В Казахстане уже давно не удивляются новостям о новорождённых детях, найденных в мусорных баках, и это страшно. Ситуация обнажает острую и давнюю социальную проблему, которая стоит на повестке уже несколько лет — кто и почему решается оставить своё чадо умирать на помойке?

Таким матерям общество присвоило клеймо «мать-кукушка». Но откуда оно появилось, верно ли такое определение, и какие пробелы на эту тему имеются в законодательстве Казахстана — подробнее в этой статье.
 

Ребёнка спасли, мать осудили

Этот случай произошёл в середине января текущего года в Атырау. В восемь часов утра местная жительница услышала детский плач, доносящийся со стороны теплотрассы. Там оказалась новорождённая девочка, завёрнутая в платок. Ребёнка удалось спасти, мать вскоре нашли, а по этому инциденту возбудили дело по статье 119 УК РК «Оставление в опасности».

А ведь это только один из сотни зарегистрированных и освещённых случаев. Можно заметить, что в СМИ и в повседневных беседах женщин, бросивших своих детей, нарекают стереотипно «мать-кукушка».

В частности, такое название широко распространено в странах СНГ. Присваивается оно за поступок — оставить беспомощного ребёнка на произвол судьбы. Однако ни в одном толковом словаре русского языка нет определения термина «мать-кукушка». Исходя из этого факта, трудно будет определить, когда же именно таких женщин стали называть кукушками.

Отражение образа «кукушки» в культуре

Вспомним сцены из фильмов, художественной литературы и легенд, когда из-за безвыходной жизненной ситуации или непредвиденных обстоятельств женщинам приходилось пускать корзину со своим ребёнком по реке, подкидывать малыша под дверь богатого человека или в караванную повозку.

Например, пророка Моисея в раннем детстве мать оставила в корзине между камышами реки Нил, чтобы уберечь ребёнка от злых намерений фараона.

«Моисей, опускаемый матерью на воды Нила»
(худ. Тыранов А. В.)

Женщины шли на такой шаг не из-за холодности к своим детям, а из желания спасти их и улучшить их жизнь. Какая мать при здравом уме будет желать своему ребёнку плохое?  Но когда же таких женщин начали стигматизировать под словом «мать-кукушка»?

В кино такой образ матери особенно хорошо воссоздан в корейском фильме «Искренние лапы» 2006 года. Сюжет повествует о трудной корейской жизни, где мать в одиночку воспитывает сына и дочку, и чтобы прокормить своих детей, она отправляется на заработки в другой город.

В её отсутствие происходит несчастный случай, за что зрители и обвиняют мать в халатном отношении к своим детям. Может, такой отрицательный образ хотел показать Пак Ын-хён — режиссёр фильма? Ведь все знают, что кино имеет огромное влияние на мировоззрение зрителей.

Несмотря на это, в фильме зритель видит тот образ матери, который присущ всем народам мира, а именно: добрая, нежная и любящая. Ведь мать не была изначально плохой. Такой её сделали поступки, которые она совершала, чтобы улучшить жизнь детей.

Передавшие детей на воспитание третьим лицам

Если вы введёте запрос «мать-кукушка» в русскоязычной версии поисковой системы, неважно какой, то вам предоставят около двух млн статей из СМИ или личных блогов. Если же вы поищите похожее в англоязычных источниках, то найдёте лишь статьи о птицах.

В западном сегменте присутствуют термины «runaway mother», «neglecting mother» и «not affectionate». Однако всем им не присущ тот общественный резонанс, что у нас.

Из блогов русскоязычных психологов можно найти такое определение нашему объекту: «матерями-кукушками называют не только тех, кто полностью отказался от материнства, но и тех, кто делегировал ответственность за ребёнка третьим лицам (бабушка, няня и т.п.)».

Выходит, что мать-кукушка — это ещё и та, кто не уделяет должного внимания и не заботится о ребёнке подобно кукушке, которая оставляет свои яйца в чужом гнезде.

Связь с гендерными ассоциациями и клише

В большинстве постсоветских стран, если не во всех, институт семьи имеет консервативный характер: у каждого члена семьи свои роли, зависящие от его гендера. В таких семьях присутствует доминирование одного члена семьи над другими.

Так исторически сложилось, что слово «мать» у людей ассоциируется с символом любви, заботы и доброты. Такой стереотип хоть и имеет позитивное зерно, но чаще наделяет негативным ярлыком всех женщин.

В обществе развивающихся и отсталых стран нередко ущемляются права и возможности представительниц слабого пола. «Девушке нельзя курить, ведь она будущая мать, и это плохо скажется на её ребёнке», «Нельзя делать аборт, так как это убийство человека», «Нельзя носить слишком открытую одежду, а то могут изнасиловать» — эти и многие другие фразы прочно засели в нашем общественном сознании, напрямую влияя на наше поведение, слова и менталитет.

Что скрывать, именно поэтому матерей, оставляющих своих детей около мусорного бака, общество готово растерзать. Им присваивается вышеупомянутый статус «матери-кукушка».

Стоит понимать, что психически здоровый и разумный человек не пойдёт на такое действие. Нужно рассматривать этот шаг, как конечный этап полного цикла отчаяния.

Решение бросить ребёнка словно мусор — это результат того, что обычно остаётся в тени от устоев общества. Мать же в таком случае оказывается на виду, что впоследствии ведёт к осуждению со стороны общества.

Аналогию можно провести с айсбергом, где видимая нам верхушка — это мать, а большая часть вне поля нашего зрения. Общество не видит и не хочет замечать множество факторов из отдельных лиц и обстоятельств, которые вынудили девушку совершить такой поступок.  

Статистика преступлений и наказаний

По данным Комитета правовой статистики при Генеральной прокуратуре Республики Казахстан, в 2019 году было зарегистрировано 85 случаев по статье №100 УК РК «Убийство матерью новорождённого ребёнка» в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР).

Отметим, что по этой же статье фиксируются все случаи нахождения детей в мусорном баке или около него с летальным исходом. Однако всех цифр с оставлением детей на улице мы не имеем.

Из этого можно сделать вывод, что масштабы проблемы куда больше, чем мы знаем.

Кстати, наказание по этой статье предусматривает ограничение свободы на срок до четырёх лет либо лишение свободы на тот же срок. По сравнению с другими видами преступлений — изнасилование, убийства и тому подобное — цифры по данной статье относительно небольшие.

Но в то же время почти каждый новый случай получает огласку в СМИ. Радует тот факт, что с января по май 2020 года в Казахстане ещё не было зарегистрировано ни единого случая по этой статье. Однако, это не говорит об отсутствии и решении проблемы. Ведь периодически в ленте новостей мелькают заголовки о найденных или выброшенных младенцах.

Есть статья 119 «Оставление в опасности» в УК РК, которая гласит: «Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишённого возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие иного беспомощного состояния…».

Но в ЕРДР не фиксируются конкретные случаи, когда мать оставила ребёнка, но его удалось спасти. Приводятся лишь обобщённые цифры с инвалидами, престарелыми и детьми. Нет конкретной статьи, которая регистрировала бы подобные действия матерей.

Такое упущение в законе лишает возможности полноценной профилактики этой проблемы. Ведь если нет объективной статистики таких инцидентов, то не будет возможности предоставить этой теме комплексное решение.

Право знать своих родителей

Существуют различные кризисные центры, фонды и НПО, которые помогают людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Эти организации готовят будущих родителей к усыновлению, беременных к материнству, матерей переубеждают отказываться от ребёнка, а жертвам насилия помогают поскорее реабилитироваться. Но такое оказание услуг ограниченному количеству людей не затронет всё население Республики.

Подобные ситуации в жизни каждой женщины могут быть беспрецедентными. Наедине с проблемой она попросту будет растеряна и озадачена: что ей можно предпринять. То или иное её действие будет одинаково тяжёлым как для неё, так и для ребёнка.

Так или иначе, она окажется в ТЖС, будь у неё ребёнок на руках, или же она оставит его. Механизм порицание со стороны общества в том, что она плохая мать, будет работать в обоих случаях. И доступный выход на данный момент — центры поддержки семьи, кризисные центры и различные НПО.

Следует обратиться к опыту развитых стран, где нежеланные дети не остаются на улице, а матери при этом продолжают жить привычным для них образом жизни.

Альтернативное решение проблеме можно найти в бэби-боксах. Это окошки в госучреждениях, больницах и религиозных организациях, где мать может оставить ребёнка, не выдавая свою личность.

Женщины после этого могут покинуть помещение через чёрный выход. Сигнал о ребёнке в бэби-боксе тут же поступает сотрудникам учреждения и младенец переходит под охрану государства.

Первые бэби-боксы датируются ещё 1198 годом в Италии. Тогда Папа Римский Иннокентий III с целью предотвратить убийство детей матерями основал специальное «колесо подкидышей». Женщина там могла оставить ребёнка и, позвонив в колокольчик, оповестить об этом. Подобный опыт можно увидеть во многих странах в разный период времени.

В 2015 году в Казахстане после ужасных находок новорождённых на улице заговорили об установках бэби-боксов на территории страны. Но представители власти разделились на два лагеря.

Одни считали, что бэби-боксы спасут немало жизней, другие, что это спровоцирует куда больший отказ от новорождённых, добавляя, что установка одного бэби-бокса обойдётся в шесть тысяч долларов, и это нерациональная трата госсредств. Хотя, как заявили общественники и сторонники бэби-боксов, бэби-боксом может стать любое окно в больнице.

Между тем в странах, где бэби-боксами пользуются довольно давно, тоже продолжаются дискуссии на эту тему. В некоторых государствах депутаты считают неправильным поощрять отказ от ребёнка со стороны государства.

В других считают, что такие вещи нарушают Конвенцию о правах ребёнка, где статья №30 гласит о праве пользоваться культурой своего народа, исповедовать свою религию и исполнять её обряды, а №7 упоминает право знать своих родителей.

Часто ребёнок, который оказался в бэби-боксе, не идентифицируется как представитель определённой этнической, социальной или религиозной группы. В качестве оптимального решения можно цитировать чешского общественного активиста Людвига Гесса:

Пусть бэби-боксы будут в качестве страховки, на крайний случай, подобно огнетушителю, даже если никогда не будут применяться.

Нельзя полностью искоренить проблему выброшенных детей, нельзя также истреблять таких матерей. Ведь они были и раньше, они есть и будут всегда. Мы же, в свою очередь, можем сделать последствия менее тяжкими как для матери, так и для ребёнка.

Ведь ни в чём не виновный ребёнок имеет право жить, а мать — шанс искупиться.

Кто знает, может оказавшийся в бэби-боксе в будущем станет кем-то великим и изменит мир в лучшую сторону. И одним из способов реализовать его права и интересы — это наличие бэби-боксов.

Резюмируя, отметим, что нельзя коррелировать имеющиеся данные с возможными факторами. Ни экономическая ситуация в отдельных регионах, ни политические события никак не сказываются на количество брошенных на улице детей. Либо их влияние трудно определить без комплексного исследовательского подхода.

Именно поэтому современному Казахстану нужно пролить свет на это, дав возможность взглянуть на ситуацию всесторонне. Может быть, в действительности «матери-кукушки» не такие «животные», какими их видит общество.

Они такие же люди, как и все те, кто читает эту статью: со своими ценностями, интересами, мечтами и грехами. Как относиться к подобным случаям — это личное дело каждого. 
 

Читайте также: 

Исчезающие дети: ​​Что делать, если мой ребенок потерялся?​​

Брак, дети и мнение общества: Взгляд молодых казахстанцев

Сколько детей в Казахстане рождается от девушек до 20 лет?