«Когда это все закончится?» — это вопрос, который сегодня задают чаще, чем «в чем смысл жизни?» и «как дела?». Но установить точную дату отмены карантина не берётся никто. 

Правительства многих стран понимают, что не смогут держать людей взаперти ближайшие два-три года. В этой критической ситуации им нужно будет находить грань между ограничительными мерами и поддержанием жизнедеятельности экономики.

Правительства Норвегии, Дании, Австрии и Чешской Республики анонсировали планы по ослаблению карантинных мер.

В Норвегии 20 апреля откроются детские сады, а 27 апреля в школы вернутся ученики младших классов. Учеников среднего и старшего звена планируется вернуть к очному образованию «до лета», говорится в заявление норвежского премьер-министра Эрны Солберг. В Норвегии зарегистрировано 7 103 случая заболевания, из них 165 — летальные. Несмотря на такие цифры, ситуация взята под контроль. 

В Дании уже 15 апреля были открыты сады и школы с первого по пятый класс. «Будем медлить — упадем, будем идти слишком быстро — наступим себе же на хвост», — говорит премьер-министр Дании Метте Фредериксен, объясняя принятие такого рода мер. При этом для других компаний собирать больше 10 человек запрещается. Данная инициатива будет сохраняться как минимум до 10 мая, а для более крупных мероприятий запрет наложен вплоть до августа. На данный момент в Дании 7 384 официально инфицированных, из них 355 скончались, но новых заболевших не регистрируется.

В Австрии ситуация намного лучше, чем в других европейских странах. Более 4 300 разнопрофильных магазинов были открыты с началом Пасхи. Более крупные заведения будут открыты к 1 мая. Рестораны и отели будут закрыты до середины мая, а общественные мероприятия не будут доступны для проведения вплоть до окончания июня. На данный момент в Австрии скончалось 452 человека из 14 749 инфицированных, новых заражений не регистрируется. 

Чехия и ее министр здравоохранения Адам Войтех будут придерживаться тактики «умного карантина» — они готовы открывать торговые точки и магазины, если в них будут сохранять дистанцию и первичные меры профилактики. Там из 6 787 заражённых скончалось 188, а количество инфицированных спустилось с 140 человек в день до 57. 

Помимо них, Германия планирует в скором времени вернутся в привычный режим жизни, но канцлер Ангела Меркель считает, что называть точные даты, когда это случится, будет безответственно со стороны государства. 

Читайте также: Мужчины по понедельникам, женщины по вторникам: Необычные методы борьбы с пандемией

Потому что в странах Азии, которые пережили коронавирусные нападки самыми первыми, фиксируется вторая волна уже мутировавшего европейского коронавируса. Южная Корея снова вернулась к запрету на посещение публичных мест, а в Гонконге число заболевших увеличилось за последние две недели, из-за этого въезд иностранных граждан был запрещён и отложен на неопределенный срок. В Японии снова объявили ЧП и просят граждан не покидать дома и стараться самоизолироваться. Тайвань не вернул своих жителей на карантин, но увеличил меры, предусматривающие передвижение внутри страны.

Это показательный пример того, что пока в мире сохраняется хотя бы одно государство, один округ и один человек с коронавирусной инфекцией, ни одна страна не может считать его побежденным. 

Габриэль Люн, эпидемиолог-инфекционист, декан медицинского факультета в Университете Гонконга, в колонке для The New York Times рассказал о том, каким видит ближайшие годы. 

«Мы все должны подготовиться к новым политическим циклам “ослабления и подавления”, в течение этих циклов будут применяться ограничительные меры, которые потом снова ослабляются, снова все будут ограничивать и снова ослаблять правила, снова и снова, снова и снова. Все это будет делаться для того, чтобы соблюдать баланс между контролем пандемии и приемлемыми экономическими и социальными требованиями», — пишет Габриэль Люн. 

На вопрос «когда это все закончится?» Габриэль Люн рассказывает о двух путях развития. 

«Здесь только два варианта: либо половина населения Земли переболеет и у нас выработается коллективный иммунитет, либо создадут вакцину».

Развивая первый вариант, Габриэль просит учитывать устрашающие последствия. Огромное количество смертей затронет людей с хроническими заболеваниями и бедные слоя населения, которые не имеют доступа к спектру медицинских услуг. А второй вариант более животрепещущий — все живы и здоровы, но сидят на карантине ближайшие два-три года, что совершенно невозможно для людей.

Габриэль просит не унывать, так как уже сейчас видно различие в продолжительности и тяжести заболевания. В некоторых странах пандемия протекает практически незаметно и проходит за 1-2 недели, в некоторых странах ситуация плачевнее, болезнь затяжная и плохо переносится больными. 

Для понимания этого феномена уже сейчас ведутся исследования крови на антитела, которые помогут в разработке вакцины. 

Читайте также: Как разрабатывают вакцину против коронавируса и кто занимается этим в Казахстане

Недавно Трамп заявил, что «сделает Америку снова открытой». Они будут возвращать к нормальной жизни в три этапа. Вначале к работе вернуться мелкие магазины и производство важных потребительских товаров. Между переходом от одной фазы к другой, должно быть протестировано всё население штатов и после 14-дневного ожидания можно будет переступать на следующую фазу, где будут открываться школы с классами до 50 человек, маленькие офисные предприятия и заведения, с сохранением дистанции. К третьей фазе более половины американцев смогут вернуться к привычному режиму жизни. Но это все будет производиться на условиях снижения заражением коронавирусной инфекцией. В противном случае все вернется на круги своя. 

В китайском Ухане такая ситуация уже наступила — до последнего времени там не регистрировалось новых заболевших. Как там возвращаются к нормальной жизни и какими темпами? 

Для многих жителей провинции первые часы свободы стали новым знаменем. В Китае были предприняты строжайшие меры самоизоляции и карантина, многие из них были на улице в последний раз 23 февраля, когда в исполнение вступили карантинные меры. Но сейчас столкнуться с последствиями карантина становится страшнее. Многие жители Уханя обанкротились или потеряли работу. Услышать снова звуки большего неутихающего города стало сложнее, чем многие думали. Ко всему прочему, именно Ухань сейчас испытывают дискриминацию, исходящую, буквально, от всего мира. 

Дело в том, что Китай обнародовал настоящую статистику, где количество инфицированных и умерших от коронавирусной инфекции на 50% больше, чем официально заявлялось. Это заставляет задуматься о том, что из-за сокрытия реальных масштабов угроз многие государства не успели эффективно отреагировать.

Сам Габриэль Люн считает, что нужно учитывать не количество заболевших, а в каком контексте это происходило. Возвращаясь к словам о разных протеканиях болезни, можно развить и тему разных условий карантина. Для стран, где была зафиксирована передача вируса за минимальное количество времени и тяжелый статус переносимости, карантинные меры должны быть строже. Для стран, в которых противоположная ситуация, меры можно ослаблять. Это нужно для того, чтобы понимать природу вируса и то, как быстро можно развить иммунитет к нему. 

Многие вирусологи объясняют нынешнюю ситуацию как способ растянуть время, чтобы вирусом переболели все. Карантинные меры — это всего лишь способ дать возможность системе здравоохранения отдышаться. Если даже сейчас, при всех предпринятых мерах, аппаратов искусственной вентиляции легких не хватает, медицинские работники выходят на две и более смен, и даже в развитых странах банальных средств дезинфекции не хватает, что говорить о странах третьего мира, где медицина не развита совсем. 

Получается, что пандемии и карантины — наша новая реальность? Многие эпидемиологи и вирусологи считают, что нам нужно привыкнуть и допустить факт того, что теперь вирусы стали частью нашей повседневной жизни. Отсюда вытекает вопрос не «когда это все закончится», а «это только начинается?».

 

Читайте также: 

Мыслители современности о последствиях коронавируса для экономики и политики

Сколько миллионов IT-филантропы отдали коронавирусу и за что их критикуют

Тест на человечность: Как пандемия развивает и разрушает эмпатию в обществе