Многие зоологи и биологи утверждают, что каждое животное и насекомое выполняет определенную функцию и занимает место в невидимой цепи взаимодействий в природе. Ни одно такое звено нельзя вычеркнуть и уничтожить, иначе цепь разорвется, а природный баланс нарушится. Об этом мы поговорили с зоологом и научным сотрудником АСБК  Аленой Кошкиной. Она участница и руководитель природоохранных проектов, автор научных публикаций и член международной рабочей группы по сохранению редкой птицы савки.

«Я пришла в зоологию не сразу. Первый диплом получила по специальности "туризм". Благодаря хорошему уровню английского языка стала работать ассистентом в бердвочинг-турах . В студенческие годы вступила в клуб бёрдвотчеров, а чуть позже через АСБК узнала о такой профессии, как полевой биолог. Работая в орнитологических турах, я открыла для себя разнообразие птиц Казахстана, наблюдать за которыми люди приезжают из других стран. Поэтому мне захотелось получше изучить эту сферу», — рассказывает Алена.


Что такое АСБК и чем она занимается

АСБК — казахстанская организация сохранения биоразнообразия, которая с точки зрения науки занимается изучением и сохранением дикой природы Казахстана. Деятельность организации осуществляется в самых разных направлениях: это сохранение и изучение отдельных видов животных, их местообитаний и работа с населением; выявление популяционных трендов; изучение разных видов и состояния их популяций, а также экосистем в целом.

Работая в этой организации, Алена пробовала реализовать себя в разных сферах деятельности, но остановила выбор на исследовании экологии млекопитающих. Она изучала, в каком состоянии находится их популяция и как на них отражается деятельность человека. Все исследования проводились в степи в полевых условиях.

Как выяснилось, роющие грызуны — сурки, суслики, тушканчики, полевки — одни из главных животных в экосистеме степи. Они составляют основу пищевой цепи целой экосистемы и преобразуют степной ландшафт и почвы.

Как в стране пытаются разводить куланов

«Мы занимаемся изучением разных видов животных, один из главных видов на которых нацелена наша работа — сайгаки. Главной угрозой для сайгаков остается браконьерство. Животных отстреливают ради рогов, которые используются в традиционной китайской медицине. Незаконная охота не только приводит к сокращению численности, но и нарушает половозрастной баланс в популяциях, что приводит к снижению рождаемости. С 2007 года АСБК принимает участие в ежегодных государственных авиаучетах сайгаков. С 2009 года ведется работа по спутниковому мечению сайгаков, что позволяет определять пути миграции и места окота», — подчеркивает Алена.

Также один из главных проектов АСБК — реинтродукция куланов — диких лошадей. Куланы, обитавшие на территории практически всего Казахстана, исчезли в 1930-е годы. Тогда в страну завезли туркменский подвид диких лошадей, и в период с 1953 по 1961 годы на остров Барсакельмес в Аральском море из Бадхызского заповедника Туркменистана были доставлены 14 куланов. Когда поголовье куланов на острове достигло 200 особей, их расселили на материке. В 1982-1983 годы куланы с острова Барсакельмес были перевезены на территорию Капчагайского ГОЗХ, ныне Алтын-Эмель.

Популяция в Алтын-Эмеле является наиболее успешной в мире реинтродукцией диких непарнокопытных.

В настоящее время это самая крупная вольная популяция куланов Equus hemionus kulan: по данным на февраль 2018 года, их численность составляла 3 510 особей. На сегодняшний день на территории Казахстана обитает около 4 000 куланов: несколько сотен куланов обитают в заповеднике Барсакельмес и несколько десятков — в Андасайском заказнике.

«Наряду с этим ведется работа по мониторингу снежного барса и дикого гуся — пискульки. Я координирую проекты с 2013 года, в частности, исследую редкий вид уток — савку, большая часть мировой популяции которой сосредоточена в Казахстане. Савки часто погибают в рыболовных сетях. По закону запрещено, но люди все равно используют их, бросают на озерах и множество птиц в них гибнут. Люди расставляют дешевые сети, бросают их на побережье озер, а птицы, запутавшись в них, погибают», — говорит зоолог.

Мы работаем над тем, чтобы в нашей стране птицы могли безопасно провести период гнездования и остановки на миграции.

Специалисты АСБК выезжают в степь для подсчета птиц и совместно с представителями территориальных инспекций патрулируют местность для выявления случаев браконьерства. Их миссия — донести до государственных органов информацию о наличии проблемы и попытаться сохранить вид.

Почему в степи должны оставаться волки

Алена изучает состояние популяции волка в казахстанских степях с 2012 года. Цель ее работы — снижение конфликта между волками и местным населением в степях Казахстана.

В стране численность волков всегда была высокой. В советское время по некоторым оценкам в Казахстане обитало от 30 до 60 тысяч волков. Из-за того, что волки нападают на домашних животных, люди истребляют их, например, с помощью отстрела.

Но сегодня из-за сокращения популяций волков необходимо задумываться о сохранении этого вида, так как волки — единственные большие хищники в степи. Если нарушится эта цепочка, то последуют более глобальные изменения экологической пирамиды.

«На смену волкам прийти некому. Есть способы снижения конфликта между людьми и волками. Помимо тотального отстрела можно оснастить местное население технологиями защиты скота, восстанавливать и поддерживать естественную кормовую базу. Многие считают, что волки питаются исключительно домашним скотом, но наши исследования показывают что домашний скот составляет только порядка 2% в питании волков в степных регионах Казахстана», — рассказывает Алена.

Как в столице уживаются зайцы, ястребы, хомяки и люди

Как рассказывает зоолог, в Астане, где она проживает, мало деревьев, но в городе существует естественная и живая экосистема. В большей части столицы обитают дикие животные, которых в обычных городских парках трудно встретить. В местах, где не косят траву и оставляют естественный растительный покров земли, кипит жизнь.

В нескольких парках Астаны обитает большая популяция обыкновенного хомяка — крупного грызуна, с ярким узнаваемым окрасом, характерного вида для степей. Недавно хомяк получил статус угрожаемого вида в Красном списке МСОП. Он находится в международном списке краснокнижных животных. Их количество сократилось из-за освоения целины и развития сельского хозяйства.

Также в столичных парках регулярно гнездятся хищные птицы: среди них ястребы-перепелятники, ушастые совы. Хищники — это индикатор качественного местообитания. Ведь для хищных птиц важны не только защитные условия, место для гнездования, но и кормовая база. Для их корма необходимы грызуны и мелкие птицы. Также в парках обитают зайцы-русаки, которых горожане замечают зимой.

«Это доказывает, что в столичных парках есть мини-экосистема. Астана находится целиком в центре степной зоны, и было бы нерационально не использовать степной ландшафт в создании концепции зеленого города. Один из примеров идеального места для птиц и млекопитающих — Талдыкольская система озер с окружающим степным ландшафтом, которая находится под угрозой уничтожения. Поэтому сотрудники АСБК хотят создать первый в Казахстане городской природный парк с сохранением уникальных экологических систем степных водно-болотных угодий Талдыкольской системы озёр», — говорит Алена.

По словам зоолога, в перспективе Астана — интересный объект для формирования городских природных пространств, для создания которых необходимо привлечь больше экологов и зоологов.

Чем еще занимается зоолог

С 2015 года Алена вместе с коллегами изучает популяцию савки. Для изучения миграции на птицах обычно устанавливают устройства, которые передают данные об их местоположении, но для савки безопасной модели таких передатчиков пока нет. Пока исследователям удалось пометить более 20 птиц. Чтобы продолжить изучение вида, Алена ожидает появления более безопасных технологий.

«В рамках докторского исследования я изучала влияние сельского хозяйства на популяции мелких млекопитающих степи. Я писала её в Германии в Мюнстерском университете — разбиралась, как на наших сурков повлияла распашка. Важные для степи грызуны, которых называют "экосистемными инженерами", сильно влияют на ландшафт и почву. Вопреки предположениям о том, что их популяция сильно пострадала от распашки, полученные нами данные подтверждают, что популяция сурков в Казахстане все еще большая. Мы картировали норы сурков на общедоступных снимках Google и так смогли оценить их примерную популяцию», — говорит Алена.

Большая часть нашей работы в каждом проекте посвящена работе с населением. Как бы хорошо мы не пытались защищать и охранять отдельные виды животных, создавать охраняемую территорию, если сознание людей будет оставаться на прежнем уровне, мы не сохраним биоразнообразие.

Алена координирует разные проекты, ищет финансирование, подает заявки в различные фонды. По словам Алены, сейчас сложно быть просто полевым биологом, как раньше заниматься только одним направлением. Нужно быть универсальным специалистом — владеть иностранным языком, методами статистической обработки данных, цифровой картографии. При желании можно сотрудничать с различными организациями и даже самостоятельно находить средства для исследований. За последние годы Алена подавала заявки в различные фонды, около половины из них были профинансированы.

Почему в зоологии мало женщин

«В полевой биологии ты сталкиваешься со стереотипами из-за возраста и гендера. Это территория мужчин: в экспедициях и поездках женщины всегда в меньшинстве. Мы работаем в регионах с традиционным уклад общества. Иногда возникает ощущение, что женщине необходимо гораздо больше доказывать свою экспертность, особенно при работе в определенных кругах. Например, с чиновниками.

Когда у женщины появляется семья, сложнее участвовать в экспедициях. Думаю, поэтому количество женщин в полевой биологии сокращается. Чтобы исследования продолжались, необходимо ездить в экспедиции и собирать данные. Два года назад я вышла в декрет и пока не могу оставить ребенка и выехать в поле. Чувствую, что мои коллеги за это время ушли далеко: собирают данные, пишут статьи. А я понимаю, что еще не скоро смогу вернуться к полевой работе. Но находясь в декрете, я обрабатываю накопленные годами данные, дописываю незаконченые статьи. Сейчас делаю учебное пособие о животных степи для школьников», — говорит Алена.

Стоит ли энтузиастам идти в науку и зачем

«Биологические науки, зоология и ботаника в советский период были хорошо развиты в Казахстане: функционировали институты, работала плеяда специалистов. В стране были очень сильные зоологи, которые собрали фундаментальную базу на основе исследований. Середину прошлого века можно считать расцветом зоологии в нашей стране: были созданы монографии о млекопитающих и птицах, которые удостоились союзных отметок. Сейчас же эти направления стали непопулярны.

По мнению Алены, после развала Советского союза институт зоологии находился в плачевном состоянии, но сейчас картина меняется: молекулярная биология, генетика и медико-биологическое направления становятся более привлекательными для исследователей. Молодые специалисты постепенно возвращаются, но есть недостаток кадров. В какой-то момент, по словам зоолога, в этой области образовался пробел — целое поколение людей ушло из науки.

Если человек горит этим делом, однозначно стоит попробовать себя. Наука — это сфера, в которой никогда не будет скучно. Здесь нет потолка, которого можно было бы достичь в других профессиях.

Почему зоология — наука будущего

Животные — это помощники правоохранительных органов и человека в защите урожая от вредителей, поводыри для слепых, участники опытов в изучении науки, физиологии и медицины, а также испытатели первых космических ракет.

«Сейчас мы наблюдаем расцвет биологических наук. Зоология многими воспринимается как архаичная профессия: человек с рюкзаком и ружьем, наблюдает в бинокль за животными. Люди задаются вопросом "если всё уже исследовано и раскрыто, зачем нам зоологи?”. На самом деле, зоология — это фундаментальная основа всех биологических исследований. Эта профессия будет востребована всегда. В зоологии масса неизученного, а людей которые туда идут — мало. Млекопитающие, птицы привлекают внимание большинства зоологов, но есть группы животных, о которых мы не знаем и сотой доли всей информации: беспозвоночные, различные группы водных организмов, амфибии, рептилии. Природа в себе таит еще множество загадок, которые нам только предстоит узнать», — говорит Алена.

 


Читайте также: 

17-летний спортсмен из Казахстана стал причиной исторического события в гольфе

Какие филиалы российских вузов откроются в Казахстане и как это повлияет на систему образования страны

В Казахстане заработал музыкальный стриминг hitter


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм