой появились?

Я — алматинец в четвертом поколении. Мои прапрадеды строили город. Учился в очень сильной школе — в лицее №165. Чтобы вы понимали, у нас был бассейн раз в неделю, шахматы — два раза, и, начиная с пятого класса, у нас было по 6-10 уроков в день. Короче, мы просто жили в школе.

Как у нас работала система: после девятого неугодных отчисляли — либо за поведение, либо за учебу. Учился я хорошо, а вот поведение страдало. Это был бунтарский период: я ходил в кроссовках, уши проколотые. Меня демонстративно вызывали на линейках, чуть ли ни каждый раз: «Смотрите, так не делайте!». В итоге меня выгнали после девятого класса. Хотя по учебе давали шанс пересдать математику и остальные предметы, но просто не позвали на пересдачи и аккуратно «слили». Хотя я, чтобы вы понимали, был внуком директора. То есть, директор — Николай Дмитриевич Квач — был мужем моей бабушки.

Я ушел в Алматинский колледж связи при КАУ, но на занятия еще год не ходил: выезжал за счет старой базы. Просто приходил в ключевые моменты и решал контрольные себе и еще иногда соседу. Так я окончил колледж.

У меня не было классического высшего образования, но недавно я посчитал, сколько вложил в свое образование в виде семинаров, тренингов и так далее — около 40 тыс. долларов. При том, что я не из самой богатой семьи, мама у меня была учительницей. Сейчас она бизнесвумен, но это отдельная история.

В итоге в 2018 году я окончил Marketing MBA по программе London Lancaster University и на этом остановился. Но все время учился, конечно же, на практике.

 

— Вы говорили, что 10 лет в рекламе, да?

С конца 2010, почти 12 лет. Но, честно сказать, я года два-три назад только осознал, что делаю то, что у меня получается. Потому что до этого мы делали чуть ли не всё подряд, за что платили много, или было интересно. В 2013 году была дикая история, разбирательства, когда мы потеряли 50 тыс. долларов, а на тот момент это была половина годового оборота. Тогда я повзрослел. Это отдельная история ещё на час, но это ладно. Слава Богу, вырулили, всё нормально.

Потом мы очень много работали, проводили семинары со спикером из Москвы и так доросли до сотрудничества с крупными международными брендами.

— Между колледжем и тем, где вы сейчас, вы работали где-нибудь наемным сотрудником?

Я никогда не работал по найму, только формально был трудоустроен какое-то время в банке. Это и плюс, и минус. Плюс в том, что есть темп и никто под меня под себя не форматировал, благодаря чему сейчас я востребован. Минус в том, что иногда не знаю элементарных процессуальных вещей: как заполнить документы, служебки. Я только недавно начал всё это понимать и учиться.

— Мне кажется, что вы супер-идейный, и просить вас нанять кого-нибудь или сесть делать какие-то рутинные вещи бесполезно.

Я научился любить рутину, потому что это часть процесса. Если говорить про идеи, то да, мы можем их генерировать — не проблема. По найму и по рутине делаю дофига, просто потому, что это надо. Конечно, есть люди, которые помогают мне, например, HR. Но по рутине, если так брать, за все 10 лет прособеседовал около 1 200 человек — очень много.

Я всегда нанимал молодежь, потому что много платить не мог и нужно было делать что-то новое. Чтобы сделать что-то новое, ты не возьмешь староформатного человека, вы просто замучаетесь. Интереснее, когда вы исследуете новое вместе. Сейчас сложилось так, что эта молодежь со мной выросла. Большинство ребят, которые у меня работали, сейчас на хороших позициях в международных компаниях.

Я не принцесса в белых перчатках.

На самом деле, это стереотип, потому что, помимо того, что я придумываю идеи и даю продукт, у меня есть еще чисто материальная ответственность за сотрудников, офис, коммунальные расходы, технику — миллион всего. Но прелесть в том, что мы один раз это построили и оно работает.

— Давайте вернемся туда, где находимся. Итак, студия. Вы начали рассказывать, Алматы для вас — город талантов и это вдохновило вас открыть студию. Идея к вам пришла ночью, вы сели, расписали и скинули арт-директору, он создал логотип и т.д. Сколько времени у вас всё это заняло? Если я правильно понимаю, сначала эту студию вы создавали для себя и своего подкаста?

Да. На самом деле, сначала я хотел свой бар, но потом понял, что это дорого и вообще думал, может какой-нибудь кофе-корнер открыть. Но идея в том, что я очень много работаю, также и мои друзья, и коллеги. Всем нам не хватает общения. Кто-то, конечно, идет в бар, но редко. Мне хотелось создать какой-то формат, куда бы я мог пригласить людей пообщаться, выпить, обсудить идеи.

Есть такая фраза: «Великие умы обсуждают идеи, средние умы обсуждают события, мелкие умы обсуждают людей».

Ноябрь 2020 года. Было всё очень хорошо в плане проектов, финансов. Оставалась какая-то прибыль, и я понимал: хочется что-то сделать для города. Во время своих проектов встречаю очень много крутейших людей, но они вообще не популярны. Им есть что сказать, но им некогда это сделать. Подумал, что можно встречаться и записывать подкасты с интересными людьми, которых я встречаю на разных проектах. Вроде удобно: ты работаешь, вечером вышел на подкаст, посидел-поболтал, всё это смонтировал и выложил. Есть польза.

Чтобы вы понимали, когда пришла идея сделать подкаст, я ни одного подкаста никогда в жизни не слушал. Я знал, что они есть, но чтобы сесть и целенаправленно слушать подкаст — нет, никогда.

Что же мы сделали? В первую очередь, конечно же, логотип. Потому что логотип — это визуальное выражение тех смыслов и образов, которые мы закладываем. Ночью, когда я готовил презентацию, я выразил смыслы. Дал почитать арт-директору, он всё понял с полуслова и выдал логотип буквально через два-три дня. Я протестил его с другом из Москвы, мы докрутили букву «L». Затем измерил квадратуру этой комнаты, отправил арт-директору, он «поднял» визуализацию, сделал картинку.

студия алматы подкасталматы подкасталматы подкаст

Визуализация проекта для студии

Это было в начале декабря, за две недели сделали ремонт, а после 16 декабря администратор здания приходит и говорит: «Съезжайте, у вас две недели». Я залезаю в контракт, читаю и понимаю, что у них есть право без возмещения каких-либо убытков выселить нас. Я ходил в стрессе. Мы уже сделали ремонт, потратили порядка миллиона! В итоге, слава богу, все разрешилось в нашу пользу.

Дело в том, что гостиница «Казахстан» сейчас принадлежит большому холдингу Hayat, и они просто хотели забрать весь пятый этаж для своих нужд, потому что он единственный, где есть балконы. Я и к соседям пошел, спрашивал, что будем делать. У нас есть одна тетка матерая. Она пришла, «залечила» им и всё обошлось.

Строились мы быстро — ремонт занял две недели. Параллельно, пока он шел, закупали оборудование из Америки.

moodboardварианты логотипов

Мудборд и фото финальное лого для студии

Оборудование — отдельная история. Я, наверное, роликов сто посмотрел с изучением разных микрофонов. Остановились на этом оборудовании, заказали его. Слава богу, успели, потому что с 1 января 2021 года поднимались цены, увеличивался порог ввоза беспошлинных товаров. Единственное, мы схитрили: у нас получилось сэкономить за счет того, что мы заказали микрофоны на разные адреса. Камеру долго выбирали: сначала думали Canon, потом Сэм убедил меня, что не нужно.

Потом был большой вызов — работа с пространством. Здесь 22 квадрата нестандартной формы, при этом нужно создать атмосферу, чтобы люди, которые приходят на подкаст, чувствовали её, ведь она влияет на то, как человек раскроется в разговоре. Вторая переменная — нужно было, чтобы свет передвигался по пространству в зависимости от надобности. Мы приглашали разных крутых людей, которые с Айсултаном Сеитовым снимают, сидели с ними по часу-два, но в итоге они говорили: «Братан, мы не знаем, как это сделать».

алматы подкаст
студия подкаста

Студия до ремонта

Когда мне Сэм показал первую картинку, я думал, что мы не сможем. Я не знал, чем, условно говоря, ракурс отличается от фокуса. А Сэм на тот момент оканчивал режиссерский. Он киногик, но опыта у него тоже не было.

— Ну, смотрите. Говоря про дизайн интерьера и про то, что удалось совместить несколько локаций. Вы говорите, что к вам приходили друзья, они давали советы, вы их слушали, но в итоге всё расставляли сами.

Да, мы делали, как они говорят, но у нас не получалось. То есть, у нас либо всё уходило в красивую картинку, но не работало на атмосферу, либо наоборот. Мы не могли найти баланс между этими переменными.

Мы нашли решение методом проб и ошибок, страданий и нервов.

подкаст студияcnelbz gjlrfcnjdgjlrfcn cnelbzалматы город талантов

Студия после ремонта

Чему я научился благодаря этому опыту: первое, конечно же, дать себе время на ошибки. Мне хотелось быстрее запуститься: из-за того, что мы торопились, сделали столько ошибок, что в итоге строили месяца четыре, за минусом двух недель, когда были в подвешенном состоянии во время Нового года, когда нас хотели выселить. Потом, когда в январе пришла новость, что мы остаемся, мы снова начали «топить». В итоге первый подкаст, не идеально, но все же сняли на третьей неделе апреля. Первым гостем стал Ануар Нурпеисов, причем это случайно произошло.

Второе — не загоняться. Перфекционизм ни к чему, правда. Из-за этого не мог начать писать подкасты.

Если брать технические моменты, здесь всё нормально. Есть куча роликов, как обустроить свою студию для подкастов, какое оборудование взять. Еще научился находить баланс локации, картинки и атмосферы.

Не очень люблю эти мотивационные истории, но в данном случае надо было проявить характер и достичь того, что ты хочешь.

— Вы сказали, что на ремонт потратили где-то миллион?

Миллион стоил только ремонт. Чтобы вы понимали, работа стоила в районе трехсот тысяч. Еще строительные материалы, не хухры-мухры — для себя же делал и для людей. Мебель — цельное дерево, барная стойка — всё кастомное. Шкаф почти 300 тыс. стоил, и то по-свойски.

На студию ушло 4 миллиона, без учета аренды, ежемесячных операционных расходов, интернета, зарплат сотрудников.

—  Можно узнать, во сколько обошлась техника?

Вот этот (микрофон, — прим.ред.) стоил 69 долларов, плюс доставка 63, таможенные пошлины — 300 долларов в общем. Пульт — 700 долларов, плюс доставка, таможня —  где-то 800. Камеры, конечно, не самые дорогие, но и не самые дешевые — около 1000 долларов. Штативы, флешки, растения мы закупили. Где-то миллиона два на технику ушло.

раим дадыбаев

итого:
1 млн — ремонт, материалы, услуги
2 млн — техника: аудиоаппаратура, камеры и комплектующие
500 тысяч — мебель
500 тысяч — прочие расходы

— А как вы начинали раскачивать студию в плане той же рекламы?

Здесь вопрос, на самом деле, продукта. Если продукт хороший, и вы попали в инсайт — скрытую потребность, которую люди не до конца осознают, или она не выражена в виде продукта или услуги на рынке — то оно само полетит в сарафанное радио. Потому что все, кто снимает, у них локаторы всегда настроены, где бы еще поснимать. В этом отношении Squares.kz — классный стартап.

Первое, что сделала жена, — сториз. Видать, люди как-то начали друг другу пересылать. Мы даже рекламу не запускали, потому что я сказал, что не дам денег. У меня столько эмоций ушло в период стройки и первого забега съемок, что села батарейка. Жена сказала «Всё, хорошо» и закинула информацию в Squares.kz. Я, на самом деле, сам не до конца знаю. Мы недавно начали рекламу крутить, потому что появились конкуренты — надо примелькаться больше, чем они.

Если это их основной бизнес, им правда с нами тягаться будет тяжелее, потому что у нас есть другие два бизнеса, которые могут прокормить.

— Сколько у вас конкурентов?

Конкурентов-студий мы знаем сейчас две, а подкастов стало очень много. Каких только подкастов мы не видели! Я начал их смотреть и слушать, но содержания там, правда, очень мало. Всё-таки верю в подкаст, что это полезно и интересно, это альтернативный взгляд на реальность и какой-то алгоритм, что делать. Потому что самое интересное — это человек, его путь, история.

Когда я приглашал гостей, задача была по-максимуму раскрыть человека, узнать, как он сформировался, узнать судьбоносные решения, моменты в жизни. Мы не обсуждали факт и последствия, мы обсуждали причину: почему то или другое произошло. У таких людей есть чему поучиться. А большинству [нужно] только посидеть, потупить, поугарать. Да, это прикольно, но сейчас жизнь не позволяет этого делать. Развлекаться надо, отдыхать надо, но очень мало. Особенно если вам от 20 до 40 лет, у вас по психологии и физиологии пик роста, нужно по-максимуму выстроить, создать свой капитал, семью, что-то, что будет приносить деньги.

— Вернули ли вы свои деньги и начали ли зарабатывать на этом деле?

В декабре мы заработали где-то 620 тыс. и то благодаря двум-трем большим чекам. Там намного, надолго, и это все мои знакомые. Правда, я их специально не подтягивал, они сами пришли. В ноябре мы заработали, предположим, тоже где-то 500 тыс. тенге.

Конечно, проснулся мой внутренний продажник: я начинаю всем своим знакомым предлагать подкасты. Сейчас ведем переговоры с большим медиа-холдингом, с банками. Мы готовы производить подкасты под ключ коммерческим клиентам почти на любые темы. То есть, если кто-то хочет, мы всегда рады.

— Но вы нормально не ответили на мой вопрос. Вы деньги не отбили, но начали много зарабатывать?

Деньги не отбили, но зарабатывать — да. «Генерить» — я бы назвал это так.

— Уже есть понимание, что рынок не оправдал ваши ожидания в плане спроса?

Пока ожиданий не оправдал, если брать с точки зрения денег. Если брать с точки зрения проекта, то, знаете, есть проекты, которые делаешь не business oriented, а сердце-oriented. Вот это именно такой проект. Один из редких и немногих, потому что сочетать деньги и проект для сердца почти невозможно.

Я сделал для себя, души и сердца, чтобы радоваться.

Это как игрушка: у мальчика должна быть какая-то игрушка, у мужчин тоже, но в другом виде. Ожидания с точки зрения нетворкинга, кучи идей, наполненности и общения отработало супер. Но, с точки зрения денег, пока что… ведь ещё конкуренты появились. Тут рынка нет, а они куда-то лезут. Ну, правда, ребят, если вы хотите на этом зарабатывать, подумайте дсять раз, мне кажется, вы потеряете много лет своей жизни. Тем более я-то не стою тоже.

бажкеноваорда подкасталдияр икдинара сатжанбагаделюксбайдильда

Гости студии

— А как вы сформировали ваш прайс?

Ценообразование очень простое: цена часа специалиста, плюс наценка на покрытие офиса, на возврат инвестиций, плюс какая-то маржа, чтобы развиваться — так формируется ценообразование за юнит. В нашем случае юнит — час аренды оборудования, пространства и специалиста. Дальше мы видим, сколько часов какой подкаст займет в производстве. 

С одной стороны, наша оценка здоровая, чтобы мы жили и развивались, с другой стороны — рыночная профессиональная цена, с третьей — готовность клиентов платить.

У нас есть уже около десяти классных идей, какие подкасты можно запустить на несколько сот, тысяч, может даже и миллион просмотров. Сейчас ищем финансирование, кто хочет зайти и посмотреть, там чек небольшой — 5 миллионов на старт. Более того, у нас под боком рекламное агентство, чего вам не даст ни одна студия подкастов.

раим дадыбаев

— Мне кажется, все равно есть большое количество брендов, которые никогда не уйдут в подкасты. Мы сами создавали подкасты для партнеров. И, судя по этому, подкасты приходят делать увлеченные пиарщики. В том, что у компаний будут определенные бюджеты, тем более у крупных, я очень сомневаюсь. Думаю, что, может быть, этот рынок немного вырастет, но он никогда не будет таким большим, так, чтобы в городе было десять подкаст-студий.

Сто пудов, да. Для Алматы десять подкаст-студий — это много. Для Алматы одна подкаст-студия — это Almaty podcast. Без обид, ребята, мы на самом деле готовы сделать все по-другому и круто, но здесь дело не в пространстве, а в способности продавать, грубо говоря. Ну, я умею продавать.

— Думаю из тех каналов, которые сейчас работают, это Инстаграм, таргетированная реклама, и конечно же, сарафанное радио?

Squares.kz хорошо приносят, много людей через них приходят. Интересно, что сарафанное радио работает среди профессионалов. Они приходят, два оператора, сначала с одной звездой-блогером, потом с другой, или от одного телеканала, потом — от другого.

— Скажите, пожалуйста, есть ли сумма, которую вы регулярно вкладываете в рекламу студии?

20 баксов в день.

раим дадыбаев

— Как много времени вы даете студии, чтобы она начала зарабатывать?

Если бизнес-процесс, то есть разные подходы. Первый — просто вкладывать, терпеть и смотреть. Здесь делается очень просто: считается емкость рынка, потом делается прайсинг, почем это можно продавать, и дальше вопрос о том, на сколько мы можем «прогрызть» долю рынка — за максимально короткий срок захватить рынок, чтобы быть монополистом. Соответственно, мы готовы вкладывать деньги, пока это не стрельнет и критическую массу не наберет. Но вот с точки зрения емкости рынка, она средняя. То есть, миллионером точно не станешь на владении студией подкастов.

Второе — рекламодатель. Потому что сколько бы ни было энтузиастов, которые хотели бы стать подкастерами, блогерами, ютуберами, они должны получать деньги. А в Казахстане получать деньги от YouTube — это смешное дело, потому что за миллион просмотров максимум заплатят 500-1000 долларов. Так вот, первое — ёмкость рынка, второе — чтобы увидели рекламодатели. И я вам говорю, что рекламодателей нет. Поэтому здесь экономически, конечно, фиг пойми. Опять же я для себя это рассматриваю с точки зрения нетворкинга, дополнительных идей, продаж, построения личного бренда. У меня есть стратегия на 10 лет, как поменять что-то в голове у людей. Мой посыл какой: учись и развивайся. Извините меня, но Ломоносов каждый день шагал 20 км пешком в школу, чтобы чему-то научиться. Мы же можем просто залезть в Google.

Еще больше интересного в полной версии подкаста по ссылке.


Читайте также: 

Что изменилось в Казахстане с начала января? Обо всём за 20 минут

Мен орманға сенемін: биоалуантүрлілік неге маңызды болып саналады?

Большие надежды: выполнит ли Казахстан свои обязательства по сокращению выбросов парниковых газов?


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм