Динара Кусаин  специалист по детский безопасности, автор книги «Salem, родители!», автор сайта amansabi.kz, магистр Государственного университета Аризоны по специальности «Семейное и человеческое развитие». В своей второй книге «Колыбельной для ангела» Динара обсуждает табуированную в нашем обществе тему: поддержку уходящего из жизни ребенка и его семьи в этот трудный период.


В январе этого года вышла моя первая книга «Salem, родители!», и уже тогда у меня было собрано много материала по теме поддержки семей, переживающих утрату ребенка. Я понимала, что эта тематика не для широкой аудитории, и тогда я решила, что чуть позже напишу об этом отдельную книгу. Книга «Колыбельная для ангела» сегодня доступна в электронном варианте на платформе ridero.ru и на сайте amazon.com. Любой желающий может скачать ее бесплатно. Это мой социальный трибьют и гражданский долг.  

Многие знакомые говорили: «Динара, зачем ты эту тему поднимаешь? Ты к себе притянешь плохое!». Это показывает, что тема тяжелая, деликатная и очень табуированная в нашем обществе. Дети и смерть — это два полярных понятия, потому что дети — это наше продолжение, и наоборот считается, что по закону жизни — это те люди, которых мы, родители, оставляем после себя на этой Земле. Но, к сожалению, жизнь иногда распоряжается иначе.

Как и в случае с книгой «Salem, родители!» я хотела поделиться теми знаниями и информацией, которыми владею. Я встречала немало семей, переживающих потерю ребенка. Думаю, в моем возрасте примерно каждый сталкивался с такими ситуациями, даже если эти случаи произошли не в его семье, но у родных, друзей, знакомых, коллег. 

По статистике UNICEF, в Казахстане показатели детской смертности, к сожалению, находятся на высоком уровне.

— А с чем вы это связываете?

Во-первых, в целом уровень здоровья казахстанских детей находится не на очень высоком уровне. Увеличилось количество детей с хроническими заболеваниями, в том числе онкологическими. Один из факторов — уровень здоровья населения и детей.

Во-вторых, остается очень высоким удельный вес детской смертности от травматизма, и в этих случаях стопроцентная ответственность лежит именно на нас, на взрослых. Среди основных причин: дорожно-транспортные происшествия, падения с балконов, оконных проемов, случайные химические отравления бытовой химией, утопление и удушение. Каждый год, как открывается купальный сезон, мы все читаем новости о детях без присмотра, оказавшихся у водоемов и в не предназначенных для купания местах. 

А жертвами удушения часто становятся младенцы до года. Это такие случаи, когда ребенок задохнулся в кроватке, потому что был обложен подушками и одеялами. Это вопрос культуры, казахстанские родители часто сильно кутают детей.  

На западе есть такая специальность Child life specialist, то есть специалист по детской жизнедеятельности. Поддержка семей, где есть дети, страдающие хроническими заболеваниями, поддержка самих детей, которые переживают серьезные заболевания или поддержкасемьи, переживающая утрату ребенка — все вопросы и нагрузку, связанные с этими категориями берут на себя эти специалисты. Об их деятельности я узнала на курсе Child life management, когда училась в магистратуре. Мне хотелось поделиться теми знаниями, которые получила на этом курсе. 

Из чего состоит книга?

Как и в случае с первой книгой, книга создана не на пустом месте — она полностью подкреплена международными научными источниками. Я попыталась собрать все исследования, рекомендации профессионалов в этой сфере, объединить их и изложить доступным языком.

Здесь приводятся универсальные рекомендации и обсуждаются универсальные вопросы. Тут нет каких-то личных историй, есть примеры, но они обобщенные. Все кейсы объединены по тематикам: поддержка родителей, поддержка братьев и сестер, поддержка самих детей по разным возрастам. 

Как говорить о потере ребенка?

С родителями: 

Случаи бывают разные, и родители бывают разные. Очень важно идти за родителем, за его желанием. В первую очередь, нужно дать человеку выстрадать, выплакаться. Нельзя блокировать, запрещать выказывать эмоции, потому что невыстраданная эмоция потом еще долго будет съедать человека изнутри, и у человека могут начаться уже более серьезные проблемы со здоровьем: как с физическим, так и ментальным. 

У нас очень часто практикуется псевдопозитив, противником которого я лично являюсь. Допустим, произошла какая-то неприятность, а тебе говорят «Мысли позитивно! ». 


Любая эмоция имеет право на жизнь, раз она существует. Отрицать ее — глупо.


Наоборот, надо принять ее и сказать: «Да, у меня сейчас такой период, я чувствую себя плохо», и быть с собой искренним. Понятно, что люди иногда из благих намерений говорят «Ничего страшного, не плачь». Но кто сказал, что человеку нельзя плакать, если ему хочется плакать? Где это написано? Нужно дать человеку пережить горе так, как он сам считает нужным: не хочет ни с кем говорить, пусть не говорит, хочет выплакаться, пусть выплачется. 


Мы не имеем права осуждать или регулировать этот процесс. 


Также есть культурные различия. Например, на западе не принято сильно обсуждать личные проблемы — считается, что ты вторгаешься в личное пространство человека. Если у человека случилась какая-то трагедия или горе, то на работе, даже зная об этом, стараются не акцентировать на этом внимание и вести себя как ни в чем не бывало.  

Я сама знакома с такими родителями: есть знакомые, с которыми мы этот вопрос ни разу не обсуждали, есть пары, с которыми мы разговаривали об этом. Единого совета нет, надо смотреть по ситуации. 

С детьми:

Если мы говорим о тяжелобольном ребенке, то тут очень важно установить психологический контакт. Часто бывает, что ребенок идет на контакт с чужим человеком лучше, чем с родителями, потому что он не хочет причинить им боль. Ребенок чувствует и знает, что скоро он уйдет из жизни, и эти вопросы ему легче обсуждать с третьей стороной: психологом, родственником или другом семьи.  

Поддержка уходящего из жизни ребенка

Когда случается такое горе в семье, мы очень часто фокусируемся на родительском горе, но забываем о детях, об их чувствах и о том, как они сами воспринимают свой уход из жизни. Бывают ведь дети, которые долгое время страдают хроническими заболеваниями. Об этих детях мы часто не задумываемся, либо даже если и думаем, то не знаем, какой подход нужен к ним.

В книге есть отдельная тематика «Поддержка уходящего из жизни подростка». Основной принцип помощи такому ребенку — уважать его желание. Если ребенок не хочет говорить о том, что он уходит, то вы не должны говорить об этом, но если он хочет погоревать, оплакать самого себя, то не стоит ему мешать.

Второй момент — быть честным, и, если вы не знаете ответа на вопрос, лучше признаться в этом. Будьте правдивы и искренни. 

Стоит помнить, что подростки, например, особенно переживают изменения во внешнем виде, а также невозможность реализации планов на будущее (учеба, любовь), поэтому очень важно поддерживать их личностную самооценку. Нужно постараться, чтобы каждый прожитый день был проведен максимально полноценно. Дни должны быть наполнены яркими событиями.  

Кто занимается помощью и поддержкой семей, переживающих утрату ребенка?

При отделениях детской онкологии есть психологи, которые работают с самими детьми и родителями, но отдельной категории медицинских психологов, насколько я знаю, в Казахстане нет, как и нет такой специальности.  

Психология в Казахстане считается не медицинской, а педагогической специальностью. На западе профессия психолога лицензируема. А для получении лицензии тебе необходим диплом, определенное количество часов практики, сертификация — все очень строго. В Казахстане достаточно пройти курсы, необязательно иметь высшее образование, и ты уже можешь называться психологом, открывать свой кабинет и оказывать услуги. Сейчас наблюдается высокий разброс: есть профессиональные психологи и есть любители.  

— Как тогда подобрать правильного психолога?

Профессиональные психологи нередко объединяются в союзы, в профессиональные ассоциации. В Астане, например, есть Евразийский институт практической психологии и психотерапии, где работают настоящие профессионалы своего дела, на сайте можно детально ознакомиться с резюме каждого специалиста.  

Как помочь семьям, переживающим утрату ребенка?

Я сама бывала в таких ситуациях, когда приходилось высказывать соболезнования родителям в связи с кончиной ребенка. И у меня не находилось нужных слов, мне казалось, что я говорю какими-то стереотипными шаблонами. Пытаясь утешить, по неосторожности мы можем сказать неправильные слова. Например: «Представляю, через что ты проходишь». Это ложь, мы не представляем.  

Можно предложить помощь опосредованно: позвонить и предложить куда-то сходить, просто прогуляться в тишине. Если мы не хотим, чтобы человек остался со своим горем один на один, следует быть рядом, но не докучая. Можно просто прийти и, ни о чем не расспрашивая, помочь приготовить еду, прибраться дома, то есть привнести частичку нормальной рутины в жизнь. Потому что в такие моменты у человека все валится из рук и полностью нарушается привычный миропорядок вещей.  

Поддержка братьев и сестер детей, уходящих из жизни

Недавно министр труда и соцзащиты сообщил, что сегодня в Казахстане 60 % детей растут в многодетных семьях, то есть абсолютное большинство. В случае трагедии в таких семьях утрату переживают не только родители, но и братья и сестры ребенка. И к ним нужен отдельный подход.  

Родители в таких случаях разрываются: одного ребенка они теряют, а второй нуждается в опеке, заботе. Дети дошкольного возраста, к примеру, склонны экстраполировать на себя ситуацию уходящего из жизни брата или сестры, начинают переживать и бояться за собственную жизнь и здоровье. Очень важно убедить их, что они в безопасности, и объяснить, что их жизни ничего не угрожает.  

Бывает, родители стараются уберечь здоровых детей от плохих новостей, поэтому не водят их в больницу навестить брата или сестру. Однако многочисленные исследования показывают, что такие дети переживали стресс сильнее, нежели дети, которым дозволялось посещать брата или сестру, иметь возможность общаться, обнять, проститься. 


Родители пытаются пощадить чувства детей, но на самом деле могут нанести больше вреда. 


В «Колыбельной для ангела» я постаралась деликатно и бережно обсудить в книге самые сокровенные и трудные вопросы.  Очень надеюсь, что заинтересованный читатель найдет в ней нужную для себя информацию. Как мама, искренне желаю, чтобы любое горе обходило родителей стороной!