Добрая музыка
 

— Твоя песня «Обманула» моментально стала хитом. Как так получилось?

У меня не было никаких мыслей написать хит. Я просто сидел и вдруг пришло непонятное вдохновение, я услышал бит. Слова в этой песне — настоящая история. Как оказалось, я выбрал верную историю, правда, слово «фонтан» в песне придумал. Состояние моей души было не тревожное, а легкое, как и сам трек. «Обманула» был полностью записан за 15 минут.

Душевный трек — это, когда ты написал трек с первого раза, а слова вырвались сами из груди.

— Как ты думаешь, поняли ли твои слушатели и критики сообщение, которое ты вложил в трек?

Я надеюсь, слушатели понимают, что в треках я не пропагандирую алкоголь, наркотики, аборты и так далее. На самом деле песни про эти вещи всегда успешны, а добрая музыка очень тяжело заходит.

Двигаться в этом направлении непросто, но я пытаюсь. Например, я очень сильно люблю The Weeknd. У него в песнях очень много разврата, наркоты, секса, а я пытаюсь сделать что-то доброе. Надеюсь, что слушатели это поймут. В этом направлении также пишут песни — M’dee, Abdr., Introvert и Qontrast.— У тебя был мощный старт, не боишься ли ты, что не получится удержаться на таком уровне?

Боюсь остаться непонятым, потому что хочу экспериментировать. Допустим, мне звонят и говорят: «Бро, тебе нужен еще хит, напиши его». Но я же не знаю формулу хита, я пишу то, что мне нравится.

Я бы мог написать «Обманула-2», но я считаю, что это шквар.

Многие подумают, что я вру, но у меня не было цели зарабатывать. Во время выступлений я забываю о деньгах и получаю много позитивных эмоций. А когда захожу в гримерку и Камалдин, мой менеджер, дает мне деньги, то я думаю: «Блин, прикольно!». Считаю, что нужно гнаться не за деньгами, а за идеей. Нужно по-другому, а деньги — не главное.

— Твоя жизнь изменилась за полгода, пытаешься ли ты отразить изменения в своем творчестве?

Я не делаю этого — это заметно само по себе. Мои друзья говорят, что у меня поменялись слова в тексте. Знаете, я как никогда изменился за эти полгода.

— Как ты регулируешь свое душевное состояние, чтобы выдавать что-нибудь интересное?

Эмоции нужны во время кризиса, когда закончились идеи или их чересчур много. Уже год я нахожусь в активном состоянии. У меня быстро рождаются треки, настолько быстро, что, наверное, я могу выпустить еще два альбома. По договору должен был записать альбом и пять треков «Союзу» в течение двух лет, а я сделал альбом за неделю и в течение двух месяцев все было готово. Помимо этого, у меня есть два альбома, один — сольный, а другой в коллаборации.

Семья
 

- Были ли предпосылки того, что ты займешься музыкой и пением?

У всех в моей семье хорошие вокальные данные: у бабушки, отца, папы, брата, сестры и у меня. Мой брат — яркий пример, что необязательно петь с рождения. Он не умел петь, но каждый день играл на гитаре, пробовал и научился. Брат показал мне на своем примере, что главное — это желание. После этого я начал развивать свои вокальные данные.

Как-то в шестом классе шел по коридору и пел. Меня вдруг услышали старшеклассницы. Им очень понравилось: они попросили меня спеть, а потом начали рассказывать про меня своим подругам. Вот так я набрал популярность среди старшеклассниц.

На одном школьном концерте они договорились с учительницей и я выступил. Помню, что тогда моя мама была очень мной довольна. Я выступил так два раза, а потом перестал. До 18 лет избегал музыки, а потом увлекся ею.

Моя мама всегда переживала за меня, считала ленивым и боялась, потому что брат и сестра нашли свое призвание, а я один искал себя в музыке. В 2018 году попросил маму дать мне последний шанс и у меня получилось!

Продвижение
 

— Знал ли ты с самого начала, что тебе нужен менеджер?

Можно сказать, что я работал со своей девушкой. Она вела мою Instagram страницу, а я занимался музыкой. Вышел трек «Обманула», начались звонки, концерты и я указал ее номер в профайле. Но она тоже работает и не всегда может отвечать на звонки.

После подписал контракт с Yuframe music, но решил, что поторопился и занялся музыкой сам. С Камалдином познакомился во время работы с битмейкером EldarQ. Ему понравилась моя музыка и мы начали работать вместе и так он стал моим менеджером. Камалдин — профессионал, у него много опыта и он долгое время работал вместе с Jah Khalib. Мне с ним очень повезло.

— Для тебя одно и то же — писать музыку и сниматься в клипе?

Не особо люблю сниматься в роликах. Возможно, я не люблю себя в кадре, поэтому хочу поработать над собой, но пока не особо получается. Как только я начинаю восстанавливать режим и правильно питаться, то случается концерт и я обратно ухожу в неправильное питание.

Религия
 

— Значит ли ты это, что ты комплексуешь из-за своего веса и стремишься подстроиться под стандарты шоу-бизнеса?

Не задумывался над этим. У меня есть то, что меня поддерживает. Я религиозный человек и начал читать намаз семь лет тому назад. Религия всегда меня контролирует, даже когда на концертах предлагают выпить или употребить что-то, то меня это держит. Конечно, хочется все попробовать, но религия останавливает.

— Осознаешь ли ты всю ответственность того, что ты делаешь?

 Да, хочу, чтобы люди поняли, что не нужно делать плохую музыку. Музыка очень сильно влияет на подсознание. Нужно делать добрую музыку, ведь на ней растет новое поколение. Возможно, они и не прислушиваются к словам, но подсознательно все ощущается. Если ты поешь о добре, то и люди будут добрее.

— Ты хочешь сказать своим творчеством, чтобы все делали добро?

Да, сейчас в клубах намного грязнее, чем десять лет назад. Считаю, что это происходит из-за влияния музыки и фильмов, которые всех развращают. Зло подается как нечто крутое. Допустим, ты напьешься и будешь крутым. Я понимаю, почему в исламе запрещена музыка. Это ограждение от плохого. И также, нельзя лезть в политику, религию, так как это индивидуальные взгляды.

— Если твой поиск Бога доведет до понимания, что не надо писать музыку, то как тогда поступишь?

Религия для меня превыше всего, потому что она во многом мне помогает. Все это время, что я жил с религией, я был в поисках ответа: разрешена ли музыка или нет. Сейчас могу сказать, что она не запрещена.

Это твой выбор и все зависит от того, как ты этим воспользуешься. Если это грех, то будет классно, если  это будет моим единственным грехом.

Моя цель — обернуть плохое в хорошее.

Идол
 

— Повлиял ли на тебя кто-нибудь из Казахстана?

Мурат Насыров. Мы с ним уйгуры по национальности. Он считается первым уйгуром, который добился больших высот. Я хотел бы добиться того же, что и он. Всегда всем говорил, что буду как Мурат Насыров.

— С каких пор ты слушаешь и ставишь его в пример?

С самого детства. Недавно написал трек и думал над тем, как же его назвать. Баха из Qontrast предложил назвать мой трек так же, как у Мурата Насырова.

Мы начали искать его песни в интернете и обнаружили, что у него есть трек «Обманула». Мы удивились, потому что бит по строению похож на мой. Хотя я не знал про эту песню.

Моя «Обманула» идеально подходит под его песню, потому что у нас один стиль — реггетон. Это стало небольшим знаком для меня.

Однажды узнал, что у нас у обоих день рождения 13 декабря, он родился в 1969 году, а я — в 1996. В 1995 году он подписал контракт с «Союзом», а я также подписал контракт с «Союзом». Он поехал в Россию и я тоже собираюсь туда. Правда, я немного испугался, потому что он не совсем удачно завершил карьеру.

У меня есть возможность изменить этот путь.

Будущее
 

— Ставишь ли ты себе новые цели, например, по звучанию или технике исполнения?

Я записал новую песню Enigma и снял на неё клип (еще не полностью готов). Могу сказать, что мне очень повезло с режиссером, у нас был творческий тандем, где мы понимали друг друга с полу слова. Режиссером клипа является Бекентай.

И также хочу купить аппаратуру, как у The Weeknd. Она очень дорогая, один микрофон стоит 40 тысяч долларов. С творческой стороны у меня есть безумная мечта — выпустить трек совместно с The Weeknd и Charlie Puth. Я считаю, что это реально и вопрос времени. 

— Готов ли ты спеть на английском языке? Хочешь ли ты выйти на англоязычный рынок?

Если бы меня спросили полгода назад, я однозначно ответил бы: «Нет, я не буду петь на английском», но сейчас я понял, что нельзя зарекаться и в творчестве не должно быть никаких границ.

Несмотря на то что я не знаю английский язык, «рыбу» делаю на английском. Рыбой называется первый текст, который музыкант набрасывает под готовую мелодию — проверить её на вокальное звучание и на соответствие размера. В кабинке я начинаю петь на английском и язык очень красиво звучит, а когда ты изменяешь на русский, то менять текст сложнее, потому что у нас очень длинные слова, их нельзя сократить.

В английском языке все намного легче и за три строчки можно объяснить много чего. Поэтому у меня иногда бывают непонятные слова на русском языке, так как я пытаюсь их адаптировать. Поэтому я за то, чтобы спеть на английском, но если это будет фит (feat. — прим.ред. совместно с каким-нибудь исполнителем). Я бы желал спеть свою часть на русском.

— Спел бы ты что-нибудь на казахском языке?

Мне нужно перебороть свой комплекс, и, возможно, буду делать что-то на казахском. С пятого класса я жил в микрорайоне Өжет. Там моими друзьями были только казахоязычные ребята, которые научили меня языку. Однажды я решил поговорить с девушками на казахском, но они посмеялись надо мной. С тех пор я стал стесняться.

— Что ты можешь посоветовать начинающим молодым артистам?

Главное, что ты чувствуешь внутри. В музыке, да и во всем, не надо завидовать людям, потому что есть такая теория — «каждому своё».

Если ты будешь делать свое дело круто, то по-любому найдешь своего слушателя.

Во-первых, не нужно нервничать по поводу слов, потому что слушателю нужна легкость. Во-вторых, нужно найти свой стиль. В-третьих, слушать очень много хорошей музыки, желательно западной. Не нужно работать чисто на Казахстан, нужно метить на Запад и чем больше у тебя целей, тем лучше. Главное — поставить цель и идти к ней.


Плейлист, который повлиял на молодого артиста