Халитов Шалхар

 

Знакомьтесь, это Халитов Шалхар. Пять дней в неделю он работает врачом лучевой диагностики в родильных домах и медицинских центрах, две ночи — диджеем и один день посвящает семье. Четыре года назад Шалхар окончил КазНМУ им.Асфендиярова и женился. Мы поговорили с ним, чтобы узнать, как ему удаётся совмещать такие разные профессии.

— Шалхар, как вы пришли к медицине?

Мой брат-близнец Айдын хотел стать доктором. Чтобы не расставаться с ним, я тоже подал документы в медицинский, хотя была мысль учиться на технической специальности.

Мы приехали из Тараза. Жили в общежитии, денег не хватало, а хотелось жить лучше. Поэтому со второго курса начали работать барменами в «Esperanza». Смена в баре начиналась в шесть-семь вечера и оканчивалась в восемь утра. После работы мы шли на учебу до двух часов, а потом высыпались до начала смены. И так каждый день. Это был самый сложный период в моей жизни, но тогда мы познакомились с ночной жизнью. До кризиса зарабатывали по сто долларов в день. Когда приходили в магазин, продавщица удивлялась, откуда у нас, студентов, столько денег. В то время бармены хорошо зарабатывали и могли позволить себе автомобили последних моделей. Мы же купили машину родителям.

За последние десять лет я отдыхал только 20 дней по пятницам и субботам.

На третьем курсе Айдын бросил учебу. Я тоже об этом задумался и взял академический отпуск на год. Однако не мог представить, как буду смотреть маме в глаза. Когда отец был жив, он хотел, чтобы я стал кардиологом. На меня повлияло и это, а может, мне не хватило смелости. Я решил окончить университет.

Халитов Шалхар

 


— Когда и как вы начали заниматься диджеингом?

Проработав в бешеном режиме шесть лет, мы решили уйти. Тогда я заинтересовался диджеингом. Мы взяли оборудование в аренду, научились каким-то вещам и начали искать работу. Проект назывался «Чип и Дейл». Поначалу нас не хотели брать, потому что не было опыта, но мы нашли работу. В первый раз выступили в клубе «Пять оборотов». Я помню, что у меня дрожали руки. Постепенно работа шла в гору, два раза мы ездили на выступления в Москву, однажды — в Китай. У нас даже были головы Чипа и Дейла. Потом брат бросил диджеинг и начал заниматься раскруткой заведений. Я продолжаю заниматься диджеингом. Сейчас играю в «Sky bar». 

Халитов Шалхар



— Расскажите больше о вашей второй работе.

В диджеинге я не считаю себя лучшим, для меня это не важно. Главное — я зарабатываю деньги. В том, что происходит по ночам в барах я не вижу ничего интересного, хотя соблазн есть. Мне больше интересно, когда людям нравится музыка. Конечно, я играю попсу, но стараюсь добавлять что-то новое. По-моему, это и есть функция диджея. Многие не знают, как танцевать под незнакомую музыку и просят поставить что-то старое и знакомое, вроде «Запах женщины моей…». Таким я говорю, что трек стоит десять тысяч тенге. Человек отстает, а когда новая песня, которую я играл, станет популярной, он вспомнит, где её слышал. Главное в работе с новыми треками — подача. Я миксую новое и старое, чтобы людям нравилось. Поэтому мой пульт расположен около танцпола, каждый может ко мне подойти и предложить новую песню. Но многие диджеи против такого и занимают позицию «я — диджей и не нужно меня учить». От того, в каком порядке расположены треки зависит многое. 50 треков у разных диджеев будут звучать иначе. У меня есть готовая программа, но иногда я миксую находу.

Все думают, что диджеинг - это легко, но на самом деле дилетант поставит любимые треки, которых хватит на 15 минут, и на этом всё.

Были моменты, когда мне хотелось все бросить. В клубах творится такая грязь и я устал от этого. Буду диджеем ещё три-четыре года, а когда достигну хорошего заработка в медицине, брошу клубы.

Халитов Шалхар

 


— Как ваша жизнь изменилась после свадьбы?

Моя жизнь после женитьбы вообще не изменилась. Мы с женой десять лет вместе. Познакомились в ночном клубе, я был барменом, она — студенткой. Два раза в месяц она выходит гулять. Понимаю, что ей тоже нужно отдохнуть.

Все спрашивают: Как она терпит? А мы уже привыкли к такой жизни. 

— Что труднее всего в работе врачом?

Вообще, осознание ответственности и любовь к медицине приходят после пяти-шести лет учебы в университете. Когда учился на интернатуре, понял, что мне нравится работать с пациентами и помогать им. 

Сейчас я часто работаю с детьми. Многим кажется это сложным, так как им не нравится их шум, а я к нему привык. Я вообще тугоухий из-за диджеинга и мне с детьми легко.

В диагностике нет понятия «уверенность», всегда нужно сомневаться.

Здесь самое страшное — ошибиться. Но любой нормальный врач ошибается и признаёт это. К счастью, нас всегда может подстраховать кто-то из коллег: пересмотреть снимки и указать на недочеты. В последнее время мы диагностируем много пороков сердца. К примеру, из десяти детей (от 0 до 15 лет) он может быть у четверых или пятерых. Поэтому я считаю, что делать УЗИ сердца - обязательно. 
 

— Что для вас диджеинг и медицина?

Раньше у меня был общий аккаунт в Instagram и это портило репутацию. Мамочки, которые видели что я диджей, не доверяли мне. У нас такой менталитет: если кто-то диджей, то он автоматически бездарь. Некоторые пациенты узнают меня в клубе, но они не знают, как много я вкладываю в медицину. Я знаю нескольких диджеев, которые занимаются саморазвитием помимо диджеинга. Кто-то работает, но многие бездельничают. Тем, кто приходит ко мне учиться, я всегда говорю, что нужно иметь основную профессию. У диджеинга нет будущего в Казахстане. Оно есть где-нибудь в Европе, но не у нас.

Врачу приходится работать в нескольких местах, чтобы зарабатывать нормально. Кроме денег, работа в нескольких местах дает мне больше опыта. Я работаю четвертый год. Для врача это совсем немного, но я каждый день учусь и пытаюсь достичь хорошего уровня. 

Халитов Шалхар

 

Мне сейчас хочется больше развиваться в медицине. Поначалу я относился к диджеингу серьезно, а сейчас это для меня хобби. В будние дни я врач, в пятницу и субботу — диджей. В работе врача очень много негатива: сложные диагнозы, плачь и слезы. Приходится держаться всю неделю, а в клубе я выплескиваю всё, что накопилось. Это называется «симптом выгорания». Благодаря диджеингу в понедельник я прихожу на работу «заряженный». Две работы помогают мне сохранять баланс. Даже не знаю, что буду делать, когда оставлю диджеинг. Возможно, буду писать треки.