Пока коронавирус нагло продолжает атаковать людей по всей земле, страдает бизнес, а с ним — мировая экономика. Опустевшие города с закрытыми витринами кафе, ресторанов, магазинов одежды, парикмахерских и других предприятий, наводят ужас, глазам такое видеть непривычно.

Несмотря на то что большинство предприятий закрыты, некоторые, продолжают работать, чтобы не впасть в кризисную пучину. Помимо служб доставки, работают отели, продуктовые магазины и предприятия, которые производят товары первой необходимости.  

Наша редакция пообщалась с директором швейного производства, бренд-шефом кондитерской-пекарни и отельером, чтобы узнать, как проходит рабочий процесс, с какими трудностями они столкнулись и как адаптировались к реалиям.


Гаухар Насырова — директор швейного производства, основатель бренда постельного белья и домашнего текстиля ARUA.

Гаухар Насырова

— Повлияла ли вспышка вируса в других странах на вашу работу? В какой момент предприятие столкнулось с трудностями? 

Наше производство сильно пострадало. Сначала основные поставщики, которые находятся в Китае, перестали поставлять товар. У нас был запас и мы старались производить из того, что есть. Когда пошла вспышка в Казахстане, сильно упал курс. 

С одной стороны коронавирус, с другой стороны девальвация тенге.

Какое-то время мы были в стадии заморозки, ничего не могли продавать. Всё то сырье, что мы привезли, стало очень дорогим. Нашу закупочную цену никто не менял, мы продавали по старым ценам и оказались в ловушке. Уже не могли работать в реальном объеме. 

— Что тогда стали предпринимать? 

После 9 марта, когда началось распространение вируса в Казахстане, мы были парализованы. 13-14 марта пришло понимание того, что надо остановить производство постельного белья и начать производить маски. Мы не особо хотели производить маски, они абсолютно невыгодны в цене, это больше социальный проект.

У нас были кусочки ткани, которые остались от производства постельного белья. Решили сначала сделать маски своим сотрудникам. Потом к нам обратились рядом стоящие заводы. Информация о том, что у нас есть маски, моментально разлетелась по чатам. Тем более, что тогда маски были необходимы в городе в большом количестве. Вот так получилось, что начали производить маски для всего города.

Перенастройка и смена ассортимента произошли мгновенно и точно не по нашей прихоти или с целью заработать денег. 

Наши маски стоили дёшево, поэтому пошел ажиотаж, мы не успевали. Благо, ажиотаж в городе спал и мы вернулись к производству постельного белья. Кроме этого, начали производить халаты и бахилы для фармацевтической компании. Шьем то, что можем шить и что сейчас нужно. 

— Значит вы продолжили производство и не сокращали коллектив? Как дела шли дальше? 

Ежедневно нужно было решать какие-то оперативные задачи. Каждый день какой-то новый вызов. Когда наладили производство и начали работать, вдруг объявили, что жителей областей нельзя впускать в город. Из 120 швей, 90 девочек из областей — Ленгер и ближайшие села. Им пришлось остаться дома. Сейчас они не получают зарплату и просто ждут, когда закончится карантин. 

Мы пустили бегущую строку по телевидению, запустили рекламу в соцсетях, что нам требуются швеи, которые живут в городе. Сейчас у нас работает около 40 человек. Это все сильно повлияло, у нас сократились обороты и объем. Кредиты тем не менее остались и нам придется их платить. Ткань, за которую нужно платить и мартовская зарплата, которую нужно выдать сотрудникам. Это легло на нас сейчас серьезным бременем. 

швеяшвеи

— Почему на ваше объявление откликнулось так мало женщин? 

Наши девочки из отдела кадров говорили, что во-первых, люди боятся вируса. Все же производство — это порядка 100 человек минимум. Во-вторых, многие женщины считают, что получат госпомощь в размере 42 500 и им этого будет достаточно. В-третьих, некоторых просто не пускают родители или мужья. У некоторых женщин дети сидят дома, им приходится смотреть и за детьми, и за престарелыми родителями. 

Как работающая мама хочу сказать, что работать удалённо очень сложно. Разрываюсь между несколькими своими обязанностями. Я бы предпочла ходить на работу и делать что-то в офисе.

Мы сейчас до сих пор набираем людей. У всех есть кредиты, рано или поздно, когда закончится карантин, их придется выплачивать. Отсрочка по кредитам — это не изъятие трехмесячной оплаты. Долги за три месяца просто большим грузом лягут на остальные месяцы. Из-за этой проблемы людям будет сложнее. Я предлагаю все-таки не бояться и выйти на работу. 

— Где гарантия того, что ваши сотрудники не подхватят вирус? 

Считаю, что мы приняли достаточно жесткие меры. Во-первых, у нас есть автобусы, которые всех развозят. Они забирают работников с разных локаций, потом довозят до фабрики. Им не приходится пользоваться общественным транспортом. На фабрике у нас есть инженер по технике безопасности, который отвечает за выполнение профилактических мер. Когда пошла вспышка, мы несколько раз проводили собрание и разработали ряд мер, которые внедрили. 

Мы обрабатываем все поверхности на производстве и в автобусах. Перед входом на фабрику абсолютно всем измеряется температура лобным термометром. Развесили по всем стенам санитайзеры. В туалетах одноразовые бумажные полотенца и мыло. Также, каждому сотруднику раздали индивидуальные полотенца. 

Провели собрание со всеми сотрудниками, я лично всем проводила инструктаж по мерам профилактики. Мы разделили людей на смены, при выходе на обед, чтобы в столовой в одно время находилось меньше людей. Каждый приносит из дома свою посуду и после обеда уносит свою грязную посуду домой.

Из сотрудников старше 55-ти лет у нас оказалась только одна швея, мы попросили ее не выходить на работу и сидеть дома. Я очень надеюсь, что наши сотрудники не попадут в число зараженных. 

— Сколько вы заработали в феврале-марте и сколько думаете будет в апреле? 

У нас есть финансовый отдел, который должен это всё посчитать. Честно, я еще не узнавала. Я даже боюсь гадать, анализом мы пока еще не занимались. Было больше затрат. Почти на миллион тенге мы купили средства, наняли службы по очистке территории. Те затраты, на которые мы не рассчитывали. Это необходимо, но это незапланированные затраты. 

Думаю, что с февраля по март был убыток. Не думаю, что мы что-то заработаем. Розничные магазины сейчас закрыты. Для  IKEA в марте мы поставили в два раза меньше товара, чем планировали. Думаю, что их заказы будут уменьшаться.

Если производим мало, соответственно, это не покроет все расходы. Сейчас пришлось перевести офисных сотрудников на удаленную работу. Некоторые сотрудники были отправлены в отпуск без содержания. Пришлось сильно сократить штат и урезать привычные расходы. Остановили несколько проектов по развитию.

— Как государство поддерживает крупные предприятия, подобные вашему? 

Указ президента был, там озвучено много правильных вещей, но легкая промышленность почему-то не попала в отрасль сильно пострадавших. Не знаю, будет ли оказана нам какая-то помощь. Думаю, вряд ли смогут помочь швейным предприятиям и вряд ли что-то будет сделано. Нами было написано письмо президенту, от Ассоциации предприятий легкой промышленности, с просьбой снизить ставку, освободить от налогов и так далее. 

Крупным предприятиям даже сложнее, чем мелким. Им легче перестроиться, а нам на перестройку нужно много времени.  Не знаю, насколько мы сможем выстоять, но я на это надеюсь.

Калжан Шотаева — отельер, генеральный менеджер гостиничного комплекса CITY.

Калжан Шотаева

— Расскажите о вашем гостиничном комплексе. 

Гостиничный комплекс CITY сочетает в себе отель, хостел и торговую галерею. Само здание было построено ещё в начале 70-х годов. Тогда там располагалась гостиница «Южная». Спустя годы сделали пристройку, с тех пор это была гостиница «Клара Центр Сапар». В 2017 году началась полная реконструкция, после чего здание превратилось в гостиничный комплекс CITY. 

— Повлияли ли вспышки вируса в других странах на вашу работу? В какой момент столкнулись с проблемами в работе управления отелем и хостелом? 

Сфера туризма пострадала больше всех, поскольку с объявлением чрезвычайного положения в различных странах границы были закрыты и к нам перестали заезжать гости из других стран. С трудностями столкнулись, когда был объявлен карантин, поскольку кроме иностранных гостей у нас есть гости из корпоративных компаний. Это сотрудники компаний, которые приезжают в командировку в Шымкент. Все их командировки отменились и мы остались без гостей. Учитывая, что нет гостей, нам пришлось принимать антикризисные меры. 

— Какие именно антикризисные меры? У вас была утечка кадров?

В первую очередь, частично «законсервировали комплекс». Это довольно распространенный метод в гостиничной среде. Консервировать отель — значит «сжать бизнес», чтобы минимизировать операционные затраты. Учитывая, что сейчас межсезонье, мы выключили систему отопления, кондиционирования, отключили лифт, прачечная работает с сокращенным графиком. Нам пришлось «сжаться» до одного этажа в отеле и вывести из продажи свыше 70% номерного фонда. 

Утечки кадров у нас нет, однако мы вынужденно отправили больше половины наших сотрудников в отпуск без содержания заработной платы и от имени организации выслали список данных сотрудников на возмещение МЗП, которую выплачивает государство. Часть офиса работает в удаленном режиме — отдел продаж, дизайнер, SMM-специалист, а часть сотрудников по сокращенному графику. 

В отеле обязательно продолжают работать сотрудники отдела приёма и размещения, сотрудники службы безопасности, официанты, горничные, технички и сотрудники прачечной. 

— Где гарантия, что ваши работники не заразятся или не завезут вирус в коллектив? 

Мы каждый день проверяем всех сотрудников на наличие температуры, выдаем им маски и перчатки. Гости перед заселением и затем ежедневно проверяются на наличие температуры, в этих целях были куплены тепловизоры. Мы усилили санитарные меры с применением специальных обрабатывающих средств. Как я говорила ранее, чтобы минимизировать такие риски, большая часть сотрудников была переведена на удаленный режим. 

Коллективотельотель

— Сколько вы заработали в феврале, марте и сколько предполагаете в апреле? Какое влияние оказывает пандемия на доход?

В связи с тем, что это конфиденциальная информация, не могу поделиться. Но скажу, что за первые три дня после объявления ЧП у нас отменили бронирование свыше чем на 2 500 ночей. Часть данных бронирований была предоплачена, поэтому мы столкнулись ещё и с тем, что нам пришлось возвращать компаниям их предоплату. 

— Как отель сейчас привлекает гостей, у вас есть постояльцы? Вы использовали ситуацию с коронавирусом как маркетинговый ход — акции, скидки, взаимодействие с аудиторией? 

На период карантина мы запустили акцию «самоизоляция в отеле» и в данное время у нас есть несколько постояльцев. Большая часть гостей сейчас живут в хостеле, поскольку мы также запустили акцию «размещения для сотрудников из пригорода». В большей степени это сотрудники компаний из пригородных местностей, которые незаменимы в производственных нуждах. 

— Какие были планы у CITY на весну-лето, до того, как вирус завезли в страну? Какие планы на отель и хостел, когда пандемия стихнет и карантин снимут?

В гостиничном бизнесе весна всегда считается высоким сезоном, поскольку после нового года и зимней спячки все компании активизируются, много командировок, деловых мероприятий, конференций и тренингов. Также, много спортивных событий. Летом обычно приезжают туристы из разных стран. Учитывая нынешнее положение и, если карантин закончится весной, думаем, что лето будет достаточно насыщенным после простоя, а туристы уже в основном будут со внутреннего рынка. Скорее всего запрет на въезд и выезд снимут не сразу, мы так думаем.


Алия Асылбекова — основатель и бренд-шеф семейной пекарни-кондитерской VanEllie.

Асия Асылбекова

— Расскажите, что стало происходить в вашем производстве, когда пошла вспышка коронавируса? 

Когда вирус стал распространяться, доллар повысился. Все те продукты, которые мы покупаем: шоколад, масло, качественные сливки, за исключением местных продуктов, поставляются из-за границы. Поставщики подняли цены и не перестают поднимать. Например, сейчас у нас нет свежих ягод для оформления тортов, приходится как-то выкручиваться. Мы цены на продукцию не поднимали. То, что есть, мы покупаем у поставщиков по их цене. 

Как только ввели карантин, я почувствовала, что увеличивается паника среди работников. Они боялись, что заразятся. В то же время все понимали, что потеряют доход, а на 42 500 никто жить не хотел. У всех рабочих упали руки, такие были трудности. Я начала принимать меры до того, как стали вводить ограничения в городе. Я читаю своих иностранных коллег в соцсетях, у которых тоже есть свои кондитерские. Видела, что предпринимали они. Первого апреля мы закрылись сами, до этого мы работали неделю на доставку. Сейчас работаем только удалённо. 

Несмотря на это, у нас выросло число заказов на дом. Люди почему-то стали есть больше сладкого. 

— Получается, вы закрыли свои кондитерские магазины, но продолжаете работать на доставку? Вы отправляли часть сотрудников в отпуск без содержания? 

В нашей команде 32 человека, никого не отправляли в отпуск, все работают. У нас три точки: пекарня с магазином, кондитерская с магазином и просто магазин. Утром сотрудники приезжают в пекарню и закрываются изнутри. Пекарня работает в бешеном темпе. Принимаем заказы в соцсетях и по телефону. 

С помощью доставки получилось адаптироваться. Мы собрали хорошую клиентскую базу за два года в приложении UDS и через него отправляем клиентам пуш-уведомления два раза в день. Жить можно. 

Если раньше мы делали максимум восемь доставок в день, то сейчас до 50 доставок в день. 

В городе разрешена доставка до десяти часов вечера. Первые дни мы доставляли до десяти, потом сотрудники элементарно начали уставать и выматываться к вечеру. Я сократила рабочее время до 19:00. У нас одна курьерская машина. Позже, к доставке, в качестве водителей, присоединились мой муж — он директор и сын — он кондитер. Они сейчас работают без выходных. 

— Раз доставка увеличилась, значит объём продаж не упал? Какой ожидаете доход в апреле в сравнении с февралем и мартом? 

В марте у нас были хорошие продажи, оборот был около 25 млн тенге. В феврале было меньше, это мёртвый сезон. В принципе, в апреле будет так же, как и в феврале. Сейчас объём продаж снизился на 20-30%. Это не так страшно, я была к этому готова. Самое главное, что не было сокращения работников. Я считаю, что это очень хорошо. 

коллективпекари

— Где гарантия, что ваши сотрудники не заразятся? 

Такой гарантии, конечно, нет. Мы стараемся максимально соблюдать меры профилактики. Продавцы и курьеры работают в масках и перчатках. Обязательно измеряем температуру сотрудникам. Упаковываем наши коробки с десертами в стретч-пленку. Клиентов мы просим выбрасывать пленку и сразу мыть руки. 

— Вы говорили, что у вас была неприятная ситуация с местными журналистами. Расскажите, что именно случилось? 

Когда вирус начал распространяться в стране, у местной полиции и журналистов появился синдром вахтера. Они начали своевольничать. Мне не понравилось, что нас сняли и выложили в местном телеканале. Ситуация была следующая: в первых числах апреля они зашли в пекарню. Там у нас открытая кухня. Продавцы были в масках и в перчатках, а пекари, естественно, были без перчаток. Хлеб горячий, выпекается при температуре 250 градусов, ни о каких резиновых перчатках и речи быть не может. Пекари надевают специальные рукавицы и работают.

Так журналисты сняли нас и несколько заведений. С этими кадрами сделали репортаж, что Шымкент не готов ко встрече с пандемией. Они пустили дезинформацию, что нас из-за пекаря без перчаток оштрафовали. Такого не было. Вот такой был неприятный случай. Я нервничала пару часов, потом поняла, что ситуация — полный бред. Через два дня журналисты позвонили, хотели загладить вину и предложили взять интервью. Я поблагодарила и отказалась. 

— Не думали использовать сложившуюся ситуацию как маркетинговый ход? Запустить какие-то акции или скидки?

Мне кажется, это немного не по-человечески использовать ситуацию как маркетинговый ход. Скорее я стала прогибаться под ситуацию. Мы сейчас сделали скидку на конфеты и продукцию, которая может храниться дольше. Сделали хорошую акцию в плане бесплатной доставки от 3 000 тенге. В принципе, всё. 

—Что планируете делать, когда карантин снимут и всё вернётся в норму?

Думаю, когда закончится этот кошмар, у нас будет хорошая ветка дохода от доставки. Мне кажется, нам нужно будет купить дополнительные спецмашины. Еще с прошлого года у нас было запланировано открытие в новом ТРЦ. Пока проводим кое-какие переговоры дистанционно. Запланировали на июль — думаю, к этому времени всё образуется. 

 

Читайте также: 

Как разрабатывают вакцину против коронавируса и кто занимается этим в Казахстане

Любовь во время пандемии: Как пары переживают разлуку в карантине

Как сделать медицинскую маску своими руками