В 2019 году количество казахстанцев, совершивших суицид, выросло на 263 случая по сравнению с 2018. При этом лидирующие позиции наблюдаются в Алматинской, Восточно-Казахстанской и Туркестанской областях. 

Что же движет людьми с суицидальным настроением? В чём состоит корень проблемы — в экономической составляющей, в привычке замалчивать проблемы или в социальных установках, навязанных обществом? Как говорить с теми, кто задумывается над добровольным уходом из жизни?

Мы обратились за ответами к Жанар Даненовой и Курмантаю Шурабекову из центра психотехнологий Genesis Verae. В своей психотерапевтической деятельности они используют авторскую концепцию, которая помогает людям выйти из кризисной ситуации и справиться с депрессивным состоянием.
 

— Что такое суицид — социальное сообщение или потеря интереса к жизни?

Суицид — это целенаправленное лишение себя жизни. Человек решается на самоубийство, когда под влиянием различных факторов его существование утрачивает смысл, а смерть переоценивается и приобретает определённый смысл, становясь социальным сообщением.

Это следствие сложного механизма работы психической деятельности, в данном контексте — удар по ценностям, который привёл к состоянию деморализации. Мысли о суициде возникают как некая «определённость», «выход» из кризисной ситуации. 

— Какие группы подвержены суицидальному настроению?

Группы могут быть различные — как социально неблагополучные, так и слои, имеющие хороший достаток и статус. Характер личности при этом не играет роли. Возможно, каждый второй на определённом отрезке жизни задумывался о смерти как о способе решения трудностей в момент сильного эмоционального переживания. 

Мысль о суициде как бомба замедленного действия ждёт своего часа, то есть «благоприятного» психотравмирующего триггера.

Тема суицида достаточно неоднозначная. Можно иметь суицидальные мысли, о которых даже близкие могут и не догадываться, но в статистических исследованиях о суицидальном настроении больше судят по действиям: попыткам и завершённому суициду. В казахстанском менталитете принято это скрывать. В любом случае статистика даёт более заниженные данные, чем есть на самом деле.

Рост суицидов сохраняется. 

В 2019 году в стране совершилось 3 805 случаев суицида, 180 из которых пришлось на несовершеннолетних, и 4 784 попытки суицида. Рост суицидов составил 7,4 процентов, а по попыткам — 13 процентов по сравнению с прошлым годом. Исходя из статистических данных, суицидов больше среди взрослого населения.

Исходя из нашей исследовательской и практической работы, суицидальные тенденции: мысли, намерения, попытки среди детей и подростков составляют 30-35 процентов.

— В каком возрасте казахстанцы чаще всего совершают самоубийства?

Суициды совершаются не в корреляции с возрастом, а в корреляции с кризисной или психотравмирующей ситуацией. Хотя физиологические и возрастные кризисные периоды являются также хорошей почвой для суицидального поведения. По официальным данным, суицидов больше у мужчин и совершаются они после 45 лет. У женщин же больше попыток и чаще в возрасте до 30 лет. 

Из нашего практического опыта мы выявили, что самый ранний возраст формирования суицидальных тенденций — 5 лет

Ребёнок более уязвим из-за маленького жизненного опыта, доверия к взрослому и зависимости от него. А иногда личность может пронести суицидальную доминанту через всю жизнь, поэтому проявиться она может в любом возрасте. 

— Почему тема суицидов не теряет актуальности в Казахстане? 

Тема суицидов в Казахстане остро стоит с 2012 года, когда мы входили в пятёрку «лидеров» в мире. Основными причинами являются и экономические, и социокультурные особенности, и много других факторов. 

Однако, в ядре своём, проблема суицидов — это состояние внутриличностного конфликта, истоком которого является чувство нелюбви, ненужности, одиночества, брошенности, незначительности. 

Играют роль и межличностные отношения, лишённые человеческих ценностей, где присутствуют равнодушие, конфликты, психологическое и физическое насилие. 

 — Если человек пытается совершить суицид, но его спасают медработники, то сразу ли направляют к психотерапевту? Как устроен этот процесс в Казахстане?

Сначала он проходит врача общей практики, который направляет на консультацию к психиатру. Только 5 процентов суицидентов  являются профильными больными, нуждающимися  в психиатрическом лечении. Медикаментозное лечение даёт временный эффект и имеет побочные действия. Считается, что суицидальные тенденции характерны для людей с психическими расстройствами — это глубоко непрофессиональное мнение.

95 процентов людей с суицидальными тенденциями — психически адекватные люди, которые остаются без оказания профессиональной помощи.

Нет конкретных психологических центров, психотехнологий и специалистов, способных оказать помощь людям. А длительная терапия классических психотерапевтических направлений с высокой стоимостью услуг неактуальна на сегодняшний день. В итоге очень большой пласт населения, нуждающийся в профессиональной помощи, предоставлен сам себе. Особенно это трагично выглядит в отношении детей и подростков. 

— В нашем обществе часто превалируют социальные установки. Например: «Ты должна выйти замуж и родить до 30», «Ты обязан быть успешным и сильным, чтобы содержать семью» и так далее. Могут ли они провоцировать суициды?

Проблема состоит не в самих установках, а в их подаче с негативным энергетическим посылом. За словами «Ты должен/должна быть успешным/успешной» стоит подтекст: «Не то мы тебя не будем любить, принимать, уважать и так далее». 

И вообще, такие понятия как «успех» сейчас лишены человеческих ценностей в виде: «Стань грамотным специалистом». «Люди будут уважать тебя за то, что ты им помогаешь», «Найди свой путь», «Раскрой свой талант».

Больше превалирует: «Ты должен иметь символы социального благополучия. Тогда ты нам докажешь, что заслуживаешь любви».

Если родитель, воспитывая ребёнка, не хочет понимать его внутренний мир, он заставляет его предавать самого себя, навязывая ему программу чужой жизни. И ребёнок не достигнув «навязанных», не своих целей, будет чувствовать себя неудачником, незаслуживающим любви близких. Поэтому да, это может сломать его и привести к суициду.   

— Возможно ли узнать первые признаки подобного поведения у своих близких?

Да, чтобы выявить признаки суицидального поведения у близких, необходимо в первую очередь проявлять к ним искренний интерес, чуткость и, самое главное, создавать доверительные отношения.

— Считается ли селфхарм шагом к самоубийству?

Селфхарм является бессознательной программой на самоуничтожение, так сказать, латентным суицидом. Схожие латентные суицидальные программы реализуются через алкоголизм, наркоманию, асоциальное поведение, экстремальные виды спорта и другие проявления с высоким риском смерти.

Читайте также: Истории о селфхарме: «Я пыталась задушить себя удлинителем»

— Что не стоит говорить тем, у кого наблюдаются признаки суицидального настроения? 

В первую очередь необходимо проявить искреннюю заботу о человеке. Избегать формальных фраз типа: «Всё будет хорошо!», «Жизнь прекрасна!», не давать ложные обещания и так далее. Категорически запрещается оказывать какое-либо психологическое воздействие со стигмой подавления и осуждения. Можно постараться очень деликатно вывести на душевный разговор для эмоциональной разрядки в виде слёз или возможности выговориться.

Необходимо приложить максимум усилий и убедить суицидента обратиться за профессиональной психотерапевтической помощью. 

Не оставляйте человека, не обеспечив ему профессиональную помощь, поверив, что кризис уже миновал. Суицидальные мысли всё ещё присутствуют в нём и ждут следующего стрессогена, чтобы вновь, но уже с большей силой, проявить себя.  

— Большинство казахстанцев стыдятся и боятся обращаться к экспертам. Как это отражается на профилактике суицидов?

Да, это присутствует в менталитете граждан нашей страны. Национальный комплекс казахов — это страх осуждения: «Сөз болады», «Ұят болады». Но, исходя из опыта работы в регионах, психологический кризис нашего народа и кризис оказания психолого-психотерапевтической помощи уже достиг того уровня, когда люди открыто обращаются к нам.

Объяснить людям нашей страны, что обращаться за помощью не стыдно, не составляет труда. С ними нужно разговаривать, объяснять им работу, которую проводят психологи и последствия отказа от работы. Люди имеют право на выбор.

Из нашей практики работы со школьниками, находящимися в кризисном состоянии, многие родители встречались с нами встревоженными и высказывали недовольство только потому, что не понимали специфику нашей деятельности. После короткой беседы они с удовольствием доверяли нам своих детей для проведения психотерапевтической работы.

Сейчас больше ощущается дефицит информационно-просветительской и  профилактической работы в системе психологической помощи, и дефицит квалифицированных специалистов, которые способны оказать эту помощь. 

— Если житель города может легко обратиться к специалисту, то что возможно сделать тем, кто живёт в посёлках? 

Мы сами наблюдали эту проблему в регионах. Например, когда мы работали в проекте ФЕЦА в Мангистауской области в районном центре Курык, то в шесть вечера заканчивали тренинговую работу и были удивлены, что к нам в очередь выстраивалось ещё около 70 человек. Кроме того, они умудрялись привести своих детей и родственников. Мы, конечно, принимали их и заканчивали работу глубоко за полночь.

Со следующего дня приезжали люди из области и близлежащих районов. Некоторые из них преодолевали до 100 километров, чтобы обратиться за помощью к нам.

В сельской местности многодетные семьи и риск расширенных суицидов очень высокий. Нами были предотвращены попытки расширенного суицида в двух семьях. В одной семье двое детей, в другой — четверо младшего возраста.

Сейчас мы прилагаем все усилия для того, чтобы подготовить специалистов по «экспресс-психотерапевтическому подходу Genesis для решения видов психологических проблем», чтобы они могли самостоятельно оказывать помощь своим землякам на местах.

У нас есть уже подготовленные специалисты — психологи в посёлке Курык, которые обслуживают не только свой район, но и принимают людей из всей Мангистауской области. Показатели этой местности по суицидальной готовности выглядят заметно выгодней, чем в других районах области.

Наши ученики очень востребованы в своём регионе. Жаль, что их мало, но они уже вносят большой вклад в оздоровление психологического климата в своём посёлке. Необходима государственная заинтересованность и финансирование для того, чтобы мы смогли подготовить ещё больше кадров. 

— Видите ли вы качественные сдвиги в профилактике суицидов в стране за последние несколько лет? 

Пока работала государственная программа по превенции суицидов, статистически снизились показатели завершённых суицидов и суицидальных попыток. В настоящий момент мы наблюдаем, что суицидальное поведение у людей вновь становится активным. Особенно ярко это выражено у школьников.

Из наших исследований в Алматы и в регионах Казахстана смело можно говорить о том, что 30-35 процентов школьников имеют суицидальные тенденции. У взрослых этот процент намного выше.

— Как отвлекаться от суицидальных мыслей в кризисный момент? 

Кризисная ситуация может либо спровоцировать и запустить процесс завершения суицидального действия, либо временно подавить. Всё зависит от информационной составляющей этого триггера. 

Главное — не оставаться одному и обязательно обращаться к специалисту за помощью.

— Как в идеале должна выглядеть профилактика суицидов?

Идеальная профилактика суицида — это прежде всего многоступенчатый, непрерывный и долгосрочный процесс, где должен присутствовать государственный интерес. Это и просветительско-профилактическая работа, в которой должны быть задействованы все СМИ, снимающие стигму стыда человеческих страданий, и система образования, обучающая детей физиологии психической деятельности.

Это доступность качественной квалифицированной психологической помощи для всех, в том числе и незащищённых слоёв населения и проживающих в отдалённых районах. Возможно, это центры оказания психологической помощи в областных и районных центрах каждого региона с финансированием специалистов за счёт государственных и негосударственных грантов, бюджетных средств.

Это подготовленные, профессиональные, аккредитованные специалисты, решающие задачи на местах, освобождённые от бюрократических проволочек и посвящающие всё рабочее время личности, нуждающейся в их помощи.