При упоминании казахской классической литературы сразу вспоминаются роман-эпопея «Путь Абая» Мухтара Ауэзова, трилогия Ильяса Есенберлина «Кочевники» или «Слова назидания» Абая Кунанбаева. Но для знакомства с отечественной литературой эти книги могут показаться слишком тяжелыми.

Редакция STEPPE собрала пять книг, которые привьют любовь к произведениям казахских писателей и замотивируют погружаться дальше в отечественную классику. 


«Серый лютый», Мухтар Ауэзов

Охотники после уничтожения волчьего логова забрали с собой слепого волчонка. Воспитанием животного занялся мальчик Курмаш. Волк быстро перерос всех аульских псов, сбежал в степь и стал разорять некогда родной аул.

 

Трогательный рассказ о волчонке и приютившем его мальчике был вдохновлен произведениями Джека Лондона. Как и американский писатель, Ауэзов хотел показать психологию диких животных. «Мои детские впечатления о жизни в ауле и охотничьи увлечения помогли более полно ощутить невидимые нити, скреплявшие отношения человека к этим извечным спутникам кочевий и зимовок. Я помню, как драматический поединок человека и волка у Джека Лондона потряс мое воображение», – говорил писатель.

У автора легкий слог, который смог передать переводчик Алексей Пантиелев. И несмотря на маленький объем, читатель успевает привязаться и к волку Коксереку, и к мальчику Курмашу. От того трагичный конец рассказа обычно трогает читателей до глубины души.

Время прочтения: один час

Курмаш гордился молчаливым зеленоглазым зверем и весело смеялся, когда соседские собаки, визжа от страха, пускались от него наутек. По правде сказать, мальчик и сам побаивался Серого Лютого, но ни за что не признался бы в этом даже старой милой бабушке.

«Улпан ее имя», Габит Мусрепов

Бий Есеней, главенствующий над сибанами и керей-уаками, берет в жены Улпан. Умная, волевая и справедливая девушка старается облегчить жизнь простому народу, перенимает все лучшее, что видит у русских людей. Так, благодаря ее усилиям сибаны и керей-уаки первыми переходят к оседлости. Но вскоре после смерти мужа приверженцы старого уклада жизни всячески препятствуют стараниям Улпан.

Роман Мусрепова, в первую очередь, запоминается яркими героями: всегда открытая к новому Улпан и ее муж – спокойный и мудрый Есеней бий, на страницах книги даже появляется Кенесары Касымов. Однако здесь его восстания предстают в негативном свете, движение Кенесары противопоставляется борьбе Улпан. Она же в произведении становится символом революции против патриархальных вековых устоев. 

Время прочтения: 9 часов

Многие годы я не забывал о женщине, она родилась раньше своего времени и покинула этот мир с тяжестью неисполненных желаний и неосуществившихся надежд. Все это было и прошло – за один день и одну ночь.

«Ботагоз», Сабит Муканов

Произведение рассказывает о жизни девушки по имени Ботагоз во времена восстания 1916 года. Как и в романе Габита Мусрепова, главная героиня не готова мириться со своим бесправным положением и вместе с возлюбленным Аскаром вступает в революционное движение советской власти.

В романе много диалогов, которые погружают читателя в начало XX века. И несмотря на тяжелую тему, которая затрагивается в книге, она читается легко и быстро. В произведении описывается, как на территорию Казахстана начала проникать большевистская идеология, как строились первые русские школы и происходило отправление казахов на тыловые работы в годы Первой мировой войны. Однако особого внимания заслуживает любовная линия. Отношения между Аскаром и Ботагоз развиваются плавно, и читатель не спеша привязывается к главным героям, проходящим через множество трудностей.

Время прочтения: 10 часов

Бесправное положение казахской девушки приводило Аскара в отчаяние, и он сильно обрадовался узнав, что Ботагоз учится в русской школе. Обрадовался он и потому, что даже в городе редкие казашки учились грамоте, в ауле же таких примеров и вовсе не было. 

«Наша семья», Бауыржан Момышулы

Эту повесть можно назвать автобиографией. В ней Момышулы рассказал о своих детских годах, проведенных в ауле, своей семье, легендах, сказках, традициях и обычаях казахского народа. Часто повесть называют энциклопедией по этнографии, народной педагогике и фольклору казахов. 

Несмотря на то, что автор рассказывает о событиях, произошедших с ним в детстве, произведение больше похоже на сказку или художественный роман. Родственники Момышулы тоже больше похожи на персонажей из казахских легенд: бабушка Кызтумас, которую внуки прозвали «Сары Кемпир», дед, предсказывающий будущий характер внуков, единственный грамотный в ауле человек – отец Бауыржана – и три сестры писателя. Бауыржан Момышулы вспоминает свое детство с большой любовью, несмотря на трудности, через которые проходила его семья и весь аул. 

Время прочтения: 6,5 часов

Отец меня учил нашей родословной. 
– Чей ты сын? – спрашивал он меня. – Я сын Момыша, – отвечал я.
– Момыш чей сын?
– Момыш – сын Имаша. И так до седьмого колена...
Приезжавшие гости всегда считали своим долгом интересоваться моими познаниями и спрашивали мое имя, а затем имена всех прародителей до седьмого колена.

«Конец легенды», Абиш Кекилбаев

У стареющего Повелителя, завоевавшего полмира, появляются подозрения насчет любовной связи одной из его жен – младшей Ханши – с молодым зодчим Жаппаром, строителем прекрасной мечети, посвященной Повелителю. Он не может допустить этой связи и придумывает, как отомстить младшей жене и зодчему.

Прототипом Повелителя стал Тамерлан, а в основе романа лежит легенда о мечети Биби-ханум. По преданию, жена Тамерлана велела построить мечеть для эмира. Зодчий, руководящий постройкой мечети, влюбился в царицу и оттягивал окончание работ. Он поставил Биби-ханум условие: здание будет готово в срок, если она разрешит ему себя поцеловать. На щеке Биби-ханум остался настолько яркий след, что эмир Тимур заметил его. Продолжения у классической версии нет, поэтому Кекилбаев решил написать свою версию произошедшего и дописать конец истории. Роман из-за истории, на которой он основан, напоминает легенду или поэму.

Время прочтения: 8 часов

Башня воплотила в себе тоску по возлюбленному женщины, которая оставалась неприступно-глухой к тем, кто жаждал ее близости и благосклонности, и кротко улыбалась единственному, желанному, находившемуся вдалеке, звала его с мольбой и тоскою, суля радость и ласку.


Читайте также: 

В казахстанских вузах будут преподавать узбекский язык и литературу

В министерстве объяснили, кому для получения гражданства необязательно знать казахский язык

Не знающим казахский язык могут отказать в получении гражданства Казахстана


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм