Алексей переехал в Минск из Москвы и работает в SK Hynix. По его словам, ещё в 2011 году белорусские айтишники переезжали в Москву с семьями и говорили, что с IT у себя в стране не получилось. Теперь же ситуация обратная — российские айтишники активно переезжают в Беларусь.

The New York Times называет Беларусь тех-хабом, а инвестиционный фонд Atomico считает Минск одним из лучших городов Европы для стартапов. Так, 90% белорусских IT-компаний делают программы для 67 стран мира. С 2005 по 2019 годы объём заказов от иностранных компаний увеличился в 30 раз. А 7 белорусских компаний (Bell Integrator, Ciklum, EPAM, IBA Group, Intetics, Itransition и Oxagile) вошли в число ведущих поставщиков аутсорсинговых услуг в мире согласно рейтингу Global Outsourcing 100. 

Эксперты считают, что наличие кадров, государственная поддержка и выход на международные рынки помогли Беларуси стать технологическим хабом. А что мешает нам повторить успех бывшей советской республики?

Государственная поддержка и Парк высоких технологий 

Андрей Михайлюк, директор продукта Flo Health (штаб-квартира находится в Калифорнии) говорит, что налоговые преимущества Парка высоких технологий стали основной причиной появления офиса в Минске.

Беларусь поставила в приоритет развитие IT-сектора ещё 15 лет назад. И в 2005 году приняла указ о создании Парка высоких технологий (ПВТ), который упростил условия работы для IT-компаний. Резиденты ПВТ не платят большинство налогов, а сэкономленные деньги вкладывают в развитие. Поэтому компаниям выгодно становиться резидентами, и сейчас их количество достигло 752.

Здание Парка высоких технологий в Минске

Для регистрации в ПВТ не нужно быть гражданином Беларуси. Иностранные компании пользуются такими же льготами. Кроме того, они считают содержание офиса и сотрудников дешевыми. Поэтому в Беларуси представлены такие известные международные компании, как IHS Markit, Playtika, Netcracker, Яндекс, Fitbit, Ciklum и SK Hynix.

Беларусь на этом не остановилась и приняла в 2017 году Декрет №8. Декрет расширяет виды деятельности резидентов ПВТ (разработка биотехнологий, медицинских, авиационных и космических технологий, развитие киберспорта), вводит отдельные институты английского права и комплексное правовое регулирование бизнесов на основе технологии блокчейн.

Самое прорывное нововведение — декрет легализует ICO, криптовалюты и смарт-контракты. Благодаря принятию документа Беларусь стала одной из первых в мире юрисдикцией с комплексным правовым регулированием бизнесов на основе технологии блокчейн. Декрет упростил бизнес-процессы и удвоил рост IT-сектора в 2 раза.

30% резидентов Парка высоких технологий работают с известными мировыми компаниями из списка Fortune 200.  Это Facebook, Microsoft, Northrop Grumman, PepsiCo, Whirlpool, 3M, Amazon.com, Cisco Systems, HP, Oracle, Xerox, Disney, Intel, Apple и IBM.

Государство поддерживает резидентов ПВТ повсеместно. Речь не только о налоговых преференциях, но и о других мерах, упрощающих бизнес-процессы. Например, резиденты ПВТ получают импортную технику без сложных таможенных процедур прямо из вагонов. Представить такое в Казахстане сейчас невозможно. 

К слову о Казахстане. Наше государство, хотя и на 15 лет позже, но тоже взялось за развитие IT-сектора. В 2018 году запустился технопарк Astana Hub. Это аналог минского Парка высоких технологий, где резидентам предоставляются налоговые льготы. За два года 190 компаний из всех регионов страны стали резидентами Astana Hub. 

Читайте также: Чем Astana Hub выгоден для резидентов и как стать одним из них

Здание Astana Hub в Астане

Резиденты технопарка также не платят налоги на добавленную стоимость и подоходные налоги. И в 2019 году компании сэкономили на этом 475 миллионов тенге. Налоговые преференции — единственное, что у нас есть.  Но почему этого критически недостаточно, чтобы стать технологическим хабом, ведь, казалось бы, что Беларусь начала с этого?

Принципиальная разница между Астаной и Минском — это то, что у нас разные отправные точки. Поэтому подходы у государств должны быть разными.

В Беларуси сначала появились первые успешные IT-компании, которые работали на экспорт в США и Европу.  Они начали зарабатывать вне зависимости от государства и разрастили свои офисы в Минске. Именно они дали старт технологическому буму и подсказали государству, как стимулировать IT-бизнес. 

В Казахстане происходит наоборот: государство диктует бизнесу, в каких условиях работать, и бизнес не развивается.

Государство само стало бичом IT-сектора.

«Именно государство создало все условия, чтобы IT-бизнес плохо развивался. Зачем компаниям надрываться и что-то придумывать, когда они могут сделать гарантированный продукт для госсектора? Пока мы не увидим компании, которые будут зарабатывать вне зависимости от государства, мы не вырастем», — считает Канат, DevOps инженер, вернувшийся недавно из Минска в Казахстан.

IT-сектор не развивается, потому что компаниям комфортно работать на внутреннем рынке. 90% заказов на разработку исходят от государственных учреждений и национальных компаний. С учетом того, что наш рынок IT-специалистов маленький, заказов хватает всем. Соответственно, у IT-компаний нет стимула искать другие источники финансирования и выходить на международные рынки.

Ориентир IT-компаний на государство — самый большой минус индустрии. Он развивает появление местных IT-контор, которые выживают за счет таких заказов. А в таких компаниях, как правило, сотрудников ждет ограниченный профессиональный рост. Потому что такие проекты не означают прорывной деятельности и работают на выполнение минимальных требований.

Многие местные разработчики уехали работать в другие страны, так как в Казахстане они так или иначе работали на государство. А те, кто решил остаться, выбирают эти конторы, потому что там их ждет гарантированная оплата, в то время как в стартапах, пытающихся сделать хороший продукт, с этим могут быть проблемы. 

«В Беларуси есть совет 20 местных топ-компаний таких, как EPAM, IBA, Viber и другие, которые говорят государству, что делать. Бизнесу всегда виднее, но у нас бизнес никто не слушает. У нас государство всегда всё знает лучше. Единственное, что хочется ему сказать — просто, не мешайте. Я пытался открыть свой бизнес, и это такой хэлл», — рассказал нам Канат. 

А тем временем государство продолжает стимулировать работу IT-сектора на государство. По словам представителей Astana Hub, сейчас ведется работа над нормами, регулирующими отношения между резидентами хаба и национальными компаниями-недропользователями. 

Успешные проекты

Ничего не вдохновляет лучше, чем истории успеха. В Беларуси много местных IT-компаний с численностью сотрудников более 500 человек, которые добились успеха на международных рынках. И именно они стали основоположниками технологического бума в стране.  

Одна из таких компаний — EPAM Systems.  В 1993 году её основали двое знакомых из одной школы: Аркадий Добкин и Леонид Лознер. Сейчас компания котируется на нью-йоркской фондовой бирже. 

В проекте работает 30 тысяч человек в 25 странах, 10 тысяч из них находятся в Беларуси. Благодаря EPAM Systems разработка программного обеспечения стала одной из самых популярных направлений среди стартапов. 

Другой проект индустрии — это World of Tanks, продукт компании Wargaming. Проект входит в пятерку самых прибыльных игр с более чем 140 миллионами зарегистрированных пользователей. Успешное развитие мобильного и игрового сегментов дало серьезный импульс белорусским разработчикам, и сегодня в Беларуси существует множество компаний, разрабатывающих собственные продукты, такие как Apalon, Vizor и другие. 

У нас игровая индустрия не развита. По этой причине Валентин из Караганды переехал в Минск и работает техническим художником в Vizor Games. Ему поступали предложения от Mail.ru и других российских компаний, однако Валентин решил переехать именно в Минск по рекомендации знакомых из самой России.

Многие казахстанские специалисты уезжают работать в Минск, потому что это хороший трамплин, чтобы попасть в Amazon или Google на Западе. В своих кругах они называют Минск «буферной зоной» для специалистов из СНГ.

Читайте также: IT-менторы Казахстана: Как работать в Google, Facebook и Microsoft? 

Белорусская разработка давно получила признание мировых IT-гигантов. За последние пару лет было заключено несколько громких сделок с белорусскими компаниями. Среди покупателей оказались Facebook и Google, которые выкупили MSQRD и Aimatter соответственно. 

В Казахстане таких успешных проектов нет. IT-компании работают на государство и корпорации или привязаны к местному рынку.

Однако у нас есть несколько IT-проектов, которые могут преуспеть на международных рынках. Это Kolesa Group, ChocoFamily, Сергек и Kaspi.kz. Многие местные разработчики считают, что эти проекты интересные, но им не хватает масштаба. И это именно тот случай, когда помощь государства могла бы оказаться уместной. Если бы государство облегчило этим компаниям существование на местном рынке или помогло бы выйти на международные.

Образование

«Если спросить у белорусского школьника, кем бы он хотел стать, он обязательно ответит, что айтишником», — говорят минчане.

Путь к профессионализму начинается с хорошего образования. В Беларуси государственные университеты обучают 70 техническим специальностям. Все студенты получают государственную поддержку: 42% — учатся бесплатно, 58% — получают частичное финансирование. Грантники устраиваются на обязательную двухлетнюю работу после окончания. По прогнозам Ernst&Young, в 2020 году в Беларуси по техническим специальностям выпустятся 13 тысяч студентов. 

Вузы реагируют на потребности рынка и обновляют свои программы. В белорусских университетах обучают таким программам, как информационные системы и технологии в игровой индустрии, программируемые мобильные системы, геоинформационные системы, производство на основе 3D технологий.  

Закон в Беларуси разрешает университетам сотрудничать с IT-компаниями. Формы сотрудничества бывают разные. Например: 

— поставка технологий от IBM, Siemens, Philips, Intel и Lenovo;

— запуск совместных образовательных программ: 8 филиалов университетов в 11 компаниях ПВТ.

По всей Беларуси открываются STEM-классы для школьников, где дети бесплатно занимаются программированием, робототехникой, 3D-моделированием, точными и естественными науками, развивают навыки инженерного творчества в дополнение к основным школьным занятиям. Сейчас их 17, но в 2020 планируется открыть 100.

IT-компании запускают собственные учебные центры, в которых готовят новых специалистов или переобучают уже занятых в отрасли. В 2016 году 4 тысячи человек прошли обучение в учебных центрах ITransition, EPAM Systems и Парка высоких технологий, тысяча из них получили работу в этих компаниях.

«В Минске больше всего нравится доступ к передовым технологиям и отношение к сотрудникам в компании. Я был в хорошем смысле шокирован. В Минске много бесплатных семинаров, а в компании есть тренинг-центр, который обучает новичков и повышает скиллы сотрудников», — рассказывает Ахмед, инженер в ISssoft, переехавший из Баку.

Разработчики в Минске получают в среднем 2000 долларов в месяц, 2000 долларов — менеджеры проектов и 700 долларов — системных администраторов. Самые высокие оклады получают специалисты, которые владеют языками программирования: C++, Objective C / Swift и Python.

Источник: dev.by

Из-за высоких зарплат местные специалисты стали меньше уезжать, а специалисты из России и Украины — приезжать больше. В Беларуси много компаний и интересных задач, высокие зарплаты, доступная жизнь и огромное комьюнити. 

«Ближайшие года три никуда переезжать не собираюсь — работаю сейчас над слишком интересным проектом», — говорит Дмитрий, ведущий программист Vizor Games.

По данным Парка высоких технологий, ежегодно в Минск приезжают около 1000 IT-специалистов из разных стран. По оценкам отраслевых экспертов, большинство компаний Парка высоких технологий ежегодно увеличивают численность персонала на 15-20%.

Поэтому местный сайт dev.by совместно с партнерами запустил проект Minsk.page. На этой странице собрана вся информация о релокации в Минск и о новостях местного IT-сообщества. 

В Казахстане можно обучиться по 66 IT-программам, но только 8 из этих программ признаются за рубежом. 

Согласно отчетам Министерства образования, многие вузы якобы преподают по обновленным программам. Но в реальности на рынке конкурентоспособными оказываются лишь выпускники КБТУ, СДУ, МУИТ и Назарбаев Университета. 

Канат Кожахмет, ректор Astana IT University, считает, что университетам не хватает грамотных специалистов, которые могли бы эти обновленные программы донести.

По его мнению, государству следует пойти на уступки IT-университетам и разрешить специалистам без степени PhD и магистра преподавать в вузах. Это особенно касается таких новых направлений, как большие данные, искусственный интеллект и кибербезопасность.

Другая проблема STEM-образования в Казахстане — это отсутствие программ профориентации в школах. Нередко выпускники школ выбирают технические специальности, не имея представления, что их ждет. Часть разочаровывается и бросает учебу, другая — не справляется с точными дисциплинами. По мнению экспертов, это приводит к нерациональному распределению грантов на IT-специальности. 

Канат Кожахмет также рассказал, что в казахстанском IT-образовании существует языковая проблема: «70% студентов — выпускники школ на казахском языке, а обновленной литературы по IT-специализациям на казахском языке мало. К тому же, в интернете огромный пласт информации представлен на английском языке, а студенты им не владеют. Как решение, можно было бы на первых курсах внедрить усиленную программу по изучению английского языка».

Отдельной проблемой казахстанского рынка Канат Кожахмет выделяет феномен утечки мозгов. Сильные выпускники IT-университетов редко остаются работать в Казахстане, так как не могут найти интересные для них проекты. 

Международные IT-компании слабо представлены в Казахстане. Huawei, Cisco, IBM и другие крупные компании ограничиваются лишь открытием совместных лабораторий в хабе. Эти лаборатории занимаются консультациями, но не выполняют технологические задачи.

Что нам нужно сделать, чтобы тоже стать технологическим хабом?

Минску удалось стать технологическим хабом благодаря совокупности факторов:

— сильному техническому образованию;

— благоприятным условиям для ведения IT-бизнеса;

— государственной поддержке экспорта IT-услуг; 

— первым компаниям-пионерам, как EPAM Systems, World of Tanks, Viber и другие.

Очевидно, что государство сыграло важную роль в становлении IT-сектора. Но далеко не первостепенную. Ведь началось все с белорусских компаний-пионеров, которые вышли на международные рынки и стали катализатором взрывного развития индустрии. Это они сформировали требования к рынку, а государство вовремя среагировало и создало им условия. 

«IT-сектор в Беларуси сделал себя сам. Государство подхватило. А у нас государство заливает деньги в рынок, рынок наполняется, и специалисты не растут. Эффекты краткосрочные, но в долгосрочной перспективе такие меры результатов не дают», — поделился своим мнением наш герой Канат.

У нас же в развитии сектора государство играет центральную роль. И именно это не дает индустрии разогнаться. То, что государство дает налоговые преференции — это работает во благо, но то, что государство и корпорации становятся единственными источниками финансирования — наоборот. Потому что таким образом они создают спрос на IT-услуги, который превышает предложение местного рынка. Иными словами, государственный сектор невольно поддерживает такую среду, где IT-компаниями комфортно работать только на внутренний рынок. 

Мы не можем винить государство в том, что оно естественным образом покрывает собственные нужды. Но мы можем предложить государству стать гибче, как принято это в мире IT, и разрешить международным компаниям заполнить нишу государственных заказов. 

Это может стать отправной точкой, когда на рынок по приглашению государства зайдут международные компании и установят мировые стандарты. Если ниша государственных заказов хотя бы частично заполнится внешними игроками, у местных компаний не останется выбора, как искать заработок вне зависимости от этих заказов.

Государство должно поддерживать IT-сектор, но никак не вмешиваться в него.

И сейчас самое время правительству пересмотреть свои задачи в секторе и создать такие условия для IT-компаний, в которых им будет выгоднее работать на экспорт. 

Мы не утверждаем, что модель развития Минска как технологического хаба идеально подойдет для Казахстана. Но мы, как минимум, можем предположить, что у нас есть качественные предпосылки, чтобы этой модели последовать. 

Это местные проекты, которые могут конкурировать с иностранными компаниями на внешних рынках. Это пул университетов, выпускающих квалифицированных специалистов. И это воля государства развивать индустрию.