Ювелирные украшения казахского народа через материалы, орнамент и технику раскрывают не только историю этноса, но и позволяют прочувствовать своеобразие культурного кода.

Перефразируя ученую и автора книг о ювелирном искусстве казахов Шайзаду Тохтабаеву, можно сказать, что украшения выполняли не только практическую функцию, но и магико-религиозную, восходящую к глубокой древности. Об этом мы расскажем в новом материале.


Оценить мастерство древних казахских ювелиров можно даже через широко известного «Золотого человека». Его одеяние декорировано искусно выполненными золотыми пластинами и бляшками с изображениями животных, а на найденном с ним кинжале изображены головы грифонов.

Галымжан Киясбек писал, что образ грифона в мифологии казахов играл роль ангела-оберега, который сопровождал человека в загробный мир и очищал его душу. Анализируя казахские ювелирные украшения, можно узнать много нового как о мифологии народа, так и о его истории. 

«Еще в эпоху неолита появляются украшения из костей, зубов, клыков животных, всевозможных раковин и т. д., призванные придавать своему хозяину силу, ловкость зверя, ограждать его от возможных нападений и бед. Положительное восприятие магического значения изделий способствовало их эстетическому осмыслению и переводу в декоративную плоскость», — писала Шайзада Тохтабаева.

В отличие от европейского, казахское ювелирное искусство сосредотачивалось на орнаментальном декоре, а не на дорогом материале. Ювелиры Казахстана могли подчеркнуть красоту даже недорогого материала, не усложняя украшения разнообразными формами. Магический смысл несли в себе расположение камней, пропорции украшения и сама композиция. Чаще всего ювелиры использовали серебро. По древним поверьям, оно могло не только исцелить человека, но и защитить его.

Серьги из коллекции Национального музея РК

«У казахов всегда ценились изделия из серебра. Они воспринимались как оберег. Мужчины надевали перстни с родовым знаком — тамга — когда шли в военные походы. При купании новорожденных детей в воду клали серебряные украшения. Наукой доказано, что этот металл обладает бактерицидными свойствами, и в те далекие времена наши предки знали об этой особенности металла. Или когда у человека простудное заболевание, изделие из серебра темнеет. И это не случайно», — говорил Бахтияр Артыкбаев.

Важное значение имели и камни, которыми украшались предметы. В народе они считались неким стерегущим оком — чем-то, что охраняет своего владельца. Каждый камень обладал определенными характеристиками и магической силой: сердолик защищал от сглаза, жемчуг лечил бельмо, коралл спасал от порчи, бирюза приносила счастье. Перламутр любили за то, что в нем видели частицу лунного света, а луна в казахской мифологии играла важную роль.

Следующая особенность казахских ювелирных украшений — они напрямую связаны с одеждой и имеют возрастные разграничения. Например, женские украшения меняются в соответствии с возрастом и статусом женщины. Те же шолпы — подвески, украшающие волосы, сделанные из металла или серебряных монет, — могли носить только молодые незамужние девушки. Помимо красоты украшения, воспетого казахскими поэтами и писателями, у него была воспитательная функция. Под тяжестью шолпы девушка держала спину и голову прямо, не сутулилась, и, кроме того, не позволяла себе резких движений. Так как перезвон шолпы выдавал присутствие девушки, она воздерживалась от посещения мест, где ей быть не положено по возрасту или статусу. 

Шолпы из коллекции Национального музея РК

«Почему надевались накосные украшения? Считалось, что часть нашей души находится в волосах. Оставь девушка расческу с волосами на видном месте, и на нее обрушит праведный гнев ее бабушка. Волосы непременно нужно сжигать, дабы не навредили злые духи их хозяину. И не дай Аллах, кто наступит на волосы или птица в клюве унесет — тогда начнутся страшные головные боли. Таких поверий у казахского народа великое множество», — объясняла заведующая отделом экскурсий Атырауского краеведческого музея Оксана Альжанова.

Нельзя не сказать также о культуре ношения колец. Специалист музейного комплекса ПГУ имени С. Торайгырова Булбул Асаева рассказывала, что у девушек популярным было кольцо «Кус мурындык». Оно передавалось от матери к дочери и несло в себе глубокий сакральный смысл. Кольцо украшал орнамент в виде птичьего клюва или птичьего крыла — символ свободы и независимости. Пока девушка была свободна, она носила печатку кольца клювом вверх, давая понять, что еще не встретила возлюбленного. Засватанная девушка носила кольцо таким образом, чтобы острие клюва смотрело на ее запястье. Так, по одному кольцу можно было узнать о статусе девушки. Кроме того, кольцо «Кус мурындык» мать дарила дочери обязательно с пожеланиями удачи, чтобы девушке повезло с избранником, и ее жизнь была счастливой.

Помимо всего прочего, казахские женщины носили перстни и кольца с функцией оберегов и защиты, чтобы «очищать» приготовленную ими еду. Есть поговорка «тамақ адал болу үшін, қолда жүзік болу керек», переводится примерно как «чтобы еда была чистой, на руке должно быть кольцо». С помощью серебряного кольца очищали воду во время обряда «баланы қырқынан шығару». Кроме того, кольца нельзя было носить на мизинце и среднем пальце, иначе умрет кто-то из близких. 

Охранными свойствами казахи наделяли и серьги, которые женщины носили всю жизнь. Так как серьги считались оберегом, их носили все время, меняя в зависимости от статуса. Даже на смертном одре с покойницы не снимали серьги. Считалось, что без них в уши может заползти змея. Однако серьги носили не только женщины, но и мальчики, особенно, если они были наследниками, продолжателями рода. До пяти лет или всю жизнь мальчик носил серьгу, которая защищала его от сглаза или внезапной смерти.

Несмотря на то что мужские ювелирные украшения представлены в казахской культуре гораздо меньше, чем женские, они также имели сакральное значение. Жизненной силой и охранными функциями казахи наделяли мужские пояса с серебряными бляхами, на которых изображали важные для его владельца символы — например, солнце или мифических животных. Мужские пояса были настолько важны, что в случае смерти владельца их обязательно вывешивали на шесте.

Пояс из коллекции Национального музея РК

Мужские перстни могли многое рассказать о его владельце — так, если у печати была каплевидная форма, то человек, носящий это украшение, принадлежал к правящей элите. Печати круглой формы носили «кожа» — люди, относящиеся к так называемому «святому сословию». Батыры носили перстни с овальной, грушевидной или квадратной печатью.

Даже в советском и современном Казахстане были и есть женщины, которые верят, что украшение может помочь человеку излечиться от болезни. Ювелиру заказывали какое-либо украшение, обязательно заметное и броское. Оно должно было отвести болезнь от человека, который его носит. Украшение носили до тех пор, пока его эффектный вид не привлечет другого человека и он не попросит его в подарок. Считалось, что, передарив украшение, можно избавиться от недуга, не перенося его на нового владельца. Для облегчения родов беременная женщина обещала подругам и родственницам подарить понравившиеся им украшения из своей коллекции.

Кольцо из коллекции Национального музея РК

Магической силой обладали не только украшения, но и сами инструменты ювелиров. Шайзада Тохтабаева в своей работе «Семантика казахских украшений» 1991 года рассказывала о том, как сыновья и снохи известного ювелира Жубаназара Журасова, а также жители поселка Ералиев стали свидетелями того, как излечился человек с психическим расстройством, который в течение часа обнимал кузнечные мехи. 

«Меха считаются священными, их берегут, через них нельзя перешагивать. Рассказывали также о том, что ювелир прежде, чем начать новую работу, обязательно некоторое время молча прикасался к мехам», — объясняла ученый.

С помощью ювелирно-декоративных предметов человек оберегал не только себя, но и животных. Например, кочевые казахи использовали гребни для животных — үй жануарлары тарақ. Расчесывая гриву коня, вычесывая пух у коз специальными гребнями, казахи не только выполняли гигиенические процедуры, но и защищали их от тех же напастей — сглаза, болезней, смерти.

«Честно говоря, я снимаю шляпу перед мастерами Степи. Восхищаюсь всякий раз, когда смотрю на украшения, хранящиеся в музеях. У нас сегодня есть необходимые технологии: очки, увеличивающие картинку, освещение, полировочные моторчики — они умудрялись создавать настоящие произведения искусства без всего этого», — признался Бахтияр Артыкбаев.


Читайте также: 

Казахский интерьер и предметы дизайна: от истоков до современности

Откуда появились жалмауыз кемпір, шайтаны и джины в казахской мифологии?

Как трансформировалась казахская национальная кухня?


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм