Пандемия, вспыхнувшая в конце 2019 года, не только мгновенно распространилась по всему миру, заразив более миллиона человек, но и посеяла массовую панику. Тысячи людей ринулись скупать продукты, лекарственные средства, антисептики и маски. 

В ожидании надвигающейся угрозы страны начали соревноваться в разработке вакцины так, словно мы вернулись ко временам освоения космоса. В «вирусную» гонку отправились около 30 стран, включая США и Китай, которые уже тестируют вакцину на людях. Казахстан не стал стоять в стороне и ринулся разрабатывать свою версию. Созданием новой вакцины, по последним данным, занимаются Национальный центр биотехнологий и Научно-исследовательский институт проблем биологической безопасности. 

Появление новой вакцины, казалось бы, ждёт весь мир, минуя лишь одну группу — антипрививочников. С ними мы и решили поговорить, чтобы узнать, как они относятся к пандемии и что в этой ситуации кажется им наиболее опасным. 

Коротко о главном:

Что антипрививочники думают о коронавирусе?

Чем опасен страх вакцинации?

Вызывают ли прививки ДЦП и аутизм?

Может ли COVID-19 исчезнуть самостоятельно?

Прививка БЦЖ вырабатывает иммунитет против коронавируса?

Что Казахстан делает или делал не так?

Сражение с ветряными мельницами 

Кризис доверия в отношении действия прививок образовался на пороге 1800 года, когда английский врач Эдвард Дженнер изобрёл первую вакцину от натуральной оспы. Несмотря на революционное открытие, некоторые представители духовенства напали на учёного, подвергнув его работу обширной критике и гонениям. 

Спустя 200 лет его соотечественник Эндрю Уэйкфилд опубликовал лживую статью, «доказывающую» связь комбинированной вакцины против кори, эпидемического паротита и краснухи с аутизмом. Даже после того, как статья была отозвана, а крупнейшие исследования опровергли его теорию, последователи движения отказывались верить научному миру. Вместо этого они распространяли информацию о том, что фармацевтические компании состоят в сговоре с могущественными странами, которым выгодно прививать людей. 

Отозванная статья Уэйкфилда в журнале Lancet

Сейчас же антипрививочное движение чаще можно заметить в соцсетях, где они создают различные паблики, чтобы делиться мнением и лженаучной литературой. Однако, по их словам, они испытывают небывалый прессинг. Игорь (имя изменено — прим.ред.), один из админов группы, говорит, что государство и ВОЗ активно борются с ними: «Если раньше наше сообщество можно было найти через поисковик, то теперь правила соцсети запрещают это — мы просто не высвечиваемся. Также когда люди заходят к нам, чтобы узнать правду, то всплывает сообщение о недостоверной информации».

Он уверен, что это заметно снижает уровень доверия и нарушает право на свободу самовыражения. На предположение о том, что подобная свобода слова может угрожать жизни других, Игорь отвечает довольно легко: «Я не заставляю принимать свою позицию, а просто информирую людей. Остальное уже их выбор».

В подобных группах ежедневно публикуется информация о вреде и побочных действиях прививок — источники в большинстве случаев написаны на русском и не содержат ссылок на международные исследования. Так, там можно заметить множество упоминаний российских специалистов: ВИЧ-диссидента Владимира Агеева и советского вирусолога Галины Червонской. Если Агеев отрицает наличие ВИЧ, ссылаясь на то, что не существует цифровой фотографии самого вируса, то Червонская называет календарь прививок «борьбой с природой человека».

Кроме всевозможных видео и малоизвестных интервью в пабликах часто публикуются истории реальных людей, которые всё ещё придерживаются теории Уэйкфилда. Например, участница Любовь открыто заявляет, что ставила ребёнку все прививки, но после одной — не помнит какой именно — стала замечать у сына признаки аутизма.

Она решила, что это произошло по вине вакцинации. Тогда ребёнку было около 2-2,5 лет, и ранее он «вёл себя как обычный, здоровый малыш». После случившегося Любовь отказывается обращаться за помощью к врачам и часто посещает храм, хотя и там ведутся разговоры о небезопасности отказа от вакцинации. «Наверное, это всё из-за давления государства», — заключает она.

Не так страшен чёрт, как его малюют

Участники движения считают новый коронавирус не более чем общим психозом. Они, ссылаясь на интервью других российских специалистов, говорят, что грипп ежегодно забирает больше жизней. На вопрос о том, почему же тогда международные организации и местные власти принимают решительные меры, отвечают, что это продиктовано массовой слежкой за людьми и преследованием собственных узурпаторских интересов. 

«Вирус существует, мы этого не отрицаем, но никакой эпидемии нет. Ситуацию размусоливают власть имущие и СМИ, которым они платят, а остальные подхватывают», — подчёркивает Александр (имя изменено — прим.ред.), второй админ группы.

Участники уверены, что «раздувание из мухи слона» также нужно для того, чтобы устанавливать мировое господство одних стран над другими. «Экономика скоро рухнет. Вы видели, что происходит в мире? Сейчас они подведут к тому, что во избежание кризиса нужно будет поставить новую прививку, тогда-то мы все и сможем работать в спокойствии. Кому это надо? Тем, кто сейчас придумает вакцину. Скоро они обогатятся».

Остатки былой роскоши

Примечательно, что большинство антипрививочников, минуя активистов, не являются любителями теорий заговора. Напротив, их главный сподвижник — неуверенность. Неуверенность в том, что вакцинация действительно необходима в борьбе с опасными инфекциями, незнание того, что редчайшие осложнения после прививок гораздо легче, чем последствия самого заболевания.

Читайте также: Слезть с иглы вакцины: Быть или не быть?

Ими движет бесконтрольный страх в отношении здоровья собственных детей. Активисты, понимая это, прибегают к манипуляциям. Рассылая информацию о вреде вакцин, предварительно снабжая её фотографиями покалеченных детей, они говорят: «Ты ведёшь своё дитя на верную гибель. Остановись, пока не стало слишком поздно».

А страх, как показывает практика, заразнее любой инфекции. При этом пассивное антивакцинаторство, когда родители не становятся активными агитаторами, но и не прививают ребёнка, стало доступным благодаря всеобщей иммунизации. В современности нам не приходится сталкиваться с прежней статистикой смертности от оспы или полиомиелита, хотя вспышки кори всё ещё вызывают тревожность.

Данные эпиднадзора за корью, 2019 год.
В Казахстане, наряду с Нигерией, Тайландом и Камеруном, наблюдается вспышка инфекции. 

Доступная роскошь цивилизации привела нас к тому, что мы можем беспечно относиться к необходимым профилактическим мерам, которые спасают нас от массовой гибели. Данные за 2018 год показывают, что только 59 процентов от всеобщего населения в Западной Европе и 50 процентов на востоке считают, что вакцины безопасны.

Однако текущая ситуация с распространением COVID-19 приводит человечество к мысли о том, что пришло время отбросить незнание и нерешительность. В глобальной схватке, разворачивающейся на наших глазах, мы должны обратить взор на тех, кто находится на передовой — врачей и экспертов здравоохранения. 
 

Следуя собственному совету, мы обратились к Дамиле Нугмановой — Президенту Ассоциации семейных врачей Казахстана, доктору медицинских наук и профессору, чтобы поговорить о пандемии, коллективном иммунитете, мифах вакцинации и о том, как прививка БЦЖ, оставшаяся нам после развала союза, вызывает бурные дискуссии в вопросе профилактики коронавируса. 


— Угрожает ли антипрививочное движение коллективному иммунитету, повышая восприимчивость организмов к различным эпидемиям?

Конечно, угрожает. Массовые прививки, где привиты 90-95 процентов детей, дают тот самый видовой иммунитет, благодаря которому человечество ликвидировало чёрную оспу и почти ликвидировало полиомиелит.

Если бы этого не было сделано, то люди бы умирали или становились инвалидами от этих зараз. 

В нашей стране отказ от вакцинации от кори привёл к вспышкам болезни, где уже страдают не только непривитые дети, но и мы — взрослые. Например, три недели назад в Алматинской области коллеги обсуждали со мной пациента 45 лет, у которого мы диагностировали коревой энцефалит.

Вакцинация от оспы, 1962 год

— Некоторые участники движения утверждают, что после вакцинации у их детей наблюдались двигательные нарушения или другие патологии. Насколько это может быть достоверным? 

Проводились специальные исследования на предмет того, могут ли вакцины вызвать ДЦП, аутизм или другие нарушения нервной системы. Доказано, что нет. Просто напуганные матери начинают пристально наблюдать за своими детьми после прививки. До прививки они этого не делали и не замечали первые признаки уже имеющегося ДЦП или аутизма

Только тяжёлые врождённые дефекты иммунной системы — прежде всего клеточного иммунитета — раковые заболевания, некоторые пороки внутриутробного развития и текущие острые инфекции могут служить отводом для прививок. К счастью, таких врождённых отклонений очень мало. Сомневающиеся родители должны пользоваться достоверными источниками информации, в частности, Научным Фондом Аутизма.

Также надо иметь в виду, что у детей, которые не получили вовремя прививки от кори, может появиться коревой склерозирующий панэнцефалит, который развивается через 7-10 лет после легко и незаметно перенесённой кори.

— Бывают ли в целом «некачественные» вакцины? Зависит ли это от производителя?

Да, бывают, поэтому сертификация вакцин производится с помощью специалистов ВОЗ. Закуп проводится централизованно государством у проверенных поставщиков, а вакцины непрерывно совершенствуются. Это уже совсем не те вакцины, которыми прививали меня или детей 20-30 лет назад. 

Современные вакцины прошли самые тщательные клинические испытания, поэтому безопасны и эффективны. Учёные умеют секвенировать гены и из каждого вируса или микроба «вытащить» ту часть, которая обеспечит хороший защитный иммунитет. Очень важно отметить, что надо обращать внимание на соблюдение холодовой цепочки при транспортировке и хранении вакцин. В каждом холодильнике, где хранятся вакцины, должно быть два термометра: на верхней и на нижней полках. 

Проверяйте их наличие и не вакцинируйтесь там, где вы видите или подозреваете нарушения хранения и перевозки вакцин.

— Как устроен процесс тестирования вакцины в целом? 

Тестирование новой вакцины или любого лекарственного препарата проходит в несколько этапов. Первый — изучение токсичности на живых клеточных культурах. Затем инфекцию вызывают у лабораторных животных, чаще это грызуны. После создания модели болезни у экспериментальных животных, на них начинают испытывать вакцину.

Одной половине здоровых грызунов — опытной группе, вводят вакцину, а другой половине, которую называют контрольной группой, вводят пустышку. Затем обе группы заражают вирусом и оценивают, насколько вакцина эффективна и безопасна у этих животных. 

Следующий этап — испытание вакцины на самых генетически близких человеку животных — обезьянах. Дальше при подтверждении эффективности и безопасности на животных, начинают испытания на людях, которые также включают три этапа. Первый — на здоровых добровольцах — проверка токсичности и безопасности без оценки эффективности. Затем проверка эффективности на здоровых людях: опытной группе вводят вакцину, а контрольной — плацебо.

При этом участники испытания и врачи, которые им вводят вакцину или плацебо, не знают, что именно вводят. Это называется рандомизированные слепые контролируемые испытания. 

Затем наблюдают за обеими группами. Подсчитывают, у скольких людей в обеих группах развился вирус. Если вакцина показывает свою эффективность и безопасность, то начинают многоцентровые рандомизированные контролируемые испытания на больших группах людей в разных странах. При успехе этого этапа возможно начать промышленное производство вакцин. 

— Сейчас несколько стран пытаются разработать вакцину против COVID-19, а в США уже начинают тестировать новую формулу. На какую страну стоит ориентироваться в этом вопросе?

Только на те страны, где очень хорошо финансируется наука, наряду с присутствием учёных мирового уровня, но не одиночек, а больших групп. Также стоит следить за теми странами, где на подхвате высокие технологии, человеческие ресурсы, оснащённые лаборатории и где есть научная порядочность. 

Научная принципиальность и честность воспитывается смолоду в странах, где наука не подчиняется чиновникам и политикам, а сами учёные решают судьбу своих коллег и их исследований и разработок.

Ни в одном авторитарном государстве невозможно создать подобную культуру. Вот и делайте выводы.

— А какова вероятность того, что пока вакцину будут тестировать, коронавирус мутирует и прививка будет неэффективной?

В каждом вирусе есть определённая часть, которая не меняется. Коронавирус SARS-CoV-2, в отличие от вируса гриппа, сильно не мутирует и остаётся стабильным. Но, чтобы избежать вероятности, что вакцина не сможет победить вирус из-за его изменчивости, учёные хотят выделить те белки или РНК в составе коронавируса, которые не меняются и создать вакцину именно из них. 

— Может ли вирус погибнуть самостоятельно, если большая часть населения переболеет?

Такая вероятность есть, но какова цена вопроса? Вирус не погибнет, но люди выработают к нему иммунитет. Чтобы развился так называемый видовой иммунитет у всего человечества, переболеть должно большинство людей на Земле — от 60 до 80 процентов. А это от 4,7 до 6,1 миллиарда жителей.

Из этих заразившихся 80% перенесут вирус довольно легко, а 20% процентов, около 1-1,3 миллиарда, будут нуждаться в стационарной помощи и кислороде. Далее, 250-300 миллионов — в аппаратах ИВЛ, большом количестве дорогостоящих лекарств и в опытных реаниматологах, врачах, медицинских сестрах, пульмонологах, инженерах и других специалистах.

У человечества просто нет таких резервов. Получается, что погибнет 200-300 миллионов. Только Гитлер мог бы поставить такой эксперимент, чтобы избавиться от «слабых», пожилых и хроников. 

— Есть ли опасения, что новый коронавирус может в большей степени поразить антипрививочное движение?

Самое ужасное, что не антипрививочное движение, а несчастных детей антипрививочников, которым не сделали важные прививки от туберкулёза, гемофильной палочки, пневмококков, кори и так далее. Вакцины не только защищают от этих инфекций, но и тренируют иммунную систему ребёнка и взрослого. 

Например, вакцина БЦЖ, которую надо получить в первые дни жизни, не только снижает вероятность подцепить туберкулёз, но и повышает естественный или первичный иммунитет.

 Вакцинация детей. Румыния, 1974 год. 

— Может ли после коронавируса возрасти число инфекционных заболеваний в целом?

Не думаю. После такого страшного испытания, через которое мы все проходим, человечество станет серьёзнее относиться к самым разным инфекциям. Люди вновь вспомнят о важности простых правил санитарии и гигиены.

— Вы упомянули БЦЖ. Сейчас в западных медиа часто обсуждается эта вакцина. Источники утверждают, что в тех странах, где она применялась долгое время, не произошло вспышки коронавируса, в отличие от непривитых стран. 

Вакцина БЦЖ — это ослабленная живая туберкулёзная палочка и она является одной из самых широко используемых. Уже более трёх миллиардов жителей Земли получили её. Она защищает от заражения туберкулёзом на 80 процентов. Кроме того, БЦЖ защищает от лепры, микобактериальных язв, используется для лечения некоторых форм рака мочевого пузыря. 

Исследования в Африке и Южной Америке показали, что благодаря БЦЖ детская смертность от других причин, не только от туберкулёза, там также снизилась. В последние годы учёные изучают возможность использования БЦЖ для так называемого эпигенетического репрограммирования. Простыми словами — для тренировки неспецифического первичного иммунитета, для которого неважно какой враг перед ним: вирус или бактерия. 

Вместе с тем, следует предупредить желающих немедленно применить БЦЖ на себе — избыточность неспецифического иммунитета может усилить хроническое воспаление, которое имеется при ревматоидном артрите, атеросклерозе, других хронических болезнях и привести к их обострению.

Да, исследования о БЦЖ и коронавирусе действительно начаты. Для подтверждения или опровержения этой гипотезы требуется время. В наших странах, где принята вакцинация БЦЖ, плохо проводится тестирование на коронавирус. Тестов не хватает на всех, поэтому больные лежат в больницах с диагнозами ОРВИ или пневмония. Надо будет считать статистику летальности и от этих состояний.

— Возможно ли было предотвратить пандемию? 

Судя по тому, как быстро болезнь распространилась по миру — нет. Это совершенно новый вирус. Иммунитета к нему не было ни у кого. Только тяжесть инфекции разная. Невозможно было предотвратить пандемию, но можно было бы замедлить. Китай опоздал на три недели с карантином, и зараза захватила всю страну и мир. Италия, Испания, Франция, США тоже  опоздали на три-четыре недели, за что и расплачиваются. 

— Как вы оцениваете меры Казахстана в борьбе с инфекцией?

В целом правительство Казахстана проводит правильные меры для ограничения распространения пандемии. Однако тридцатилетнее хроническое недофинансирование системы здравоохранения, науки и образования привело к значительному отставанию. 

Мы просто не готовы к такому испытанию. Наши городские и районные больницы, поликлиники и амбулатории, за единичными исключениями, устарели и физически, и морально. 

Для коронавирусной инфекции необходимы отдельные изолированные палаты с отрицательным давлением для одного больного с санузлами, кислородом и монитором у каждой кровати. Также современные реанимационные отделения со стерильным воздухом и аппаратами ИВЛ. Люди, которые попали в карантин, впервые увидели эти убогие условия, реалии здравоохранения. Медицинские работники не защищены и не оснащены.

Всем нам нужно надеяться только на самих себя и максимально соблюдать требования карантина.  

— Вопрос больше философский, нежели практический, но всё же: возможен ли мир без эпидемий и пандемий?

Человечество должно быть благодарно науке и прогрессу, которые избавляли нас от пандемий и многих эпидемий в течение 100 лет: испанки в 1918-1919 годах, оспы, чумы, полиомиелита, кори, скарлатины, дифтерии, сыпного и брюшного тифа.

Люди стали намного меньше болеть и умирать. Однако природа и неразумное потребление человека подвергли нас новому испытанию. Но мы на то и люди, чтобы учиться и предотвращать эти напасти. Новые болезни будут возникать всегда. Мы не живём в вакууме. Думаю, что в будущем мы сможем быть лучше подготовлены к подобным инфекциям. 

 

Читайте также: 

Тесты на COVID-19 в Казахстане: Как и кому нужно проходить? 

Как разрабатывают вакцину против коронавируса и кто занимается этим в Казахстане 

Слезть с иглы вакцины: Быть или не быть?