Асхат Ахмедьяров – художник, участник международных выставок и арт-резиденций: Focus Kazakhstan: Post-nomadic mind (Лондон), «Лаборатория Абсурда» (Париж). Он также принимал участие в Венецианской и Сингапурской биеннале, вернисажах в Берлине, Париже и выставке произведений современного искусства в Национальном павильоне и Музее будущего EXPO-2017.


Я родился в 1965 году в селе Александрово в Уральской области. Окончив школу в поселке Аксуат, поступил в педагогический институт. Долго там я не продержался, так как учеба требовала много времени, а хотелось стать художником.

Ощущение того, что я художник появилось еще в детстве. Очень много эпизодов связано именно с этим состоянием, что ты другой: по-другому воспринимаешь мир, переживаешь.

Я пытался поступить в Алматинское художественное училище, но конкурс был большой и я завалил экзамен по общеобразовательному предмету. В 1986 году я поступил в одно из образовательных училищ Шымкента. Поступил сразу на второй курс, где преподавателями были Виталий Симаков и Молдакул Нарымбетов.

О стиле и работах

Становление художника — очень долгий процесс. Бывает, что человек обманывается, думая, что нашел свой стиль. Возможно, стиль, который он нащупал, — это иллюзия того, что он состоялся как художник. Это известное явление. В моем случае — это поиск, вопросы к себе, анализ окружения и переживания. Все это ведет к формированию выражения.

Мне кажется, что понятие «вдохновение» ограничивает художника и делает его любителем. В профессиональной смысле — это состояние, когда ты работаешь не работая. Это можно делать на уровне эскизов или на уровне наблюдений и вечного поиска. Я думаю, это все и есть творчество.

Мыслительный процесс — это вечная работа.
Непрерывная работа.

К примеру, стулья. С ними я сравниваю неравенство. Я понял, что неравенство может быть не только материальным, но и статусным. Кто-то может состояться экономически и материально, но при этом находится на низком духовном уровне. И наоборот, человек в высоком духовном статусе может не обращать внимания на свое низкое материальное положение.

Об искусстве в Казахстане

Во многих европейских странах Европы, в Дубае современное искусство воспринимается предельно серьезно: государство выделяет средства, создаются фонды, правительство поддерживает различные проекты. А у нас непрофессиональное отношение Министерства культуры к искусству.


Современное искусство очень тесно взаимодействует с проблемами современности. А это очень важно.


В Казахстане очень много художников, занимающихся современным искусством. Многие из них отметились на мировой сцене и имеют статус состоявшегося художника, но власть не хочет их принимать.

Последний случай, который заставляет задуматься о том, нужны ли мы стране — это участие Казахстана в 58-Венецианской биеннале.

Получилось так, что с осени выделили средства и назначили кураторов. Всем подготовительным процессом занималась Роза Абенова, которая вложила в это много сил. Но оказалось, что на участие в престижной мировой выставке не было заложено финансирования. Вся подготовка была впустую — это очень обидно.

Вот этим выражен непрофессиональный подход Министерства. Мы должны понимать, что Венецианская биеннале — это очень крупное событие мирового плана. Приглашение на это событие мы получаем на протяжении четырех лет. А мы все топчемся на месте.


Такое отношение к делу — это какой-то постсоветский синдром, это распил бюджета. Комиссаром биеннале назначают какого-то агашку, который ничего не смыслит в искусстве.


О выставке AYAN

В Tse Art Destination в Астане проходит моя персональная выставка Ayan. Аян — это откровение. Можно сказать, озарение между сном и бодрствованием. Это какие-то параллельные силы.

Это подсознание дает какие-то символы, чтобы сориентировать тебя в действительности. Когда мне снятся символы, то я просыпаюсь, рисую и ищу трактовку к ним. Допустим, уже около 30 лет мне снятся машины в самых разных выражениях. Трактую я их по-своему.

Вообще, сон послужил поводом к этой выставке, предлогом говорить о реальных вещах и исследованиях.