×
×
Выделенный текст:
×

Urban Forum Almaty: лекция от архитектора Дэвида Герстена

17 ноября в Алматы приезжал нью-йоркский профессор архитектуры, энциклопедист, исследователь, писатель Дэвид Герстен. Его приезд стал вторым мероприятием образовательной программы «Города и люди», совместного проекта Urban Forum Almaty и Генерального консульства США в Алматы.

Дэвид Герстен – художник, архитектор и педагог с мировым именем. Он является профессором архитектуры в университете Купер Юнион (The Cooper Union), приглашенным профессором Городского университета Нью-Йорка (CUNY), Школы дизайна Род-Айленда (RIDS), Политехнического университета Валенсии (Испания), Школы архитектуры Орхуса (Дания) и Андского университета имени Симона Боливара (Боливия).

В 2011 году Дэвид основал некоммерческую художественно-образовательную компанию Arts Letters & Numbers, цель которой – создавать поле для творческого обмена между дисциплинами – архитектурой, изобразительным, театральным искусством, кино, гуманитарными и общественными науками.

Дэвид: Мы создали Arts Letters & Numbers, представляя те возможности, которые откроются, когда создаются новые структуры и пространства для взаимодействия и творческого обмена широкого диапазона дисциплин и способов познания, выражения и действий. Одно из намерений - создать возможности для огромного многообразия способов познания, связанных со сближением и взаимодействием: дисциплинарное разнообразие, культурное разнообразие, возрастное разнообразие, гендер, раса, социально-экономическое разнообразие.

Это микроклимат разных голосов и форм взаимодействия, питающий живую систему трансформации знаний.

Произведения Герстена входят в коллекции Канадского центра архитектуры и Нью-Йоркской публичной библиотеки. Исследовательские публикации автора представлены в национальных и международных изданиях. Они посвящены темам образования, распределения глобальных ресурсов, этике и технологии, поэтическому и материальному воображению, социальной справедливости, городу и его изменениям.

В Казахстане Дэвид выступил с публичной лекцией-размышлением «Город Готэм: бесконечная поэма». Отправной точкой для разговора стал показ фильма-медитации Билла Моррисона «Готэм» (2004), рассказывающего о трансформациях, произошедших с Нью-Йорком за последние два века.

Дэвид рассказал о своем любимом месте в Нью-Йорке: «Я люблю Grand Central Station (Центральный вокзал Нью-Йорка). Столь выдающееся пространство, место пересечения всех, кто путешествует через город. В этом гигантском интерьере найдется место для каждого. Одна из самых замечательных вещей здесь – потолок с огромной фреской с созвездиями. Когда проходишь через зал, не покидает ощущение, словно ты в открытом космосе».

Grand Central Station, Нью-Йорк

Архитектура - искусство или наука?

Дэвид: Во-первых, с дисциплинарной точки зрения гуманитарные науки – основа всех форм междисциплинарного взаимодействия. Гуманитарные науки поднимают вопросы о человеческой природе, а это, в конечном счете, источник любого взаимодействия. Ведутся многолетние споры о том, чем является архитектура - искусством или наукой и к какой области её отнести. Я бы сказал, что к обеим: её близость к науке или искусству – вопрос обстоятельств, ситуаций, в которых архитектура себя проявляет.

Но основой архитектуры не является ни то, ни другое, это гуманитарная наука – то, что поддерживает архитектуру как дисциплину.

Архитекторы должны представить себе саму жизнь и стремиться к формированию таких пространств, которые развивают и дополняют нас.

Масштаб, с которым мы можем воссоздавать пространства, заставляющие нас двигаться и усиливающие ощущения человеческого бытия, связан с глубиной изучения гуманитарных наук. Вот почему я утверждаю, что гуманитарные науки являются основой архитектуры, гуманитарные науки поддерживают архитектуру. Этот принцип распространяется на многие дисциплины, именно поэтому, я бы сказал, что гуманитарные науки стали точкой сборки для очень широкой географии знаний.

Впечатления участников о лекции «Город Готэм: бесконечная поэма»

Асель Джабасова, сооснователь «Бюро текстов»: Очень важно то, что делает Urban Forum Almaty — даёт возможность периодически отвлечься от будней и посмотреть на окружающее с высоты полёта человеческой мысли. Так, на лекции Дэвида Герстена мы увидели, что переплетение дорог и коммуникаций города идентично структуре нейронных взаимодействий человеческого мозга — это одна из тех сильных идей, которые приятно проворачивать в голове и оставлять там для дальнейших размышлений.

И потом, совсем незаметно такие идеи меняют нас изнутри. Быть может, я встречала эти мысли в том или ином виде в других источниках, но я благодарна этой лекции, потому что она напомнила мне о них: город существует внутри нас точно так же, как мы существуем внутри города.

Что вы скажете теперь об ответственности каждого за него? Город трансформируется так же, как и человек, проходя все возрастные этапы с их откровениями, переменами и кризисами. Город возник как декорация к историям, которые люди испокон веков проигрывали друг перед другом на условных площадках-сценах.

Город возник на основе фундаментального желания людей делиться друг с другом историями. Это ли не прекрасная мотивация работать, жить, проживать истории и делиться ими друг с другом.

Ольга Веселова, заместитель директора ОО «Евразийский Культурный Альянс»: Коллега по работе дала такую рецензию на лекцию Дэвида Герстена: «…это как передачу по National Geographic посмотреть». И действительно, Дэвид Герстен не раскрывает нам рабочие приемы, не учит, как все быстро решить, чтобы всем было сразу хорошо. Он пригласил нас в путешествие к истокам нашего настоящего.

Всем известная истина, что наиболее эффективный способ вылечить недуг – это не борьба с симптомами, а устранение его причин. Так и с городом. Ведь город – это сложнейший организм, система, состоящая из множества подсистем.

И значит, справляться с вызовами современных городов вернее всего возвращаясь к их истокам, а не декорируя следствия.

Между тем, такая популярная и актуальная урбанистика в нашем регионе часто скатывается в область «хипстеровости», то есть лишается смыслов, оформляя все лишь в оболочку. Не разобравшись в первоистоках сложившейся ситуации с транспортом, с пешеходами, с воздухом и т.д., зачастую обсуждения и решения сводятся к изменению формы, а не сути. Как следствие, решая одну задачу, наносится вред другой. 

Но Дэвид Герстен дает нам другой взгляд: он отправляет нас к первым шагам, которые сформировали современные города. Он через прошлое хочет осмыслить настоящее, чтобы изменить будущее. Такая стратегия философского осмысления пространства мне видится наиболее продуктивной. К примеру, очень часто в современном алматинском дискурсе звучит понятие «общественное пространство». А вы задумывались о значении этого термина? Ведь это не просто пространство общего пользования, а – институт гражданского общества.

Общественное пространство – это пространство для свободного высказывания, для построения городского диалога, а не лавочки и плитка. Общественное пространство – это пространство смыслов, если пользоваться терминологией другого известного урбаниста, также эксперта Urban Forum Almaty, Святослава Мурунова. 

Жар Зардыхан, востоковед: Вы не замечали, как легко и эффективно объясняют дети довольно сложные и неоднозначные понятия и явления, и как сложно это дается взрослому, сознательному и образованному существу? Мне тут на днях двое солидных государственных мужей в светло-синих пиджаках битый час пытались объяснить сухим бездушным языком через один из государственных телеканалов суть программы по «выходу казахстанской фундаментальной науки на уровень передовых достижений в мире» в зале ожидания станции шиномонтажа, но как-то не достучались. А вот пятилетний сын моих друзей может за минуту объяснить мне все непонятные вещи – от адронного коллайдера до модернизации сознания – причем непременно закрепит свои умозаключения иллюстрацией.

Не задумывались, почему нам, взрослым и начитанным людям, так сложно даются языки, а эти неуклюжие создания на жидкой диете схватывают их так легко и быстро без всяких курсов, грамматических таблиц и методик. Даже у немых родителей дети быстро начнут разговаривать, если пару часов в день проваляются в песке на детской площадке, наблюдая за разговорами других, причем язык этот вполне может быть чужеродным. Не задумывались?! Может быть потому что мы – взрослые – ассоциируем язык с абстрактными вещами на подобие морфологии, синтаксиса, языковой группы, а дети – с конкретными вещами и людьми, которые можно облизать и обнять?! 

И я не особо задумывался, пока не пришел на лекцию Дэвида Герстена «Трансформация географии знаний». Признаться, редко в век повального господства компьютерных симуляций, мистицизма и искусственного интеллекта приходится слышать про радость познания на чувственном опыте, причем в самом «инфантильном» его проявлении – тактильной коммуникации. Герстен говорил про отчуждение современного человека от пространства, говорил о том, что мы воспринимаем космос как что-то далекое, чуждое, хотя мы являемся его неотъемлемой частью. Вселенная – окаменевшие деревья, осы, студентка за соседней партой – передает сигналы, которые мы отчасти перестали воспринимать как информацию, и только неиспорченные фундаментальными науками дети прислушиваются и отвечают.

 

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe