Маржан Смаилова

Маржан Смаилова

Женская энергия обладает невероятной силой. На самом деле, многое в этой жизни зависит от женщины.

Маржан занимается производством одежды, оптовыми продажами и производством трикотажных изделий. Шесть лет она владела кондитерской Cake factory в Шымкенте.

Как я пришла в ислам и надела хиджаб?

К исламу я пришла не сразу. Понадобились годы. Родилась и выросла в Усть-Каменогорске, после школы поступила в KIMEP. В университете познакомилась с ребятами из регионов Казахстана. Среди друзей были и те, кто приехал из Шымкента, в котором прожила семь лет.

Так вышло, что все мои друзья более или менее религиозные. Было очень интересно делиться опытом и традициями, так как люди из разных регионов часто отличаются друг от друга. На третьем курсе я стала практикующей мусульманкой (те, кто совершают пятикратный намаз – прим. ред.), носила более закрытую одежду, но не решалась покрыть волосы и надеть полноценный хиджаб.

В 2007-2008 годах, когда окончила университет, в Казахстане на покрытых или носящих закрытую одежду девушек смотрели с подозрением и как-то неуважительно. Хотя, может, мне показалось. Вышла замуж тоже за практикующего мусульманина.

В марте прошлого года супруг предложил съездить вместе в хадж (религиозное паломничество мусульман в Мекку – прим. ред.), а я там была впервые. Когда пошли к Каабе совершать обход, то подняла глаза и расплакалсь. В тот день я поняла, что мои страхи остались в прошлом и готова покрыться. Тогда поняла, что такое истинное умиротворение.

Бизнес и религия

С детства очень люблю печь и обожаю аромат свежей выпечки. Кондитерская – это мечта с детства. Когда мы переехали в Шымкент, я была в декретном отпуске, но все равно на дому занималась выпечкой кондитерских изделий. Однажды сказала мужу, что надо попробать открыть кондитерскую. И он меня поддержал.

Шесть лет занималась кондитерской методом проб и ошибок. Мы пробовали разные рабочие модели. Думала, вот начну бизнес, открою кондитерскую и буду только считать деньги, но это не так. Бизнес – это огромный труд, когда ты пашешь с утра до вечера. После открытия нас посетил покупатель и сделал покупку на 500 тенге. Я подумала: «Блин, куда я вляпалась». Полгода работали в убыток, всё это время я просила денег на аренду у мужа и твердила: «Дай мне полгода». Так и вышло: продажи начали расти, а люди начали о нас узнавать.

Очень важно идти в ногу со временем, постоянно читать, изучать свою сферу, развиваться и не отставать от современных тенденций. 

В апреле этого года с супругом посетили семинар Шамиля Аляутдинова в Турции. Семинар хорошо нас прокачал. Поняла, что хочу двигаться в новом направлении. Конечно, можно было начать продавать франшизу кондитерской, но понимала, что у меня нет очень сильной команды, это очень трудоёмкий процесс. Помню, что записала себе цель: продать кондитерскую и 14 июня получить определенную сумму за неё.

МАржан Смаилова

В мае взяла в команду сильного управляющего директора и начала с ней делиться мыслями о продаже кондитерской. Она меня отговаривала, но мысль запомнила. Шло время. В итоге кондитерскую выкупили те люди, на которых ранее работала управляющий директор. В итоге 14 июня получила все деньги за проданную кондитерскую, как было указано в моём ежедневнике. Я тогда так удивилась и подумала: «Вау, это работает!». По сей день многие не понимают и задают вопрос, почему я решила продать кондитерскую. В голове начали появляться другие идеи для бизнеса. И кондитерская – это энергозатратная вещь.

На данный момент занимаюсь производством одежды. Как вообще зарождается идея для нового бизнеса? По причине боли или нехватки чего-то. Я постоянно шила закрытые вещи на заказ у своей портнихи и всегда получала восхищенные отзывы от подруг и знакомых. Тогда и возникла идея. Считаю, что мусульманка должна быть вроде родинки на лице, то есть чем-то красивым и заметным.

На тот момент весь рынок закрытой одежды, что был в Шымкенте, казался мне однотипным. В мае прошлого года мы отшили первую коллекцию и приняли участие на Sister’s bazaar в Алматы. За один день продали весь ассортимент. Считаю, что такое направление бизнеса приносит благо обществу. Сейчас, после продажи кондитерской, мы с моими партнерами решили взяться за бренд и его продвижение. У нас есть свой цех в Шымкенте, а также клиенты и не только из Казахстана, но и с России, поставщики в Турции. Работать с партнерами здорово и намного легче, нежели одной.

У меня два партнера. Мы совместно разработали бренд мусульманской одежды и сейчас развиваем бренд Brave (англ. «храбрый»). Считаю, что в наши дни заявлять открыто, что ты мусульманка – это настоящая храбрость. Также слушаем себя, развиваемся, боремся и воспитываем себя – это тоже большая храбрость.

С дискриминацией по религиозному и половому признаку никогда не сталкивалась. Мне всегда встречались люди, которые поддерживали. Бывает по мелочи: например, в магазине взрослые женщины могут проигнорировать меня. С этим я сталкивалась вначале, возможно, сейчас не замечаю этого и увереннее чувствую себя в платке. 

В исламе женщинам не запрещено заниматься бизнесом. Хадиджа (жена пророка Мухаммада – прим. ред.) занималась бизнесом и была влиятельной женщиной в свое время.

Считаю, что женщина, которая занимается бизнесом должна быть настоящим «энерджайзером»: она совмещает работу, дела по дому и семью. 

Вместе с командой готовы расти и за пределами Казахстана. Страхов нет. Очень хочу делиться опытом, например, с женщинами, которые в декрете или ещё не нашли себя, и показать, что всё легко — надо просто брать и делать. В планах развивать оптовые продажи трикотажных изделий. Сейчас к нам приходят запросы, выходим на рынок России. В дальнейшем хотим развивать наш бренд на мировом уровне.

Как справляться с негативом?

Надо привыкнуть к тому, что негатив будет всегда. Мне кажется, нужно больше развиваться и любить себя. Ведь Всевышний создал женщину сильной. В каждом человеке есть сила, способная изменить этот мир. Мне хочется, чтобы эту фразу понимал каждый.

Маржан Смаилова

У нас есть матка – способность давать новую жизнь. Матка – сильный источник женской энергии. Каждая женщина должна обладать определенными знаниями и развивать женскую энергию, стараться находить гармонию внутри себя. Женщина чаще склонна к тому, чтобы терять энергию, поэтому она должна возобновлять и генерировать ее.

Я считаю, что каждая женщина должна развиваться, чтобы быть интересной себе. Мы должны верить, что в мире много любви и хорошего, а всё плохое мы создаём сами.

Мумбекова Айгерім

девушка в хиджабе

Религия не запрещает женщине развиваться. В священном писании есть целая сура «женщины», и там нет суры «мужчины».

Владелица шоурума мусульманской одежды – Muslim Market Shymkent. Организатор первого мусульманского фестиваля в Шымкенте – Muslim Festival.

Как я пришла в ислам и надела хиджаб?

Первый намаз совершила в месяц Рамадан в 2014 году. По милости Бога пост держу с пятого класса. Но осознанность, что совершать намаз – это фард (религиозные заповеди – прим. ред.), пришла ко мне в 2014 году. Через полгода надела хиджаб. Были трудности на работе, так как я работала в крупной компании специалистом по работе с клиентами. Руководство не поддержало мой выбор и совершать намаз на работе было не совсем удобно и непрофессионально, так как я постоянно должна была находиться на рабочем месте. Дома были разногласия: родители и родственники были против. Понимаю, почему они были против: как раз в то время появился «бум» в виде покрытых девушек и парней в коротких штанах. Распространялось много ложной информации и слухов касательно религии. Были беседы с мамой и родными. Понадобился год, чтобы родня меня приняла и поняла. Сейчас платок никак не встаёт между мной и моими близкими, и не создаёт проблем. Так, я чувствую себя комфортнее и увереннее.

Бизнес и ислам

В 2014 году я ушла с работы. Полгода была безработной. Думала, чем бы хотела заниматься. В поиске длинных платьев я однажды убедилась в плохом качестве одежды для мусульманок. Одежда в основном была из Бишкека, «бабушкинский» стиль. Мне хотелось чего-то необычного и интересного, но при этом закрытого и скромного. Так как в моей семье все были против платка, для меня было важно показывать красоту моей религии. Я не хотела тёмной одеждой пугать их еще больше.

девушка в хиджабе

Так, познакомилась с российским дизайнером Риммой Аллямовой. Хотела заказать у неё себе платье и списалась с ней. Заказала, мне очень понравилось, поделилась с ней отзывом и мы начали переписываться. Римма предложила мне франшизу своего бренда, сказала, что пока за франшизу я могу не платить, а как встану на ноги, то буду отдавать.

В декабре прибыло первое поступление. Новогодняя коллекция разлетелась у меня быстро, одежду покупали не только мусульманки. Когда поняла, что спрос есть, то решила арендовать магазин и второе поступление уже выставляла там. 

Через полгода сменила локацию магазина, взяла в аренду здание побольше в другом районе. Магазин раскрутился, и тогда я начала выходить на других российских мусульманских дизайнеров.

С брендом Риммы Аллямовой я участвовала в Shymkent Pop-Up store и распродала все вещи за два дня. Спрос был огромный и не только среди покрытых девушек. В 2016 году мне пришла идея организовать первый Muslim Festival в Шымкенте. Начали активно приглашать дизайнеров из Алматы, Астаны, России, Кыргызстана и Узбекистана.

В организации и с оборудованием нам очень помогли организаторы Shymkent Pop-Up store, так как у нас тогда не было рейлов (напольное вешало для одежды — прим. ред.), столов и зеркал. Администрация торгового центра, где мы провели первый сезон, поддержала мою идею. После проведения фестиваля все остались довольны, клиентов было очень много, так как реклама была активной. 

фестивальфестивальдевушкиМехенди

В апреле того же года я организовала второй сезон Muslim Festival. Казахстанские дизайнеры подали мне идею открыть showroom с местными дизайнерскими вещами. Так открылся первый Muslim Market Shymkent. Сейчас в маркете есть как российские бренды, так и казахстанские.

По шариату женщине желательно находиться дома. У меня немного иное представление. Считаю, что Всевышний наделил каждого из нас определенным талантом и нужно его раскрывать. Если мы приносим пользу обществу своими действиями, что может быть в этом плохого? Главное — в своей работе я не контактирую напрямую с посторонними мужчинами. Например, во время фестивалей с расстановкой рейлов и оформлением зала мне помогают мои братишки и помощница.

Всевышний превозносит женщин и в исламе, и женщина занимает особое место. Всевышний в каждом из нас заложил определенный талант и закапывать его — грех.

По отношению ко мне не ощущала несправедливости, дискриминации и прочее. Также хочу отметить: когда мы делаем что-то ради довольства Всевышнего, то все складывается так, как надо.

Как справляться с негативом? Прежде всего советую укреплять веру, изучать себя и раскрывать талант. Когда мы принимаем себя, устраняя все страхи и обиды, то жизнь начинает цвести, а на пути встречаются светлые люди.

Алина Шадинова


девушка в хиджабе

Моя миссия – поменять мышление наших женщин. Хочу, чтобы они понимали, что выйти замуж и родить еще не означает весь смысл жизни.

Алина – сексолог и тренер по интимной гимнастике.

Как я пришла в ислам и надела хиджаб?

К исламу пришла в подростковом возрасте. Намаз начала читать в 13 лет. У нас дома тогда была няня, она смотрела за младшей сестренкой и была покрытой. В то время покрытых женщин было очень мало. Мне было не очень приятно её присутствие, меня раздражало, что она выкидывала все мои диски и не разрешала слушать музыку.

Со временем мои глаза начали привыкать к девушке в платке. Я начала понимать, что она обычная женщина. Отец нанимал разных учителей на дом, они часто рассказывали мне истории про пророков и рай. Так, появился интерес и я начала читать намаз. Для меня хиджаб был некой экзотикой и мне это нравилось. Мама была против, она утверждала, что я еще молодая (училась в турецком лицее). В школе нельзя было носить платок, но я надевала длинные юбки, а за пределами школы иногда носила косынку, мне это нравилось. 

Бизнес и ислам

Считала и считаю себя очень красивой и умной. Некоторое время назад мне казалось, что муж не уделяет мне достаточно внимания. Как узнала про имбилдинг и интимную гимнастику, то сразу решила научиться технике. Когда научилась управлять своей женской энергией, мой муж начал меняться и уделял мне больше внимания.

Подумала, почему бы не научить этому других женщин? Вначале были сложности, так как боялась обучать всех подряд, были и те, у кого были плохие помыслы. Хорошо быть мамой и женой, но это не конец. Часто, как только женщины выходят замуж, они перестают развиваться и весь их кругозор ограничивается кухней.

Алина Шадинова

Я хочу, чтобы все женщины мира развивались в трёх направлениях – духовно, физически и психологически. 

Больше пяти лет занимаюсь имбилдингом. Специально для этого ездила в Астану и проходила обучение у специалиста. Люди не понимали, мол, ты в хиджабе и учишь интимной гимнастике. Родственники со стороны мужа поначалу были в шоке, так как до конца не понимали. Мой супруг поддержал меня сразу. Со временем, все начали принимать это. Особенно, когда я начала получать благодарность от девушек (кто-то даже сохранял семью после прохождения курса). Это же классно и это большой савап (араб. «награда»).

Из-за плохого кровообращения у многих женщин появляется непроходимость труб, а это приводит к бесплодию. У меня была клиентка, которая не могла забеременеть и после моих занятий забеременела. В Шымкенте я была одной из первых, кто начал преподавать имбилдинг. Имбилдинг – это улучшенная версия вумбилдинга. Ислам превозносит интимные взаимоотношения между супругами, это не харам, а милость Всевышнего для супругов. Наш центр для женщин «Дара» существует уже три года. 

Ближайшие планы

Скоро планирую выпустить две книги. Также мы планируем запустить онлайн-платформу для женщин «Домалак ана». Мы хотим развивать девушек духовно.

Религиозная дискриминация

Мой платок – это моя корона, я никогда не замечала дискриминацию по отношению к себе. Только один раз, когда мы жили в Турции, где я была беременна. Там всё дорого, особенно медицина, поэтому, когда я приехала в Шымкент на месяц, хотела понаблюдаться у нашего врача. Врач меня не приняла, сказав: «Понаехали всякие оралманы».

Хотя я не оралманка, а местная, но мне стало жалко оралманов. В итоге врач меня не взяла на учёт, сказав: «Мне всё равно, что с тобой будет». Пошла и написала заявление на неё. Наутро меня вызвал главврач, я объяснила ситуацию и этот врач начала просить прощения: её могли уволить. Я сказала ей, что это будет для неё уроком. Ладно, я — смелая, пошла и написала заявление, а как же другие девочки в платке?

Мой платок – это показатель моей духовности и это моё личное дело. Я никогда не буду осуждать или унижать тех, кто, например, не носит платок. У каждого свое понимание духовности, каждый сам выбирает, как жить.