Кендебай Карабдалов — гончар, художник, искусствовед, музыкант, родился в 1959 году в Отрарском районе Туркестанской области. В 2004 году он открыл известный, не только в Шымкенте, но и во многих странах мира, этнографический музей и подземную мечеть — «Қылует». Музей и мечеть были построены Кендебаем собственноручно.  


Кендебай Карабдалов

Когда я был маленьким, наблюдал за муравьями, которые с трудом взбираются в муравейник. Я, трехлетний, сразу бежал на помощь, брал маленькую веточку, ломал ее по размеру и делал маленький мостик для муравья. Довольный, как будто спас весь мир, я бежал домой и рассказывал всем. Видимо, эта черта — помогать людям, была во мне с самого детства. 

Мы выросли на радио. Когда звучал Құрманғазы, мы слушали всей семьей в полной тишине. Нас так воспитали, относиться с уважением к творчеству.  

В пять лет начал играть на гармошке. Моя бабушка пела «Елiм-ай», я нажимал на все клавиши, чтобы подобрать правильный ритм к бабушкиной песне, так и учился. Потом научился играть песни  Шәмші Қалдаяқова. До школы я уже хорошо играл на гармошке, в школе начал на домбре, гитаре и баяне.

В 1976 году окончил школу и поступил в педагогический университет в Шымкенте. Поступил на русский факультет, хотя сам учился в казахской школе. Выбрал специальность черчение, чтобы преподавать изобразительное искусство.

В то время была нехватка казахской литературы, на казахский язык переводилось очень малое количество всемирной истории. Думая о своем будущем и перспективах, я выбрал русский факультет. Для того, чтобы понимать и свободно изучать мировую литературу и философию, я был вынужден так поступить. Да, мне было нелегко, но я поставил себе цель, значит должен был ее достичь. 

В школе я учился хорошо. В те времена не было грантов, но можно было поступить на бесплатное обучение благодаря знаниям. Взяток никаких не было, была своеобразная «советская честность». Я своим трудом и стремлением поступил на бесплатное обучение. 

Мы мало изучали казахскую культуру, помимо того, что нам давали в университете, я сам начал изучать культуру казахского народа, просматривал архивы. Писал реферат по теме «Керамика», сам лично находился в местах раскопок в Отрарском районе, с археологами. Сейчас, слава Богу, вся история казахского народа возрождается и восстанавливается. Не только история, но и культура древнего народа.

Раньше ведь как думали о нас — кочевой необразованный народ, без собственной истории. Благодаря независимости, мы восстановили свою историю и культуру. Новое поколение должно расти в полном понимании и знании, именно поэтому я построил этот этномузей. Я сам являюсь и автором, и директором, и гидом.

этномузей КылуетКендебай Карабдалов

В том месте, где я вырос проводились археологические раскопки, до них было рукой подать. А нам интересно это все видеть, мы же дети. Когда вырос, захотел сам заняться раскопками и начал изучать очаги. К сожалению, никто меня не поддерживал и не верил, хотя я привлекал своих знакомых. Для них это было бестолковой деятельностью. Мне говорили, мол: «У тебя же есть высшее образование, ты грамотный оратор, с организаторскими способностями, почему бы тебе не стать директором совхоза? Все люди идут в 21 век, а ты стремишься назад в 7-10 века, что ты найдешь там?» — смеялись. Но я в себя верил.

Это сейчас мне легко рассказывать, а тогда было сложно, я ведь был один. В существующих мастерских я находил нужные инструменты. В тех местах, где велись раскопки, была найдена полуразрушенная гончарная печь. Я начал самостоятельно изучать и измерять печь, воссоздал ее в чертеже и принялся делать такую же печь в своей мастерской, экспериментировал. На тот момент  работал в школе и музее, получал зарплату, а все свободное время посвящал эксперименту.

Кендебай Карабдалов

Я в молодости был строг к себе, не курил, не пил, на вечеринки у меня не было времени. Для меня был важнее мой эксперимент, мне хотелось поскорее возродить печь. Было несколько провальных попыток, так как у меня не было ни напарника, ни учителя рядом.

Мы, конечно, изучали европейскую керамику в вузе, но это все было теоретически, а как это работает на практике нам не показывали. Например, в Узбекистане и Таджикистане тогда были потомственные гончары, а у нас, к сожалению, нет.  

Я был сам себе гончар, сам себе учитель, сам себе физик, сам себе химик. Не самоучка, а самородок. 

В то время я занимался живописью и скульптурой, у меня была своя небольшая мастерская. Принимал заказы, но делал все бесплатно, я большой патриот своего дела. На проживание мне хватало зарплаты.

Десять лет мне понадобилось, чтобы получить свой первый результат и восстановить печь, это был 1986 год. В том же году я написал свою первую статью «Будущее керамики Отрарского района» в региональной газете. Через месяц написал уже в шымкентскую газету «Оңтүстiк Рабат» — «Новые горизонты Отырарской керамики».

В 1987 я женился, моя жена была моим тылом и поддержкой. В 1988 году принял участие в Первом Международном фестивале фольклора и защитил свой проект в Москве. Там прямо на месте я сконструировал мини гончарную печь, показал ее мастерство и доказал, что казахи — настоящие гончары. Мне удалось восстановить керамику в нашем регионе, я даже после этого написал несколько книг. Это была настоящая сенсация для Казахстана. 

этномузей Кылует

Культурный музей давно был в моих планах. Помню, в 2004 году Назарбаев призывал открывать музеи, чтобы культурно обогащать общество. Тогда государство собрало всех историков, этнографов, философов, литераторов. Я, в свою очередь, нарисовал макет будущего музея на бумаге и со своим проектом пошел участвовать в архитектурном конкурсе по Южному Казахстану. Мой проект занял второе место, но денег на него не выделили, дали только сертификат. Меня это не остановило, а наоборот вдохновило на самостоятельную работу. 

Я собрал команду, мне помогали мои братья, мы были и строителями, и дизайнерами. Некоторые экспонаты, которые сейчас находятся в музее, были уже задолго до его открытия. Там и мои детские рисунки маслом, музыкальные инструменты, портреты.

этномузей Кылует

Сначала я приглашал в музей бесплатно. Лично ходил в ближайшие школы и звал. Ни один педагог и ни один школьник не пришел, они даже посмеялись. У них было понятие, что раз бесплатно, значит ничего не стоит. Откуда им было знать, что мои цели — это патриотизм и желание просвещать. Помню, как даже один школьник сказал мне: «Аға, вы такой интересный, люди не станут идти бесплатно. Даже автостоянки и общественные туалеты платные. Сделайте хотя бы 100 тенге». 

Мне стало стыдно после таких слов, и я задумался. Сначала я поставил сумму за вход 200 тенге, со временем поднял до 500. Это не прибыльное дело, но достойное. 

В феврале 2006 года я увидел сон. Там не было слов, просто видел четкое изображение подземных комнат перед глазами, это сложно передать словами. Я всегда был абсолютно нормальным человеком, не употреблял алкоголь или какие-либо психотропные вещества, не входил в транс. Даже самому было интересно, что из этого всего может получиться. Это сейчас мне вам легко рассказывать, тогда мне никто не верил. 

Я начал копать, и копал в течение девяти месяцев. Просил у Бога дать мне чистую землю, я ведь не знал, что находилось на этом участке под землей. Для меня было важно не разрушить какое-то захоронение или даже муравейник, не хотел быть вредителем. 

Было сложно, но я не сдавался, у меня вообще не было сомнений. Я копал с уважением к земле. В те моменты я осознал: все, что окружает нас, создано Богом, а значит — это святое. Когда продолжал копать, уже прояснилось, где какая будет комната (подземная мечеть состоит из четырех комнат — прим. ред.).

этномузей Кылуетэтномузей Кылует

Моей подземной мечети уже 13 лет. Внутри температура 15 градусов, если на улице сильная жара, тут, под землей, температура максимум достигает 18 градусов. Экологически чистый воздух. Я ничего не возводил под землей, не менял ее никак, только отшлифовал углы. 

У входа своеобразные полки и несколько керамических ваз с надписями. На одной вазе расписана сура из Корана и надпись «Отырар» на арабском, так как небольшая часть земли была взята именно оттуда. В большой вазе много монет из разных стран. Это говорит о том, что в Казахстане мирно уживается большое количество наций. Через тысячу лет наши потомки будут благодарны нам за то, что мы оставили такую историю.

этномузей Кылует

Трещины на вазе — это ошибки молодости. Наша жизнь дается нам один раз и нам надо уметь брать за нее ответственность.

Справа есть склон вниз, в небольшое помещение без ступенек. Глубина там семь метров. Место для очистки души и разума, так как в тишине мы можем находить успокоение. Тут воздух чистейший и сеть не ловит. Если долго находиться здесь, приходит успокоение. Я называю ее духовно-оздоровительной комнатой или долиной любви. Сам часто прихожу сюда, когда чувствую, что сердце и разум заполнены ненужными мыслями и вещами.

Следующая небольшая комната предназначена для молитв. В 2007 году сюда приезжала делегация инженеров из Байконура. Они увидели мою подземную мечеть через навигатор из космоса. Как раз до этого я думал о том, в какую сторону смотрит большая стена этой комнаты. В те времена у меня не было техники, а компас здесь не работал. Я попросил их уточнить и посмотреть из космоса куда смотрит эта часть «Қылуета».

Они приехали, зашли в молитвенную комнату и начали доставать свое оборудование из дипломатов, а на улице установили антенну. Оказалось, что эта часть ровно направлена в сторону священных для мусульман городов Мекки и Медины, для меня эта новость была бальзамом для души. Я подумал, надо же, на то была воля Всевышнего.

Я всегда прошу Бога о том, чтобы мои деяния приносили благо людям и чтобы деяния людей не вредили мне. 

Следующая комната напоминает внутреннее строение юрты, она расположена уже выше, но все также под землей. Комната называется «Между небом и землей». В комнате есть 12 отверстий, напоминающих окна — они олицетворяют 12 месяцев, это нескончаемый процесс. В одном отверстии всегда горит лампа — она олицетворяет сегодняшний день и момент.

этномузей Кылует

Сейчас прекрасное время — у вас есть все! Достаточно просто открыть интернет и найти руководство, методички, нужные книги. Просто сидя дома, можно стать гением. 

Люди не ценят свое время, не ценят жизнь, не ценят здоровье. Если будет цель с самого детства, ты будешь двигаться, а многие живут бесцельно. 

Безответственно относящиеся к своей жизни люди, думают ниже пупка, потому что духовность отстает. Ее надо поднимать выше головы, надо заниматься самовоспитанием и самосовершенствованием.  Да, учителя тебя обучают, но и ты сам не переставай учиться. Многие заблуждаются, когда живут завтрашним днем. Они откладывают все хорошее на завтра и живут в ожидании того, когда это хорошее с ними случится. Либо наоборот, довольствуются тем, что было в прошлом, у наших предков. 

этномузей Кылует

От нехватки знания, некоторые религиозные люди думают, что достаточно совершать пятикратный намаз и при этом ты будешь выше и лучше других. Никто не вправе смотреть с высокомерием, потому, что все мы между собой равны. Ислам хромает из-за того, что у некоторых практикующих религию недостаточно знаний в философии, психологии и культуре. Без знаний в области естествознания и философии не обойтись. Даже в самом Коране сказано: «Читай» — значит надо изучать и стремиться. 

Некоторые люди убегают от ответственности за собственные деяния. Они творят не богоугодные дела, при этом совершают пятикратный намаз и говорят: «Всевышний прощающий, он простит», а потом снова и снова возвращаются к дурным поступкам. 

Никто не заставляет нас насильно, каждый из нас может быть хорошим человеком. 

Не ожидая священного месяца Рамадан, мы можем творить добро, не ожидая восьмого марта, делать приятное нашим мамам. Просто надо быть хорошим каждый день. Как говорил Ходжа Ахмед Яссауи: «Ты сам пишешь себе судьбу хорошего человека». Главное наше богатство — это духовное богатство, оно должно преобладать над нашими материальными ценностями. Из-за потери духовности портится нравственность. Почему начали устанавливать видеокамеры на каждом шагу — люди теряют доверие друг к другу. 

Абу Наср Аль-Фараби говорил: «Счастье — это ты, оно внутри, поделись им», он говорил это тысячи лет назад, а актуально до сих пор.


Один из инструментов, выполненных Кендебаем Карабдаловым, — окарина, вошел в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Музей расположен в Шымкенте, в микрорайоне Турлан, дальше аэропорта. Дорогу с легкостью можно найти по карте. Вход: детям — 500 тенге, взрослым — 1000 тенге. Перед посещением стоит позвонить ему и предупредить о визите по номеру +7 705 128 55 45