Пандемия лишила финансового дохода представителей многих сфер деятельности, в том числе и работников секс-индустрии, большинство из которых не зарегистрировано на бирже труда, не получает пенсионных начислений и не имеет страховки и права на социальную помощь.

Секс-работники разных уголков планеты оказались выброшенными на улицы без средств к существованию и права на материальную помощь.

В Казахстане проституция разрешена с 2001 года и считается «непризнанной профессией», лишенной уголовного преследования. Наказание предусмотрено лишь за назойливое вовлечение в сферу секс-услуг и приставание в общественных местах по статье 308 УК РК.

Мир, секс, коронавирус

С начала пандемии европейское общество пережило первый жесткий локдаун и летнее послабление карантинных мер, во время которого публичные дома снова начали платить налоги, вернувшиеся к работе девушки понизили уровень безработицы, знаменитая улица Красных фонарей в Амстердаме заиграла яркими красками, к эротическиму дресс-коду секс-работниц прибавились атрибуты вроде масок и резиновых перчаток, а клиентам пришлось свыкнуться с запахом антисептиков.

Следующий этап — недавно начавшаяся вторая волна коронавируса, вынудившая секс-индустрию снова сбавить обороты.

Бывшая секс-работница, а ныне секретарь Немецкого профсоюза проституток (BESD) Сюзанна Блейер Вильп рассказала APnews, что коронавирус спровоцировал страх и неуверенность среди секс-работниц: одни решили полностью уйти из бизнеса, другие потребовали, чтобы клиенты сдавали ПЦР-тесты и использовали дезинфицирующие средства, которые вряд ли защитят от заражения при тесном физическом контакте.

Несмотря на карантинные меры, вызвать девушку с пониженной социальной ответственностью можно в два клика — и это самый небезопасный способ заняться сексом в период карантина, ведь в случае заражения вирусом цепочку отследить будет невозможно.

Работникам по вызову приходится заниматься сексом в машинах, биотуалетах и подземных парковках, потому что публичные дома пустуют, а их владельцам остается лишь подсчитывать убытки.

Помощь секс-работникам разных стран мира

По словам одной секс-работницы Берлина, после звонка очередного клиента большинство ее коллег предпочли бы остаться дома, но продолжают ездить на вызовы, зная, что в противном случае никто не окажет им финансовой помощи. В отличие от обычных сотрудников работники секс-индустрии не получают выгоды от социальной выплаты, потому что являются самозанятыми и несут все риски, связанные с работой, самостоятельно.

Во многих странах, чтобы подать заявление на получение денежного пособия, секс-работницам нужно доказать потерю дохода, а это затруднительно, учитывая незаконность проституции и выплаты «серой зарплаты».

За неимением работы, денег и даже возможности вернуться на родину, иностранные секс-работники вынуждены идти на крайние меры и работать по вызову на квартирах, в отелях или машинах с непроверенными клиентами — это гораздо опаснее, чем в строго регулируемых публичных домах.

Согласно данным, легальный японский рынок секс-услуг приносит ежегодно 24 миллиарда долларов. Несмотря на то что половой акт в обмен на деньги в Японии незаконен, другие секс-сферы вполне легальны. Например, эскорт-услуги, не допускающие полового контакта, или массажные салоны, предлагающие только оральный секс.

Во время первого локдауна власти Японии приняли решение о том, что работники легальной секс-индустрии имеют право получать такие же выплаты, как и другие японцы, потерявшие работу. По данным CNN, для этого было выделено около 989 миллиардов долларов.

Запретив социальные выплаты нелегально работающим работникам индустрии, власти спровоцировали критику активистов, которые назвали их поступок «профессиональной дискриминацией».

«Мы хотим, чтобы секс-работники и их дети были защищены так же, как и другие», — заявили они.

После этого в социальных сетях начал набирать популярность хэштег в поддержку работников секс-индустрии #NightWorkIsAlsoWork, что в переводе означает «Ночная работа — тоже работа».

Недовольства также не прошли мимо ФРГ, где возмущенные карантинными мерами граждане летом выходили к зданию правительства с плакатами, надписи на которых гласили: «Секс-работники заслуживают уважения даже если вам не нравится их работа».

Чтобы пережить коронавирусный кризис, работники индустрии Нидерландов объединились для создания краудфандингового проекта с целью финансовой поддержки. Накопленные суммы они распределяют между нуждающимися секс-работниками, оказавшимися в наиболее уязвимом положении за счет нестабильного дохода и отсутствия возможности получить оплачиваемый больничный.

В соседней России ситуация почти такая же: секс-работники оказались в затруднительном положении, на которое каждый реагирует по-своему. В интервью Медиазоне несколько представительниц секс-индустрии поделились своими методами выживания в карантинных условиях: одни принимают клиентов на дому, дезинфицируя поверхности после каждого клиента, другие ставят условия «секс только при наличии теста на ковид».

Тем временем в Казахстане

Найти секс за деньги в Казахстане не составляет особого труда. Побывав на нескольких сайтах и просмотрев с полсотни разнообразных анкет, я заметила, что коронавирус не оставил яркого следа в местной секс-сфере. Лишь изредка здесь упоминается о необходимости предоставления результата ПЦР-теста перед непосредственным контактом и ношения масок, но чаще всего анкеты рассказывают о допустимых позах и видах предоставляемых услуг.

После многочисленных прерванных звонков, нескольких непристойных предложений, вежливых отказов от интервью и откровенной грубости в мой адрес я нашла тех, кто помог приоткрыть завесу в мир секс-работников Казахстана и поделился собственным опытом работы в сфере проституции, пока вся страна была закрыта на карантин.

Равиль, 20 лет

«Конечно, есть страх подцепить вирус от клиента, но я стараюсь об этом не думать»

В анкете Равиля указаны разные цены: ставка начинается с 15 тысяч тенге за один половой акт и заканчивается 100 тысячами за целый вечер в компании клиента. Равиль рассказал, что работает в сфере секс-услуг на протяжении года и никогда за это время не искал себе клиентов самостоятельно — все запросы поступают благодаря сайту, на котором опубликована его анкета.

«Снижения количества клиентов среди мужчин во время карантина я не заметил, а девушек обслуживаю только как часть семейной пары — такие тоже пользуются нашими услугами, пытаясь наладить проблемы в собственной личной жизни.

В период карантина мы встречаемся в разных местах. Иногда в отелях, реже — в барах, но чаще всего — на съемных квартирах. Мне не так важно место и в этом вопросе я потакаю желаниям клиентов, главное — сохранять конфиденциальность».

«Каждую неделю я сдаю тест на венерические заболевания и ВИЧ, а во время работы пользуюсь презервативами и антисептиками. ПЦР-тест на ковид сдавал один раз в июне. Места массового скопления людей стараюсь посещать редко. Конечно, есть страх подцепить вирус от клиента, но я стараюсь об этом не думать», — рассказывает парень.

Равиль работает четыре дня в неделю и принимает максимум четыре клиента в день. По его словам, за год работы он ни разу не подвергался насилию или принуждению, но частенько встречал парней в алкогольном или наркотическом опьянении.

Равиль заявил, что никогда не обслуживает нетрезвых клиентов из-за риска столкнуться с неадекватным поведением.

«Я из небогатой многодетной семьи. Более года назад столкнулся с крупными финансовыми проблемами и когда понял, что других перспектив найти деньги нет, начал работать как парень по вызову. Заработав приличную сумму за короткий срок, я втянулся и теперь работаю в этой сфере».

Равиль рассказал, что он гомосексуал, но об этом известно только нескольким близким друзьям. Он переехал в Алматы ради учебы, недавно окончил колледж и встречается с парнем, который не знает о его специфической работе. Как старший ребенок в семье, он старается помогать родным материально и планирует уйти из проституции работать в общепит.

«Конечно, мне не нравится заниматься сексом за деньги. Я же не дурак, понимаю, что это неправильно, не такой жизни для меня хотели родители. Но я понятия не имею, как начать заниматься чем-то другим. Как платить за кредит, на что жить, какие деньги отправлять семье, чтобы младшим детям было, что есть?».

Малика, 23 года

«Я не знаю, о чем беспокоюсь больше: как не заразиться или как выжить?»

В анкете Малики много эротических фотографий, куча смайликов, улыбающихся скобочек и заманчивых для клиентов предложений. Её голос звучит доброжелательно, но после того, как девушка узнает об истинной цели моего звонка, лишается напускной вежливости.

Малика — индивидуалка, занимается проституцией без сутенера. Девушка ищет клиентов самостоятельно, но чаще они находят её через сайты и благодаря «сарафанному» радио. Малика предлагает широкий спектр услуг и не менее широкий диапазон цен — минимальная составляет 20 тысяч тенге за один половой акт, а ночь или целые выходные могут обойтись клиенту в 10 раз дороже.

«Я работаю проституткой со студенческих времен. Бывали моменты, когда я бросала и пыталась работать официанткой, уборщицей, хостес, но всё равно возвращалась в проституцию, потому что никто не платит так, как мужчины за хороший секс.

Клиенты бывают разные — каждый со своими причудами. Чтобы обезопасить себя, я стараюсь перед контактом хотя бы услышать голос клиента и удостовериться в его адекватности.

В последнее время я работаю только со знакомыми своих постоянных клиентов, и это заслуга коронавируса — страшно обслуживать тех, кто может меня заразить.

С начала пандемии в марте я не работала чуть более месяца и жила на накопленные деньги. 42 500 получила как безработная и сразу отдала их маме. Ближе к маю, когда ситуация с ограничениями ослабла, я вернулась на работу. Конечно, ни о каком наплыве клиентов и речи быть не могло.

Приходилось снижать цены и мониторить мужчин через сайты самостоятельно, но всё равно большая часть назначенных свиданий отменялась, потому что в период экономического кризиса люди лучше купят домой продуктов, чем сходят к проститутке.

Выходить на улицу слишком опасно — есть риск, что тебя изобьют или не заплатят, а в полицию ты не побежишь. Несмотря на это, у нас все еще есть девушки, которые стоят на дорогах — идти-то больше некуда.

Тесты на коронавирус в карантин я не сдавала — было не по карману. От клиентов тоже не требовала — их и так было мало, так что выбирать не приходилось. Мы ограничивались обработкой тела антисептиком и презервативами, надеясь, что пронесет.

Не знаю, о чем я беспокоюсь больше — как не заразиться ковидом или как выжить?»

Латекс, секс-игрушки и лубриканты: магазины для взрослых оказались в плюсе

BBC Russia рассказали, что россияне на фоне пандемии коронавируса ринулись скупать товары для взрослых, начиная презервативами и заканчивая костюмами для ролевых игр.

Немецкий производитель интимных товаров Womanizer заявил, что процент продаж секс-игрушек в этом году оказался на 50% выше, чем предполагалось, а в Италии и США этот показатель превысил ожидаемый на 60%.

Казахстан не отстает. Владелец магазина интимных товаров Strapon.kz, филиалы которого расположены в Алматы и столице, рассказал, что в период карантина наиболее популярным товаром среди клиентов является эротическое белье.

«Мы объясняем это тем, что на домашней самоизоляции люди решили разнообразить сексуальную жизнь и приятно удивить партнера. Не менее популярны парные товары, например, массажные масла, электростимуляторы и секс-игрушки», — поясняет он.

В связи с тем, что товарные точки сети расположены в торговых центрах, массово закрывшихся в период жесткого локдауна, магазин не смог работать на карантине в полную силу, но продолжал торговлю в режиме онлайн.

Будущее секс-рынка

Новостные ленты пестрят уведомлениями о второй волне коронавируса, уже захватившей большую часть Европы, и тревожно сообщают, что «второй локдаун и так пострадавшей европейской экономике не пережить». Не самые радужные прогнозы пандемии заставляют задуматься о сохранении актуальности рынка секс-услуг.

С одной стороны ограничительные меры и риск заражения, с другой – потребность в сексе, заложенная в нас природой. Пока существует спрос, будет существовать и предложение, а естественное желание физической близости объективно никуда не денется. Рынок секс-услуг явно не готов сдаваться так просто.

Лидер российского движения секс-работников Ирина Маслова высказала предположение о том, что массовый экономический кризис, который последует после пандемии, первым делом лишит работы женщин.

По ее словам, увеличиться может только число работников секс-бизнеса ввиду повсеместных сокращений, а количество клиентов секс-индустрии только снизится – следовательно, упадут и цены на услуги.

Существует также вероятность того, что спрос на рынке проституции может поменять формат, и секс-работники будут больше востребованы в качестве интим-собеседников или представителей вебкам-бизнеса.

Одни утверждают, что благодаря ковиду скоро нас будет радовать только низкокачественное порно, другие вещают об опасности занятий сексом с людьми и предлагают массово переходить на мастурбацию, а третьи позитивно настроены на то, что регулярному сексу с любимым партнером быть и в условиях карантина.

Несмотря на различные прогнозы экспертов, право заниматься сексом принадлежит только вам, но не следует забывать о здоровье и безопасности.

 


Читайте также: 

Как изменилось количество бедных людей в мире за год?

Исследование: переболевшие Covid-19 более склонны к депрессии, деменции и психозу

Zoom запретили доступ к своим услугам школам, вузам и госучреждениям СНГ