Дебют Кендрика Ламара казахской музыки: Nomad Punk о дебютном микстейпе и музыкальной карьере

8 минут Аяна Сейтхан
Дебют Кендрика Ламара казахской музыки: Nomad Punk о дебютном микстейпе и музыкальной карьере

26 января вышел альбом Nomad Punk — Punk Summer Camp. Альбом артиста и автора музыки и текстов треков казахстанских исполнителей получился про любовь к хипхопу, social media и стремлению к свободе от рамок.

Мы поговорили с Жалгасом о его музыкальной карьере, отношении к музыке, амбициях и планах на будущее. Спойлер: казахская джазовая музыка в надежных руках.


— Как началась ваша карьера в музыке?

— Можно сказать, она началась в детстве. Я был домбристом в детской и старшей группах оркестра, собрал бэнд и играл на гитаре, но это все шло параллельно другим занятиям до тех пор, пока я не открыл для себя FL Studio. В какой-то момент меня «унесло» и я выпустил свой первый EP, который потом удалил.

В Алматы из Уральска переехал с максималистской идеей: «Я должен найти свое место в этом мире».

На третьем курсе приехал в студию и полностью погрузился в работу. Когда посмотрел на настенные часы, стрелка показывала на час. Оказывается, что это был не час дня, а час ночи — не заметил, как пролетело больше 12 часов. В этот момент я понял, что для меня музыка важна и интересна настолько, что время перестало существовать. 

Когда я начал продавать биты, а затем тексты, понял, что артистам они нравятся: со мной работали BikaBreezy и Moreart. В этот момент почувствовал себя востребованным профессионалом. 

Первую песню написал в 2019 году под заказ. Какое-то время было обидно продавать песни, которые я писал для себя, но потом пришел к мысли, что для себя я могу написать даже лучше, потому что я рос как продюсер и сонграйтер ежедневно. 

— Как сонграйтеры пишут треки?

— Это получается благодаря опыту и вкусу. Опыт возможно развить со временем и благодаря экспериментам. Музыкальный вкус же — вещь, которой невозможно научить. Даже талантливым музыкантам с высокими скиллами будем тяжело в индустрии без вкуса. У кого то он есть, у кого-то — нет.

— Как вы записали фит с Moreart?

— Он искал саундпродюсера и Бика подсказала ему поработать со мной. Первый наш совместный трек — «‎600 лошадей». Он придумал припев, а я предложил свой куплет. Недавно спродюсировал его альбом Money Fest. Можно сказать, что это был мой серьезный фит — до этого я записывал совместные треки только с друзьями.

— С кем еще, помимо Moreart и BikaBreezy, вы работали?

— С SayMo, пару раз с Кисло-Сладким, есть не вышедший фит с T-Fest. Около трех лет назад для своего тиктока я снимал рубрику, где разбирал эдлибы рэперов. В рамках рубрики выпустил пародийный трек на Pop Smoke. Саундпродюсер T-Fest нашел его и написал мне в личные сообщения, но из-за разногласий с лейблом нам пришлось отложить релиз. Надеюсь, мы сможем пересечься и «‎дожать» трек.

— Какие проблемы возникли из-за лейбла?

— На тот момент я был подписан на другой лейбл, а у него был свой. Он не хотел иметь дело с моим лейблом, и я его понимаю. Он предлагал уйти к нему, я прочитал договор со своей студией и оказалось, что не могу уйти оттуда еще несколько лет.

— А как тебе работа с другим лейблом — «Закрытым клубом»?

— Я был их резидентом два года назад. 

Сначала это казалось весело и многообещающе, но потом я понял, что меня стали игнорировать как артиста. 

Мой менеджер, работавшая в «Закрытом клубе», ушла и я вместе с ней.

— Лучше работать как независимый артист или все же в лейбле?

— С одной стороны, есть «большой злой» лейбл, который хочет заработать деньги, а с другой — неблагодарный артист.

Независимым можно быть, если у тебя есть свое видение, образ и готовность самому находить себе команду. Но если нет ничего кроме условного таланта, то лучше обратиться к лейблу. Но всегда нужно тщательно читать договоры и учитывать, что для них ты — инвестиция в бизнес. Сейчас я работаю с лейблами только для дистрибьюции музыки. 

— Какой у вас сейчас образ?

— Гик, задрот, нефор, любитель музыки. Артист, который скоро придет к социальным высказываниям в своих текстах. 

Человек, который может писать любую музыку: фанк, джаз, поп, EDM, рок, метал. 

Человек, который хочет быть «не таким как все» — эта установка сформировала мой образ: длинные волосы, манера речи, странная одежда. 

Я также стараюсь не застревать в одном жанре музыки, потому что мне становится скучно. В альбоме это ярко прослеживается. Например, там будет поп. Я считаю, что этот жанр — король всей музыки, высшая форма, к которой может прийти артист. Я не говорю про «попсу», а про поп: David Bowie, Prince, Michael Jackson, The Weeknd, Taylor Swift. 

Это ребята высшего эшелона, и я хочу к ним. Будет фанк, диско, RnB 2000-х, на котором рос Казахстан — Usher, Lil Jon, D’Angelo, Pharrell Williams, Justin Timberlake. Возможно будет электронная музыка. Под 40 лет я пойду в джаз: буду играть в кабаке на клавишах, сзади меня басист, барабанщик и я просто дрынь-дрынь-дрынь. Это, по-моему мнению, идеальное завершение музыкальной карьеры.

— Почему вы выбрали псевдоним Nomad Punk?

— Номад — это принадлежность к тому, откуда я родом. Для меня важно показать, что я казах. Можно сказать, что это из-за кризиса айдентики. Панк, потому что я не люблю правила в музыке, я люблю их ломать. А еще Daft Punk — главные вдохновители моего творчества. 

— Ваши любимые сонграйтеры?

— С одной стороны — Куинси Джонс, который развивал музыкальную индустрию до 90-х, а с другой — Макс Мартин, который с 90-х по сей день меняет ее. Но на меня больше повлиял именно второй. 

В Казахстане мой любимый сонграйтер — Nomad Punk, конечно же.

— Что заставило «выйти из тени» артистов и самому выступать на сцене?

— Желание внимания, признания и популярности. Однажды меня вывело из себя то, что происходит в казахской музыке. 

Мы написали текст с Moreart для альбома. В один день он пришел и сказал, что разговаривал с одним артистом, который назвал мои тексты безликими. Меня это взбесило. Из меня «вырвалось» 15 треков за два месяца на агрессии. Оказалось, что Moreart меня обманул и никакого разговора с тем артистом не было. Он сделал это, чтобы я тщательнее работал с текстами. 

Саундпродюсинг для меня был способом заработать деньги, но я всегда знал, что в итоге стану артистом.

Я все время пытался, но у меня не было опыта, образа, уверенности. Потом у меня появляется менеджер, и все встало на свои места. Это впервые в моей жизни, когда менеджер действительно поддерживает, направляет и раскрывает артиста. Однако я все равно останусь сонграйтером для других артистов. Но теперь это будет похоже на то, как Future отдал свой трек Drunk in Love Beyonce.

Среди здешних артистов я бы хотел поработать с Zaq из Ninety One. Он один из самых лучших рэперов здесь. С Shiza, возможно даже с Dequine, но я не знаю, где мы найдем точки соприкосновения в музыке с ней. Из других стран постсоветского пространства: с IC3PEAK, Бульвар Депо, ATL. Если говорить еще глобальнее, то с Pharrell Williams, Tyler, The Creator, Frank Ocean, Max Martin, конечно же. 

Сейчас мой потенциал — это только вершина айсберга. Никто еще не видел его полностью, кроме меня. Я пойду дальше и буду делать вещи, которые до сих пор никому не удавалось. В моих руках это возможно. Я стремлюсь стать культовым артистом, за которым следуют люди. 

— О чем будет альбом Punk Summer Camp?

— Punk Summer Camp — это скорее микстейп, в котором нет единой концепции. Можно сказать, что это «альбом-тренировка». В баскетболе существуют летние лагери, в которых игроки тренируются, готовясь к новому сезону, поэтому Summer Camp. В нем я покажу, на что я способен, какую музыку от меня можно ожидать или не ожидать. Позже выйдет Deluxe версия, над которой я сейчас работаю. 

Также я хотел передать свои чувства о «культурной апроприации» западной музыки. Многие артисты используют ее, безвкусно переработав или скопировав. Например, Playboi Carti создал свой субжанр и все начали повторять за ним. С одной стороны я рад, что есть артисты, которые могут обыграть его, но некоторые строят карьеру на переработках чужих работ. Например, OG Buda и Soda Luv. Aarne недавно полностью скопировал трек у Lil Mambu. Нормально использовать трек, но не повторять его. Плагиат вызывает ту же эмоцию, что и оригинал. Переработка же дает другие чувства.

К социальным вопросам в альбоме я пока что не готов, но приду позже. Для них мне нужно почувствовать свою социальную ответственность и уверенность в знаниях. 

Я хочу свой To Pimp a Butterfly Кендрика Ламара, но нужно набраться понимания и чувств музыки.

Еще много интересного

Статьи STEPPE

Подкаст «Stay Secure»: как обезопасить себя, совершая платежи в интернете
Партнерский

Подкаст «Stay Secure»: как обезопасить себя, совершая платежи в интернете

В современном гиперцифровом мире мошенничество становится все более изощренным: злоумышленники используют новые подходы для...

6 минут
6 минут
«Мы хотим обеспечить справедливый доступ к высшему образованию»: как центры пробного тестирования помогают «пережить» ЕНТ
Партнерский

«Мы хотим обеспечить справедливый доступ к высшему образованию»: как центры пробного тестирования помогают «пережить» ЕНТ

Кто составляет вопросы для тестирования и существует ли проверенный способ набрать максимальный балл на экзамене?

10 минут
10 минут
«Бірінші тәжірибе ерекше болуы маңызды емес»: алғашқы секс туралы жеке оқиғалар

«Бірінші тәжірибе ерекше болуы маңызды емес»: алғашқы секс туралы жеке оқиғалар

Алғашқы секс қандай болуы керек, қыздық перде қалай жыртылады және жыныстық тәрбиенің маңыздылығы жайлы осы материалда айтамыз.

10 минут
10 минут
В Астане открылся бутик итальянского модного дома Kiton
Партнерский

В Астане открылся бутик итальянского модного дома Kiton

А мы взяли интервью у его генерального директора и узнали о том, как создаются новые коллекции и почему важно сохранять философию бренда, а не идти у трендов на поводу.

5 минут
5 минут