В прошлом материале мы рассказывали о том, как людей незаконно лишают дееспособности и ставят на психиатрический учет, а также заставляют подписывать согласие на госпитализацию. Для защиты прав людей, пострадавших от действий психиатров, в 2015 году открылся фонд «Қорғау HR». Юрист фонда Тамара Симахина и руководительница фонда Алия Абдинова рассказали нам истории, с которыми к ним обращались за семь лет работы организации.


История матери, которая по ошибке сделала так, что сына признали недоееспособным

В 2019 году мать по собственной неграмотности признала сына недееспособным. У него есть психиатрический диагноз и серьезное глазное заболевание. После она решила попробовать вернуть ему дееспособность и обратилась к нам за помощью. Наш фонд подал заявление в суд с требованием о признании молодого человека дееспособным. Независимый психолог несколько дней наблюдала за ним и отметила, что принимать решения парню тяжело только из-за заболевания глаз, а психиатрический диагноз здесь не играет роли.

В суде психиатры дали заключение о его недееспособности, а мы предъявили доказательства об обратном: молодой человек сам узнал, как ему получить бесплатное жилье, собирал документы и ездил в акимат, что свидетельствует о его самостоятельности. Суд должен был оценить все предоставленные данные и принять решение. Но специалисты снова признали его недееспособным. А казахстанская судебная практика идет по пути «какое заключение психиатров — такое и решение суда». 

История блогера-правозащитницы, оказавшейся в психиатрической больнице против своей воли

Правозащитница Виктория Баженова начала снимать ролики для своего YouTube-канала «Ужасы Дома Ветеранов г. Алматы». Из-за этого в учреждении проводилось много проверок. Чтобы «успокоить» Викторию, ее отправили в психиатрическую больницу, но она отказалась подписывать согласие на госпитализацию.

Женщину держали в больнице месяц, принудительно вводили ей психотропные вещества, несмотря на противопоказание — повышенное артериальное давление. Виктория падала в обмороки, но ее продолжали колоть. Через месяц женщине сказали, что ее выпустят, если она «задним числом» подпишет согласие на госпитализацию. Виктория сделала это, чтобы сохранить свою жизнь и выйти оттуда.

Мы уже несколько лет пытаемся доказать, что госпитализация Виктории Баженовой была незаконной, и все, что с ней делали — это пытки. Но мы не можем этого сделать, потому что из доказательств есть только ее слова. 

История одной смерти в наркодиспансере

В феврале этого года женщина привела своего сына в наркодиспансер в состоянии сильного алкогольного опьянения. Через несколько часов ей сообщили, что он в коме, а к утру ее сын уже скончался. Мы не можем утверждать, но, судя по документам о вскрытии, молодому человеку ввели психотропное вещество. Смешение алкоголя и препарата могло привести к летальному исходу. Сейчас мы готовим документы для обращения в правоохранительные органы. Надеемся, что нам удастся раскрыть правду в этом деле.

Истории о губительных психотропных 

К нам обратился молодой человек, которому с семи лет назначали психотропные вещества. По словам пострадавшего, у него были сильные спазмы, немел кончик языка, при сжатии пальцев в кулак он не мог их разжать обратно. У молодого человека от препаратов болела голова, звенело в ушах. 

«У меня до сих пор шрамы от капельниц, месяц не мог ходить. Когда врачи посмотрели анализы крови, сказали, что обнаружили много психотропных препаратов, хотя я уже несколько лет их не принимал. Травмотолог сказал, что боли в костях — это последствия приема этих препаратов», — рассказал пострадавший.

Другой парень из Семипалатинска писал, что из-за препаратов он стал более агрессивным. Он попросил брата выписать его оттуда, потому что боялся, что потеряет контроль и нанесет кому-то вред. Также был случай, когда бабушка отправляла внука в психиатрическую больницу и «пичкала» психотропными веществами с 12 лет, потому что не могла справиться с переходным возрастом. Мальчик говорил, что после этого не мог ходить. 

История о том, как человек 20 лет не знал о своем «диагнозе»

В 2001 году во время медкомиссии в военкомате мужчина сообщил, что у него было сотрясение мозга, после чего его направили в психиатрическую больницу. В результате осмотра его признали годным к нестроевой службе. 

В конце 2020 года он обновлял водительские права и обнаружил, что состоит на психиатрическом учете.

Однако до этого он дважды получал справку об обратном. У мужчины есть травма головы, но это не входит в список диагнозов для постановки на учет. Наш фонд подал заявление в суд и потребовал показать медицинскую карту мужчины. Ни в каком другом случае карту не показывают — говорят, что это тайна медицинского работника. В карте была запись о том, что к мужчине якобы приходила патронажная сестра, и что в 2016 году он месяц находился в Центре психического здоровья (ЦПЗ) и получал медикаментозное лечение. По нашим предположениям, врачи подделали документы, потому что им надо было оправдать деньги, которые они 20 лет получали от государства для человека, состоящего на учете.  

История Балнур, которая победила систему

Также к нам обращалась Балнур Муканова, которую незаконно поставили на психиатрический учет. По словам женщины, у нее был конфликт с начальницей во время работы в департаменте медицинского и фармацевтического контроля, и бывшая руководительница решила таким образом отомстить ей.

О том, что она состоит на учете, Балнур узнала на портале электронного правительства eGov, когда собирала документы для трудоустройства.

В базе пациентов психдиспансера была запись, что с января по март 2022 года Балнур состояла на учете с диагнозом «параноидальная шизофрения». Четыре месяца мы добивались удаления ее данных из системы. ЦПЗ пытались нас убедить, что это невозможно. После Минздрав провел проверку и подтвердил, что женщина никогда не болела психическим заболеванием и не обращалась к психологу или психиатру. 27 июля данные Балнур были удалены, сейчас по ее делу еще идет уголовное расследование.


Читайте также: 

Минздраву на строительство больниц в селах понадобится порядка 200 млрд тенге

«В психиатрической больнице люди находятся в более бесправном положении, чем в СИЗО»: о принудительной госпитализации и нарушении прав человека в психиатрии

В Семее открылся Центр ядерной медицины и онкологии


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм