Стефанос Ксенариос — экономист-эколог со специализацией в области водных ресурсов и изменениям климата, сейчас преподаёт в Назарбаев Университете. Стефанос работал три года в Индии и Эфиопии в качестве сотрудника Международного института управления водными ресурсами (IWMI). Позже Стефанос проводил исследования в области изменения климата и сельского хозяйства в Южной Азии на базе Норвежского института биоэкономики (НИБИО), а также работал начальником отдела по вопросам водоснабжения и энергетической безопасности при Бюро Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Таджикистане.

Стефанос Ксенариос является главным редактором Центрально-Азиатского журнала по исследованиям в области водных ресурсов (CAJWR), а также членом комитета Международной группы специалистов по водным ресурсам по статистике и экономике.

Мы обсудили с экспертом вопросы водной безопасности в Казахстане и Центральной Азии.



Что такое водная безопасность?

Стефанос Ксенариос

Концепция водной безопасности ещё не является широко известной. Тут дело в интерпретации. Многие говорят, что водная безопасность связана с национальным благосостоянием, с защитой водных ресурсов и имеет отношение к качеству воды. На самом деле, для водной безопасности есть общее определение, которое объединяет эти интерпретации.

Предположим, что водная безопасность также во многом зависит от того, сколько воды у вас есть в конце дня, особенно в Центральной Азии. Таким образом, для Казахстана под водной безопасностью понимается до некоторой степени то, сколько воды поступает в страну, потому что более половины воды, или около половины воды поступает из-за Казахстана, и это главное. Так что водная безопасность определяет, сколько воды поступает в страну и какого она качества. Что касается нехватки воды, думаю, сейчас очень тревожная ситуация с Сырдарьей.

Что не так с водной безопасностью в Казахстане и ЦА?

Из верхнего течения поступает не так много воды, из-за чего засуха стала одной из основных проблем. Это проблема преимущественно Кыргызстана, потому что с Амударьей Казахстан не имеет большого взаимодействия — в основном с Сырдарьей и некоторыми притоками.

А также есть проблемы с количеством воды, поступающей из Китая, и её качеством. Потому что, как мы знаем, в Китае есть несколько предприятий, промышленных секторов, которые имеют дело с кожевенными заводами, занимающимися обработкой кожи. Это влияет на качество воды.

Это не означает, что Казахстан не имеет своей доли ответственности за водную безопасность внутри страны. Казахстан также должен позаботиться об управлении собственными водными ресурсами. Но, стоит признать, что большая часть проблем связана с водой, которая поступает из-за пределов Казахстана.

Это вопрос на миллион долларов. У нас есть проблемы с водоснабжением. Тем не менее, мы не должны упускать из виду или игнорировать тот факт, что до сих пор существует очень высокий уровень неэффективного использования воды в сельском хозяйстве. Вода для сельскохозяйственных нужд занимает львиную долю в Центральной Азии (более 85%). И когда мы говорим о фактическом использовании воды, мы в основном имеем в виду воду для сельского хозяйства. Промышленная вода в Казахстане составляет около 35%, но это единственная страна в Центральной Азии, которая в той или иной степени использует техническую воду.

Все другие страны используют воду для орошения. Вода, которая поступает в Казахстан из других стран, в основном используется для орошения или для гидроэнергетики Кыргызстана. Но проблема заключается не в доступности. Проблема связана с тем, как и когда страны выпускают воду. Потому что, допустим, Кыргызстан сохраняет воду летом, так как государство делает всё, чтобы вода увеличила мощность гидроэнергетики. И страна также нуждается в воде зимой, когда сбрасывает воду вниз по течению и вырабатывает гидроэнергетические мощности. Гидроэнергетика Казахстану не очень нужна. Казахстан пытается построить больше водосливных дамб и собирать воду. Государство хочет построить резервуары для скота, сельского хозяйства, и особенно для воды, которая зимой поступает из верховьев реки.

Я знаю, что ситуация немного тревожная. Однако её можно улучшить, если умело и эффективно использовать воду для сельскохозяйственных нужд.

Как связаны трансграничные бассейны Казахстана с проблемой обмеления рек и озёр?

В Казахстане шесть из восьми бассейнов являются трансграничными. Но на самом деле есть два сухих бассейна, которые являются не трансграничными. У них не так много воды. Я думаю, что должны быть более серьёзные усилия по расширению прав и возможностей существующих механизмов по регулированию водной политики. Мы провели опрос в Школе государственной политики Назарбаев Университета и поняли, что большинство экспертов по воде хотят новое учреждение, так как их не устраивают существующие. На данный момент эффективных механизмов мало или нет вообще.

Возможен ли водный конфликт?

Я думаю, что это маловероятно. Но у Кыргызстана и Узбекистана есть некоторые проблемы. Есть проблема с вододелением. Я слышал, что у Кыргызстана и Таджикистана есть проблемы с небольшим водохранилищем.

И, тем не менее, и для Кыргызстана и для Узбекистана, соглашения должны быть пересмотрены. Последнее соглашение было сделано в 1990х. У нас не может быть соглашений, датированных примерно 70-летней давностью. Они уже не имеют такого значения.

У нас не хватает обязывающих соглашений, у нас есть консультативные соглашения, соглашения о том, что всё в порядке. Но обязывающие соглашения датируются 1998 годом. Кыргызстан больше не участвует в этих соглашениях, потому что существующее соглашение фактически даёт 1% из Сырдарьи в Кыргызстан, в то время как Кыргызстану принадлежит около 50% или более реки. Эта политика должна быть пересмотрена.

Есть ли угроза снижения речного стока с территории сопредельных государств?

Сокращение речного стока происходит потому, что страны в какой-то степени задерживают воду, которая им нужна для гидроэнергетики. Или, как в случае с Китаем, им нужно больше воды для полива.

Это можно лучше организовать с точки зрения изменения климата, осадков и дождя. В моделях не показано уменьшение количества воды по сравнению с дождевой водой. Люди увидели сокращение воды, которая будет поступать из ледников. Это нормально, что некоторые ледники будут таять, другие уменьшатся, но они зависят от того, сколько воды будет в реках. Так что я не думаю, что проблема заключается в изменении климата или в плохом управлении. Я думаю, что гидрология и её мониторинг плохо исследованы в Центральной Азии.

Какова связь между перенаселением с ограниченными ресурсами воды?

Я не думаю, что в Центральной Азии перенаселение — проблема. Перенаселения нет в Центральной Азии, оно существует в Южной Азии, Индии, Бангладеше и Индонезии, но не здесь. Проблема потребления воды на душу населения происходит не потому, что люди потребляют примерно 100-150 литров в день. Вы видите в Европе или других странах в США, что потребление на душу населения намного выше. Основное потребление в Центральной Азии приходится на сельское хозяйство, потому что тут оно развито, а здесь очень плохой менеджмент с точки зрения потребления воды. Поэтому я не думаю, что население может играть роль, здесь больше проблема в регулировании водной политики.

Что нужно сделать, чтобы избежать конфликта между государствами?

Я бы хотел, чтобы у воды была ценность. Её стоимость должна быть выше, и таким образом люди бы больше ценили воду. Например, в сельском хозяйстве, которую сейчас дают бесплатно, вода не имеет ценности. Орошение не окупается. Люди платят очень номинальную цену. Почему это произошло? Потому что у них нет большой прибыли. Это уже другой вопрос.

Цена на воду очень низкая, и я не думаю, что дефицит воды достигнет критической отметки. Кроме того, у нас есть запасы подземных вод, которые нужно учитывать. Однако, подземные воды ещё полностью не изучены. И есть много, много исследований о том, как дальше эксплуатировать запасы подземных вод. Казахстану необходимо вести переговоры с соседними странами на более выгодных условиях касательно водной политики.

Необходимо провести гораздо больше исследований в Центральной Азии. Видите ли, специалистов по воде крайне мало. Многие профессионалы, к сожалению, не работают в Казахстане, потому что их работа плохо оплачивается. У них мало перспектив карьерного роста, поэтому они уезжают из страны.

Как это связано с климатическими изменениями?

Изменение климата — это проблема, но не такая большая для Казахстана. Государству стоит беспокоиться о том, как вести переговоры со странами, расположенными выше по течению, и особенно о том, сколько воды они собираются выпустить.

А с точки зрения экстремальных погодных условий, они всегда были и будут. В настоящее время есть свидетельства того, что климат увеличивает частоту экстремальных погодных явлений и это нормально. Но не эти крайности создают кризис в стране, я думаю, что Казахстан и страны ЦА должны быть лучше подготовлены к таким погодным условиям.

Какие есть альтернативные источники воды и насколько они эффективны?

Грунтовые воды должны быть лучше исследованы. Я бы не сказал, что это средство для полива, потому что это очень ценная вода. Что касается западной части страны, я бы посоветовал пересмотреть грунтовые воды в Каспийском море, чтобы вернуться к способам опреснения воды.

Какие инструменты природного регулирования могут быть применены в Казахстане и Центральной Азии?

Следует использовать традиционные социально-экономические инструменты, такие как субсидии или передовые технологии. Кроме того, я считаю, что одним из очень важных инструментов управления является регулирование водных ресурсов. Здесь многого не хватает, так как институты слабые, им не хватает авторитета. Например, Балхаш-Алаколь является одним из самых сильных комитетов с точки зрения управления речным бассейном. Однако эти комитеты носят только консультативный характер, но мало, что могут сделать. Они высказывают свои взгляды касательно воды, но им нужно больше власти.

Кроме того, бассейновым организациям требуется больше власти с экономической и технической точек зрения, а также надзор. Я имею в виду, что у них должно быть больше гидрологического мониторинга. При этом важно собирать прямые данные с гидроэлектростанции. 

Как загрязнение воды противостоит регулированию водных ресурсов?

Загрязнение воды в Казахстане более важно, чем наличие или отсутствие воды. Это было проблемой и останется таковой в Казахстане, потому что есть много отраслей промышленности, особенно добывающих и горнодобывающих, которые используют воду либо в качестве сырья, либо для разбавления конечного продукта. И это снова выпускается обратно в реки, а отфильтровать и восстановить загрязнённую воду очень сложно. Так что качество воды, я думаю, важнее, чем изменение климата, наличие воды и тому подобное, потому что вся эта вода может попасть к нам домой.

Это очень важно. Знаете, вам понадобится много денег, чтобы попытаться восстановить или вернуть первоначальное качество воды. Это слишком высокая цена. Итак, следует ввести более строгие правила для компаний, чтобы они применяли меры предосторожности в отношении воды. Если другие страны способны на хорошее регулирование водной безопасности, то и мы можем.

В целом, в Казахстане водопользование — не такая критическая проблема, воды здесь не так уж и мало. Я думаю, что Казахстан экономически мощная страна и у него огромный потенциал к развитию. Это может улучшить ситуацию.


Читайте также: 

Как казахстанцы относятся к реформам о выборах?

Афганские фермеры грозятся вернуться к производству опиума из-за нехватки денег

В Ташкенте пройдет семинар для развивающихся стартап-экосистем СНГ


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм