COVID-19 привнёс многие изменения в нашу повседневную жизнь. Миллионы людей по всему миру начали работать удалённо из дома, без привычного окружения коллег и начальства. Но как все эти изменения отразились на международной дипломатии?

Жизнь не останавливается, соответственно, конференции, переговоры, встречи глав государств должны проходить всё так же. Давайте посмотрим, как дипломатия адаптируется к новой реальности.
 

Крупные дипломатические мероприятия, такие как саммиты, конференции и встречи глав государств политических союзов теперь проводятся в режиме онлайн.

В марте этого года Государственный департамент США провёл конференцию внешнеполитических ведомств стран онлайн, но изначально мероприятие должно было пройти в Питтсбурге.

16 апреля встреча лидеров стран G7 впервые прошла через видеоконференцию, а не в резиденции американского президента, как планировалось ранее. Встреча глав государств стран большой двадцатки также состоялось онлайн, и таких примеров много. 

Японский премьер-министр Синдзо Абэ на собрании глав G7

Есть ли в этом преимущества?

С одной стороны это достаточно экономично. Страна-хозяйка саммита  не несёт расходы по его организации, а другие страны могут не оплачивать дорожные расходы своих лидеров. Это может показаться мелочным, однако расходы на такие мероприятие иногда могут быть внушительными.

Например, один час полёта на американского борта номер один обходится налогоплательщикам в более $200 000, и по разным подсчётам, поездки Трампа обходятся стране примерно в $350 миллионов в год.

Более того, время проведение мероприятий существенно сократится. Вместо нескольких дней обсуждений и переговоров мероприятия будут длиться несколько часов. Например, тот же саммит большой двадцатки продлился около 90 минут вместо привычных нескольких дней. 

А недостатки?

Это не означает, что проводить такие мероприятия легко. Обеспечение стабильной связи и конфиденциальности переговоров требуют больших человеческих и технических ресурсов, и не каждая страна может себе это позволить.

К тому же соединения во время переговоров не всегда бывают идеальными. После онлайн-встречи представителей стран в Совете Безопасности ООН 9 марта, некоторые дипломаты жаловались на плохое качество связи. Как сказал один из них: «Давайте молиться, чтобы мы больше не пользовались этим».

Король Саудовской Аравии Салман на собрании глав G20

Однако технический аспект — не самая главная проблема онлайн-дипломатии. Основная работа это переговоры по важным вопросам, уступки, достижения консенсуса, и всё это проходит вне официальной части саммита. Разумеется, все разговоры конфиденциальны.

Что думают дипломаты?

Как заявил посол Сингапура в США Ашок Мирпури: «Работа онлайн — это ненастоящая дипломатия. Вы отправляете дипломатов в столицы других стран для того, чтобы они могли лично участвовать в переговорах, делиться конфиденциальной информацией и оценками. Строить доверие и действовать на его основе — это процесс, включающий в себя много нюансов, которые нельзя достичь в онлайн».

С ним согласен Иво Даальдер, бывший посол США в НАТО при администрации Обамы: «Основная работа дипломатии совершается на встречах лицом к лицу. Это включает в себя разговоры тет-а-тет, уговаривание и укрепление доверия. Это трудно сделать через Skype, и совершенно невозможно, если вам нужно выстраивать отношения с нуля. Дипломатия без встреч лицом к лицу превратится не в процесс достижения компромисса и поиска взаимопонимания, а скорее, в простой обмен мнениями».

Из всего сказанного мы можем уверенно говорить о том, что дипломатия вряд ли когда-нибудь полностью перейдёт в онлайн-формат, по крайней мере, с нынешними технологиями.

Разумеется, она уже не будет такой, как до пандемии — мы, безусловно, станем проводить всё больше мероприятий онлайн. Однако, мы понимаем, что нам не обойтись без переговоров с глазу на глаз, поэтому мы также будем отправлять дипломатические миссии в другие страны. А лидеры стран продолжат посещать другие государства с официальными визитами.
 

Читайте также: 

Коронавирус и политика: Как пандемия повлияет на международные отношения

Великой депрессии быть: Как пандемия заразила экономику?