Жибек Жаппасбаева каскадерша, актриса («Не египьте мне мозги», «Неделимое») и артистка Казахского государственного цирка. В перерывах между опасными трюками Жибек поет в женском трио.


Жибек Жаппасбаева
— Жибек, сколько лет уже работаете в каскадерской группе Nomad Stunts?

— Уже 11 лет. Все началось с того, что я пришла в школу верховой езды. В то время я страшно боялась лошадей, высоты и воды. В общем, всего, что связано с моей работой.

— Сейчас-то, наверное, страхов не осталось?

— Волнение все равно есть, это нормально. Но есть четкая подготовка. Ты знаешь, что сделаешь этот трюк, поэтому волнение скорее приятное.

— С какими планами пришли в школу верховой езды?

— Хотела обучиться верховой езде для себя и перебороть страхи. На тот момент работала в алматинском танцевальном ансамбле. Окончила хореографическое училище в Кызылорде.

— А как же в итоге стали каскадером?

— В этой школе я много общалась с каскадерами и они тоже меня чему-то обучали. Когда одна из девушек ушла в декрет, руководитель группы Жайдарбек Кунгужинов предложил поработать в цирке, выступить в джигитовке и выполнить несколько трюков на лошади. Я согласилась. Решила, что если дверь открылась, то это не зря.

Трюки получились и я начала осваивать другие комбинации. Уволилась из ансамбля, поехала с ребятами гастролировать по Казахстану, а потом было большее шоу в США.

Каскадерша Жибек Жаппасбаева

— От страха лошадей быстро удалось избавиться?

— Как оказалось, от страха не нужно избавляться, просто надо противодействовать ему знанием и пониманием. Лошадь — это такое же живое существо, и надо понять ее характер. Найти к ней подход.

— А что случилось со страхом высоты и воды?

— Тоже самое. Знание и осознанность помогают управлять страхами. Когда осваиваешь трюки, то к большой высоте приходишь постепенно. Начинаешь учиться падать с одного метра, и шаг за шагом осваиваешь технику. Это как в жизни, когда ты ограничиваешь себя несколькими шагами, но не останавливаешься, а страх и неуверенность проходят.

— Меняется ли с такой профессией отношение к жизни? Например, к офисным и рутинным делам друзей, знакомых?

— Я считаю, что легких профессий не бывает. Просто у каждого своя ниша, призвание. Не думаю, что смогла бы работать в офисе. С детства понимала, что это не моя стихия, и считаю, что важно прислушиваться к себе. Тогда и трудности преодолеваются с азартом и вдохновением.

— Для вас каскадерство – это спорт, кино, экстрим или что-то еще?

— В первую очередь, это мое любимое дело. А еще и ежедневный спорт, конечно. С утра — акробатика, после обеда идет фехтование, а вечером джигитовка.

Спортсмены-каскадеры учат нас боевым искусствам, тайскому боксу. Я с удовольствием учила бы их танцам, но они вряд ли согласятся.

Каскадерша Жибек Жаппасбаева
— Какие моральные качества нужны каскадеру, помимо физической подготовки?

— Чувство ответственности и желание, конечно. Если у человека есть желание, то у него все получится. Чем бы ты раньше ни занимался. Я никогда не думала, что худенькая, маленькая танцовщица сможет стать каскадером. Никогда в это не поверила, если бы сама не прошла этот путь.

При этом танцевальные навыки мне очень помогают. Легко запоминаю комбинации, а фехтование можно назвать танцем с оружием в руках.

— В детстве мечтали стать танцовщицей?

— Я хотела стать певицей. Устраивала «домашние концерты» и мечтала о большой сцене. Приехав в Алматы, кстати, прошла кастинг в музыкальную группу «Energy». Пою по сей день.

— Интересно. Как вы все успеваете?

— Это все случилось в один момент. Начала выступать, параллельно были джигитовка, акробатика, трюки. Для меня все это творчество, поэтому одно дополняет другое.

Каскадерша Жибек Жаппасбаева
— Как часто приходится осваивать новые трюки?

— Практически постоянно и для каждого нового фильма. Отсутствие рутины — вот за что я люблю свою работу. Каждый день учишься чему-то новому.

— Бывает, что хочется чисто по-женски пожалеть себя?

— Не без этого. Бывает, по вечерам все болит и как девочке мне жалко себя. Но я ни за что не променяю эти синяки. И чувство постоянного внутреннего роста на больших проектах. Например, сейчас я уезжаю в Чехию на съемки исторического сериала Netflix. Для этого проекта освоила мужской трюк: скачу в галопе, перекидываю две ноги, пинаю воина, пробегаюсь рядом с лошадью и запрыгиваю обратно в седло.

— Признайтесь, у вас есть зависимость от адреналина?

— Да, признаюсь — допинг нужен. Когда долго засиживаешься, то уже думаешь: «Быстрее бы трюк с высоким падением». Еще признаюсь, что на год уходила из Nomad Stunts. Подумала, что хочу попробовать что-то другое. В итоге вернулась обратно к ребятам.

— Чем занимались этот год?

— Работала в fashion-индустрии. Сначала все было интересно, а потом меня вновь позвал адреналин. И очень скучала по нашему дружному коллективу, своей второй семье.

Жибек Жаппасбаева и Айсулу Азимбаева
— Можете вспомнить сложные ситуации, трюки на съемках?

— Когда я снималась в Индии в качестве дублера главной героини, к моей спине был примотан двухлетний ребенок. По сценарию именно так должна была сражаться королева. Я очень переживала за малыша, чувствовала двойную ответственность. Мне было его так жалко, что на съемках я плакала вместе с ним. Мне кажется, под конец проекта он меня ненавидел.

— Наверное, во время съемок у каскадеров случается немало курьезных моментов.

— Да, помню, как на Капчагае снимался фильм «Казахское ханство». Мы стояли на скале и стреляли из лука — 15 амазонок. По сценарию в этот момент на нас нападает войско на лошадях. Я должна была убить соперника и запрыгнуть на его коня, но не тут-то было. Конь начал упорно меня скидывать. Я пыталась незаметно зацепиться костюмом за шлем соперника. Но в итоге падала вместе с ним, а коню еще больше это не понравилось.

Все закончилось хорошо, но когда режиссер показал мне выражение моего лицо в замедленной съемке было очень смешно.

— Разрешили бы в будущем своей дочке стать каскадером?

— Я бы не хотела, чтобы моя дочь была каскадером. Это все-таки не женское дело. Если серьезно, надеюсь, что у меня хватит сил позволить детям выбирать самим. Сложно сейчас загадывать. Я пойму это, когда буду держать собственного ребенка в руках. Я ведь тоже не думала, что из танцовщицы уйду в каскадеры. Иногда жизнь сама расставляет все по своим местам.