Синдром самозванца в творческих профессиях: как победить неуверенность в себе

18 минут Сабина Жандильдина
Альтернативный текст

Синдром самозванца — это чувство неуверенности, зачастую связанное с рабочими достижениями. Человек может быть сильно подвержен критике и считать себя недостойным, постоянно беспокоясь, что люди обнаружат, что в его работах нет ничего особенного и он в целом некомпетентен. У каждого синдром проявляется по-своему — от чувства беспокойства и стыда до депрессии и излишнего перфекционизма. Он может особенно сильно влиять на творческих людей, так как в их сфере работы многое нельзя оценить объективно. Редакция STEPPE поговорила с тремя казахстанскими креаторами с разных сфер об их творческом пути, опыте борьбы с синдромом самозванца, нестабильной самооценке и публикациях работ в интернете.

Блог | Иллюстрации | Дизайн

Сымбат Серикова

Ведет лайфстайл-блог в YouTube о саморазвитии и учебе, проводит консультации и тренинги по ведению своего канала.

Я начала вести свой блог в YouTube еще в школе, когда в казахстанском сегменте практически никого не было. Тогда смотрела только американских блогеров, которые снимали на темы DIY, показывали свои комнаты, оформление записей в тетрадях и тому подобное. В седьмом классе я не понимала, почему в Казахстане никто не снимает ролики на подобную тематику. Поэтому вдохновившись, решила сама начать снимать видео.

Был период, когда у меня начались экзамены, и фокус сменился на учебу. Периодически я внушала себе, что мне все равно нужна «серьезная» работа и диплом. Хоть я и видела классные примеры, когда креаторы добивались успехов, мне казалось, что что-то здесь не так. Однако даже после окончания университета по специальности международных отношений моя любовь к YouTube и видеоблогингу не угасала.

Проработав два года в международной организации и квазигоссекторе, я все равно ощущала сильную внутреннюю нехватку творчества.

При этом постоянно думала, что мне не хватит смелости, сил, знакомств, каких-то качеств, чтобы заниматься блогом серьезно. Казалось, что моя техника и материалы для съемок недостаточно хороши.

Помню, раньше я разговаривала немного невнятно, из-за чего были комментарии о том, что мне надо пройти курсы по ораторскому мастерству и исправить дикцию. Обычно старалась просто удалять подобные комментарии, но все же долго задумывалась над ними. Впоследствии начала прислушиваться к конструктивной критике и становиться лучше.

Этот год оказался для меня трансформационным, потому что в мае я решила уйти с офисной работы, было много раздумий по поводу будущего.

В моей голове все равно не укладывалось, что блогерство может быть чем-то серьезным.

Мне очень помогла работа над собой, которая началась еще во время карантина. Тогда я читала много книг, разбираясь в темах синдрома самозванца, выгорания и личных границ. Вскоре наконец-то поняла, что блогерство, то, чем я сейчас занимаюсь, — и есть моя работа.Изначально мой блог был сосредоточен только на международных отношениях и политике. На тот момент очень любила эту тему. Меня даже приглашали выступать в университеты, где некоторые студенты рассказывали, что именно мои видео помогли им в выборе профессии. Но в какой-то момент перестала этим интересоваться.

Сильно переживала, потому что мне казалось, что эта тема связана со мной, и мое творчество должно быть только об этом. Думала, что без этого, я — никто и просто обманываю людей.

Потом я все же рассказала в своем Инстаграме, что больше не хочу снимать видео про международные отношения и политику. Долго не могла прийти в себя, думая, что все подписчики отпишутся, написав в комментариях, что теперь мой блог больше не интересен. Но в ответ аудитория очень меня поддержала. Ребята писали, что это правильно, когда человек развивается и идет дальше. Эти слова только вдохновили меня.На сегодняшний день я занимаюсь консультацией по YouTube. В начале было страшно об этом заявлять, хоть и на тот момент я уже два раза проводила лекцию на эту тему, получая позитивные отзывы.

Но мне все равно казалось, что этого недостаточно и моя информация могла бы быть более полезной. Синдром самозванца не давал покоя. Первое время я проводила только пару консультаций, но сейчас у меня уже все забито до конца декабря.

Думаю, что наконец-то сумела более менее избавиться от синдрома самозванца. Мне помогла работа с психологом, книги, изучение себя. Я много думала над тем, что, если правда являюсь самозванцем, то почему другие люди хвалят мою работу и лекции? Что-то здесь не так.

Поэтому важно прислушиваться к обратной связи, принимая себя и свои успехи. Я взяла ответственность за собственное творчество и решила перестать бояться неудач.

Айгерим Аманчиева

Иллюстратор и графический дизайнер. Рисовала иллюстрации для детской книги «Батыр» и активно публикует свои работы в соцсетях.

Я училась на графического дизайнера на протяжении пяти лет и работаю в этой сфере около трех лет. В соцсетях меня больше узнают по нику — Тамору. В иллюстрации я больше самоучка, но окружение и обстоятельства повлияли на мое будущее в творчестве.

Как и у многих творческих людей, у меня возникали и возникают тревожные мысли. Это связано с тем, что я не имею академического образования в области иллюстрации и даже не проходила курсы. Мне всегда кажется, что я не заслуживаю внимания, чувствуя себя «ненастоящим» художником. Иногда боюсь критики со стороны «профессионалов».

Синдром самозванца появляется из-за отсутствия профессионального образования, и, возможно, личного характера — низкая самооценка, тревожность и так далее. Но меня, наоборот, все всегда поддерживают и хвалят.

Благодаря этому приходит понимание, что загоны идут только изнутри. Раньше я не была активна в социальных сетях, рисовала только в скетчбуках и для себя. Но в 2017 году решила устроить личный челлендж для ускорения творческого прогресса: поставила перед собой задачу рисовать по рисунку каждый день.

Таким образом, я взяла некую ответственность. Продержалась около ста дней, но это здорово помогло — и прогресс был, и заказчики появились. 

Пока я еще нахожусь на пути к избавлению от таких мыслей, но на критику все же обращаю внимание. Но уже стараюсь не расстраиваться и не загоняться, а наоборот прислушаться и исправлять, если она конструктивная.

Наверное, самое успешное, что я сделала на пути избавления от синдрома самозванца — это учиться принимать комплименты и благодарить за похвалу без каких-то оправданий.

Жанибек Магауияулы

Моушн-дизайнер, основатель студии AfterTutor.kz и образовательного проекта Tanda на казахском языке в YouTube.

Я занимаюсь дизайном уже пять лет, в прошлом году открыл собственную студию. Изначально мы предоставляли услуги для различных СМИ, а сейчас больше помогаем с привлечением внимания к разным общественным фондам — Connect-Ed, фонд экологии Фридриха Эберта. Для них мы собираем разного рода ролики и параллельно развиваем проект Tаnda в YouTube.Активно увлекаться созданием анимации я начал с третьего класса. До 16 лет перерисовывал разные эскизы, комиксы и просто учился рисовать. После просмотра видео о том, что это можно делать на домашнем компьютере, начал заниматься и этим тоже. В моем окружении не было людей, близких к этой теме, поэтому все удивлялись, когда я говорил, что хочу стать человеком, который будет заниматься анимацией и дизайном.

Я заметил, что в начале пути у многих творческих людей нет проблемы с синдромом самозванца. Когда ты единственный в этой среде и тебя окружают люди, работающие в других сферах, кажется, что ты лучший и один-единственный.

В первое время это дает огромную мотивацию. Но уверенность в самом себе и своей компетентности падает после знакомства с первым человеком, который тоже этим занимается. Даже если это знакомство прошло хорошо.

Проявление синдрома самозванца началось с того момента, когда я окружил себя людьми, которые занимаются только дизайном.

Мое самомнение разбилось вдребезги после того, как я начал работать в информационном интернет-издании Hola News. Это одно из первых СМИ, которое публиковало в stories анимационные видео. Там работали ребята с крутым опытом и навыками в других софтах в отличие от меня.

В один день каждому дизайнеру дали задание сделать одну новость в своем уникальном стиле.

Тогда я попросил показать свою работу последним, потому что мне казалось, что она будет самой крутой. Внутренний «Я» просто кричал от нетерпения в тот момент. Но по мере того, как все показывали свои работы, мне становилось стыдно за свое видео.

Некоторые коллеги даже начали уговаривать меня, чтобы я показал свой вариант. И их взгляд, когда они были в ожидании увидеть что-то гениальное, сменился на какую-то пустую улыбку. Тот день крепко отпечатался в моей памяти.

После этого мне стало сложно показывать свои работы людям, владеющими такими же навыками, как и я. Из-за этого я особо ничего не выкладывал ничего в соцсети, постоянно архивируя публикации. В голове были мысли: «Я оставлю этот пост, если он соберет определенное количество лайков и комментариев».

Но по мере моего профессионального роста на меня начинали подписываться больше крутых дизайнеров из разных сфер — VFX, 3d, моушн. Но мне казалось, что кто-то по ту сторону экрана думает: «Такой дешевый эффект в его работе».

Когда я работал в Астане, вокруг меня были профессионалы, которые учились на дизайнеров в зарубежных странах. И все они смотрели на меня с большим пренебрежением.

Меня, думаю, поймут вайнеры и тиктокеры, которые пошли сниматься в кино. Такую аналогию я понял совсем недавно. Актер, который четыре года учился в университете по этой специальности, имел опыт работы на сцене и в кино, тоже смотрит с пренебрежением на блогеров, которым получилось сняться в фильме.

Мне казалось, что коллеги ничего плохого мне не советуют, пока в один момент кто-то в шутливом тоне не сказал: «На твоем месте я не кричал бы, что я дизайнер».

Подобные моменты так крепко отпечатываются, что когда ты начинаешь работать над чем-то новым, думаешь, что кто-то точно что-то не то скажет.

Синдром самозванца вызывает синдром отличника, когда ты просто не можешь выдать тот продукт, который ты уже сделал, всегда хочется его чем-то дополнить.

Недавно я запустил курс. Писал его полгода и думал, что он идеальный. Но во время записи, понял, что он недостаточно хорош, и начал работу с нуля.

На данный момент я еще учусь воспринимать критику. Иногда ловлю себя на мысли, что работаю не ради денег, а ради похвалы.

В первую очередь, важно признать, что у тебя есть синдром самозванца, и многие люди с ним сталкиваются. Не все идеальны, и в этом нет ничего плохого.

Это помогло мне бороться с ним и со шквалом критики внутри. С другой стороны, синдром самозванца помогает, когда ты используешь его в правильном русле как инструмент для становления лучшей версии себя.

Статьи STEPPE

«Мое призвание — делать развлекательный, красивый и незамысловатый аттракцион»: интервью с режиссером Максом Шишкиным

«Мое призвание — делать развлекательный, красивый и незамысловатый аттракцион»: интервью с режиссером Максом Шишкиным

Режиссер рассказывает о личном коллапсе, отношении людей к работе над клипами в Алматы и Москве, съемке фольклорного фильма в Казахстане и создании трибьюта.

30 минут
30 минут
«Девушку воспринимают, как милую куклу, которая сделает что угодно за донат»: интервью со стримершей kleshechka

«Девушку воспринимают, как милую куклу, которая сделает что угодно за донат»: интервью со стримершей kleshechka

О том, как монетизировать стримы, сексуализации и токсичных игроках в Dota2.

13 минут
13 минут
«Советский стиль образования — это специализация»: интервью с президентом Cintana Education о высшем образовании в Центральной Азии

«Советский стиль образования — это специализация»: интервью с президентом Cintana Education о высшем образовании в Центральной Азии

О том, как сегодня открыть университет, различиях между советским и американским стилем образования и эффективных системах грантов.

12 минут
12 минут
Личный опыт: мой близкий болен раком

Личный опыт: мой близкий болен раком

Как жить с мыслью о том, что родной человек умирает

12 минут
12 минут