Фархат Катренов лишился зрения в 2012 году в результате неудачной операции. Сегодня он руководит проектом Tiflo Smart и обучает слабовидящих людей пользоваться вспомогательным оборудованием для компенсации зрения с речевым выходом.


— Чем занимается общественное объединение Tiflo Smart?

Мы учим людей с ограниченными возможностями пользоваться компьютерами и смартфонами. На каждый компьютер можно установить озвучку клавиатуры. С ее помощью люди могут запоминать где находится каждая клавиша, а также мы учим пользоваться горячими клавишами. 

Typhlos (греч.) — слепой, слабовидящий. Тифлосредства — это средства, которые помогают воспринимать визуальную информацию на слух.

У всех смартфонов в настройках есть специальные функции пользования для инвалидов любой категории. Они работают на основе голосовых синтезаторов.  Эти синтезаторы с помощью программы экранного доступа озвучивают все, что происходит на экране. А на ПК с помощью определенных программ слабовидящие пользуются клавиатурой, все довольно просто. 

— Сколько времени занимает обучение?

В среднем обучение занимает месяц. Но зависит от человека — у кого-то получается быстро, даже за неделю, у кого-то не совсем. В первую очередь мы обучаем людей пользоваться клавиатурой на ПК. Учим технике «слепого набора», ей пользуются все, даже зрячие. Затем учим пользоваться смартфонами, если они есть.

— На каких языках производится озвучка?

К сожалению, только на русском языке. Точнее, все хорошие озвучки только на русском языке, поэтому для эффективного пользования легче выучить русский. Это, естественно, помимо английского.

Для тех, кто говорит только на казахском — это огромная проблема. Такая же ситуация с приложениями, которые считывают текст с помощью камеры. Немного расстраивает то, что почти все сервисы для людей с ограниченными возможностями дорогостоящие, а вопрос финансов для нас довольно деликатный. Я должен заплатить свое месячное пособие за возможность прочесть информацию с листка бумаги.

Фархат подписывается на рассылку «Степи»

— Проекту Tiflo Smart уже два года. Как все начиналось?

Общественное объединение Tiflo Smart было зарегистрировано 9 октября 2017 года. Спустя полгода деятельности управление социальной защиты одобрило наш проект, и нам выделили деньги. Государство выдает нам заработную плату, оплачивает аренду помещения, коммунальные услуги и интернет. Так инвалиды имеют возможность бесплатно посещать наши курсы. 

Идея появилась когда мы поняли, что для того, чтобы научиться пользоваться гаджетами, инвалидам нужно ждать начала курсов, которые проходят один-два раза в год. К тому же, очень часто выходит так, что многое, что делается для инвалидов, проходит мимо них. Для этого создаются общественные объединения, в которых инвалиды сами и делятся интересной информацией, общаются, находят себя в обществе. В основном люди так и узнают про нас. 

Мы хотим, чтобы люди могли обратиться в любой удобный момент, так как статус инвалида сильно ограничивает возможности. А про важность сотовых телефонов в наших жизнях рассказывать, думаю, не надо. Они упрощают жизнь всем, поэтому необходимо учить людей находить информацию, пользоваться мессенджерами, социальными сетями и телефоном. 

Когда ты получаешь инвалидность, то попадаешь в информационный вакуум — ты не имеешь представления о том, что происходит в мире, не знаешь, какие изменения в законах.

Я однажды вставал в очередь на получение квартиры, это было примерно в 2012 году, сразу после потери зрения. Для подачи анкеты требовались некоторые нотариально заверенные документы. По закону эти документы выдаются бесплатно инвалидам любой категории, вне независимости от диагноза. Но я об этом просто не знал и сам оплачивал все услуги. Сами же нотариусы про эти моменты, почему-то, умалчивали. И я далеко не единственный.

В Астане зарегистрировано около 500 инвалидов первой и второй группы.

— Информацию тяжело найти или ее просто мало?

Скорее сложно найти. Телефон для нас как воздух, от него правда очень сильно зависит качество жизни. Если смартфон инвалида не оптимизирован под его или ее способности, то жить становится очень тяжело. Ты не имеешь возможности узнать кто тебе звонит или не понимаешь в какой части города ты находишься, потому что не знаешь как пользоваться навигатором. Все это — информация, и если появляются проблемы с доступом даже к такой информации, то очевидно, что узнать о принятии нового закона будет еще сложнее.

Тем не менее, все это решаемо. Со временем появляется все больше приложений и сервисов, которые облегчают жизнь. Популярные приложения становятся более комфортными для пользования людьми с ограниченными возможностями. Фейсбук и Инстаграм на основе нейронных сетей словесно озвучивают то, что изображено на фотографиях в общих чертах. А что касается приложений бытового характера, то мне, к примеру, вполне комфортно пользоваться приложением Bustime, они очень качественно настроили трекинг автобусов и направлений, а также настроили звуковое оповещение о том, что нужный вам автобус подъезжает к остановке. Это позволяет слабовидящему человеку не обращаться к людям, чтобы спросить какой автобус приехал — это ведь тоже не очень удобно. Примечательно то, что они всегда очень быстро отвечают на мои сообщения и быстро исправляют все недоработки.

Что касается государственной поддержки, то в Казахстане для инвалидов делается много всего. Но проблема, опять же, в доступности информации. Я уверен, что большинство инвалидов не подозревают о существовании социального такси или о том, что абсолютно любой инвалид имеет право бесплатно посещать паралимпийский спортивный центр или недавно открывшийся ледовый дворец «Тарлан». Это необходимая информация, ведь почти всем инвалидам нужна физическая реабилитация.  

Я бы также хотел отметить очень интересный сервис Bemyeyes. Это платформа, на которой объединяются незрячие люди и волонтеры, желающие помочь с проблемами бытового характера — распознавание цвета, что изображено на картине, какое это лекарство. Для инвалидов, которые живут одни, этот сервис — огромнейшая находка. Советую всем зрячим попробовать себя в качестве волонтера. 

А на крайний случай, «Окей Гугл» меня еще не подводил. Все возможно. Надо просто хотеть и искать.

— Вы четыре года сидели дома. Как вы решились пойти на работу?

В сентябре 2015 года в обществе слепых мне рассказали про социальную мастерскую GreenTal, основанную Эмином Аскеровым. Узнал, что туда набирают инвалидов, чтобы производить плетеную мебель. Ко всему этому я отнесся скептически, ведь плетение мебели звучит несерьезно. Но в моем положении выбирать не приходилось, так как мне нужно было выйти на работу. Первые два-три месяца я занимался только обучением, Эмин сразу после первого месяца сказал мне, что пока не может взять меня на работу и платить зарплату, но пообещал что-то придумать, если подожду до Нового года. За это время я очень сильно привязался к коллективу: были постоянные душевные посиделки с чаем, разные мероприятия. Это именно то, что мне было нужно — коллектив, друзья, рабочая энергетика, а деньги были вторичны. Но Эмин свое обещание сдержал.

Однако, после двух лет в Green Tal, мне пришлось уйти. Бывает так, что центр занятости урезает рабочие места из-за нехватки финансов. Под это сокращение попал и я. Конфликтов никаких не было, я просто забрал трудовую книжку и ушел. К тому моменту я уже параллельно ходил на курсы массажа и примерно по два-три часа в неделю проводил курсы по пользованию компьютерами и смартфонами в местной библиотеке. А когда пришло время покинуть GreenTal, я полноценно стал заниматься развитием TifloSmart.

— Как вы пережили тот период в жизни, когда вы только потеряли зрение? Как это произошло?

Зрение я потерял в 2012-ом году, после операции. Мне сейчас 30 лет. У меня была отслойка сетчатки на оба глаза. Мне делали одну операцию за другой и мое зрение окончательно испортилось. Затем поехал на лечение в Израиль, там мне просто остановили процесс ухудшения зрения, так я до сих пор вижу только силуэты правым глазом.

Каждый переживает этот момент по-своему. Я сам просидел дома четыре с половиной года. Было все: мысли о суициде, обиженность на этот мир и на людей, которые тебя окружают. Тебе кажется, что тебе одному плохо в этом мире, никто тебя не понимает. Это очень тяжелое состояние. Но я сумел взять себя в руки, вышел на работу, встретил любимую девушку и сейчас стараюсь помочь людям, попавшим в похожую ситуацию. 

Я, к примеру, знаю одну женщину, которая пережила два инсульта. После этого вся правая часть ее тела атрофировалась, она не может ей двигать. Но это не мешает ей каждое утро ездить в паралимпийский центр и заниматься реабилитацией — у нее в планах встать на ноги. Она обратилась ко мне, чтобы пройти курсы по использованию компьютера и телефона, вот такое рвение к жизни у человека. Но принять мы ее не смогли, так как она на коляске, а наш офис в подвале и у нас нет подходящего пандуса для ее транспортировки. 

— Чем вы занимаетесь помимо работы?

Я сейчас учусь на массажиста в медицинском колледже. Я получил двухгодичный грант, который выдается каждые два-три года в Астане. Учеба бесплатная, я даже получаю стипендию. Это все-таки образование и думаю, что для меня самого это лишним не будет. Вдруг появится возможность применить этот навык.

— Сколько вы в общем зарабатываете в месяц?.

Когда я только ослеп в 2012 году, мне присвоили вторую инвалидную группу, а в 2013 присвоили первую и я получал пособие в размере 18 тысяч тенге. Затем по мере инфляции пособие росло и сейчас оно составляет 57 тысяч тенге. Это, конечно же, не деньги.

Помимо этого, за свою работу в Tiflo Smart, я получаю 80 тысяч в месяц. В общем, вместе со стипендией и пособием, все суммируется примерно в 170 тысяч тенге. Небольшая сумма, но вместе с пособием и стипендией — где-то, конечно же, экономишь, но в целом хватает.