Али, 22 года

Себя я назову патриотом только после того, как совершу подвиг для страны и народа.

Меня зовут Али, я студент одного из лучших технических вузов страны по специальности «Вычислительная техника и программное обеспечение». Родился в 1998 году в городе Емин, Китай. С детства интересовался своей родиной: часто читал о Казахстане, слышал истории тех, кто вернулся оттуда в Китай. К сожалению, большинство мнений были негативного характера, но я всегда верил, что Казахстан заслуживает уважения.

В Китае мы жили дружно. Большинство моих друзей – этнические китайцы — были добры ко мне. Иногда на моих глазах случались стычки между представителями разных национальностей. А вот в учёбе старался быть лучшим: кроме того, был единственным казахом и очень хотел доказать, какая мы талантливая и умная нация. 

маленький мальчик

Наши предки, населявшие земли Казахстана, когда-то жили очень хорошо. Но в период репрессии, когда к власти пришли большевики и отобрали всё их имущество, ситуация резко ухудшилась. Из моей семьи в живых остался только дедушка. Он переехал в Китай вместе со своими соседями. 

Когда мне исполнилось 11 лет, родители приняли решение переехать в Казахстан. У них была хорошая работа в Китае, а вот мне расставаться с любимой школой совсем не хотелось. 

Моё нежелание испарилось сразу же, как мы переехали. Больше всего поразила природа Казахстана. Было ощущение, что я попал в сказку. В голове внезапно стали всплывать картины, которые я ранее видел в музее. Часто фантазировал, как мои предки защищали свою землю от джунгар. С того момента я и начал любить Казахстан, он какой-то неведомой силой тянул к себе.

Первое, что меня удивило в стране — это природа. Так как население Казахстана намного меньше, чем в Китае, большинство природных и исторических мест хорошо сохранились. Второе — язык. Мне казалось, раз люди живут в своей стране, значит, они будут разговаривать на своём родном языке, но я ошибся. Возможно, «Құлдық Сана» ещё осталось у нас в голове. 

В данный момент я владею шестью языками: казахский, китайский, турецкий, русский, английский и испанский. Дома разговариваем на родном, казахском языке. 

Несмотря на то что первые годы учёбы мне дались тяжело из-за издёвок одноклассников, школьные годы были весёлыми. Лучше всего мне давалась математика и точные науки, поэтому многие одноклассники обращались ко мне за помощью. Это помогло выстроить доверительные отношения и обрести друзей. 

парень в маске

Сейчас хочу поступить на магистратуру по специальности искусственного интеллекта, так как это одно из лидирующих направлений 21 века. 

Оглядываясь назад, очень благодарен родителям за их смелость бросить всё, что они строили годами, и переехать в страну, где у них ничего нет. Очень рисковый и храбрый поступок. Действительно, есть огромная разница в том, где ты живёшь — на родине или чужбине. 

Мне сложно называть себя патриотом. Настоящими патриотами можно назвать Мыржакыпа Дулатова, Ахмета Байтурсынова, Алихана Бокейханова. Они не боялись смерти, а всё, чего они хотели — защитить свой народ. Себя назову патриотом только после того, как совершу подвиг для страны и народа. 

Дана, 28 лет

Где бы я не находилась, куда бы не шла, если вижу казахов, говорю на родном языке.

Меня зовут Дана. Я студентка четвёртого курса докторантуры в польском университете Адама Мисцкевича по специальности лингвистика. Родилась в 1992 году в Синьцзянском округе, городе Чанцзи. Моя семья переехала в Алматы в 1997 году. Казахская диаспора, которая проживала в Китае, всегда помнила о своих казахских корнях. Дома папа часто говорил мне, что нашей родиной является Казахстан, и мы должны делать всё возможное во благо родины. 

девочка с верблюдами

До переезда в Казахстан мы жили в городе и летом часто ездили в деревню, где прошло детство моих родителей. Я выросла в Манасе (Синьцзянский округ). Летом, когда приезжала в деревню к родственникам, проникалась казахской культурой, изучала традиции. Как-то раз после очередных летних каникул я вернулась в город и сообщила соседским детям, что уеду в Казахстан и больше никогда не вернусь. Должно быть, моё детское сердце стремилось на родину. 

Никак не могу забыть два плаката, которые висели на стене в нашей гостиной. На первом было изображено казахское родословное древо, а на втором — портрет Абая Кунанбаева с пословицей: «Атаңның баласы болма, Адамның баласы бол» (Не будь сыном своего отца, будь сыном человека). Моя детская любовь к стране пробудила во мне желание поскорее переехать на родную землю. 

девушка в нац платье

В первые годы переезда в Казахстан на нас давили и называли предателями, которые бежали в Китай в 1930-32 годах в период голода. В действительности мы потомки племени Керей, которые преследовали джунгар, пересекли Алтай и поселились на территории современного Китая во времена правления Абылай хана. Поэтому наши предки населяют Синьцзян с 18 века.

До джунгарского нашествия предки жили у реки Джабай на севере Казахстана, а затем переселились к горам Алтая и Тарбагатая. К сожалению, нынешние потомки Керей, проживающие в Казахстане, мало что знают об истории своего племени. Информацию мы нашли только через исторические записи, которые сохранились по сей день.

Причиной нашего переезда в Казахстан стал двоюродный брат по линии мамы. Родственники моей мамы живут в Алматы. Мой дедушка по линии мамы Ауелбай Рахиев отправил нам письмо с приглашением посетить Казахстан в 1997 году.

дедушка

Мой отец всегда поддерживал связь с родственниками, которые проживают в других странах и мечтал собрать всех нас на родине — в Казахстане. Часть родственников по папиной линии живёт в Турции и Германии, другие же остались в Китае.

Спустя шесть лет после обретения страной независимости, наша семья приняла решение переехать в Казахстан. Мой папа всегда хотел служить и приносить пользу своей Родине. 

Учитывая, что я с детства росла в патриотичной семье, переезду была только рада. Конечно, по приезде на моих родителей обрушился негатив, их называли «китайцами-предателями», но их это не пошатнуло. Трудности возникали из-за незнания русского языка и в силу того, что уровень развития страны в некоторых областях был ещё слабым. Но вера в наше светлое будущее помогала нам двигаться вперёд. 

Отец научил меня казахскому письму. Наша диаспора в Китае пользуется алфавитом Ахмета Байтурсынова. К четырём годам я знала казахские песни, стихи, особенно мне запомнились казахские сказки. К получению знаний интерес был с детства. Когда мы переехали в Казахстан, тут же пошла в школу. Хоть я и присоединилась к своим сверстникам лишь в третьей четверти, учёбу в тот год закончила на отлично. Сначала я поступила в среднюю школу №20 посёлка Бейканар, в пятом классе перевелась в казахско-турецкий лицей для девочек в Алматы. Со школьных лет у меня сохранились самые тёплые воспоминания. 

Сложно сравнивать Китай и Казахстан, так как менталитет и религия разные. Различий, конечно, много, в плане развития Китай превосходит Казахстан. Есть одно качество, которому всем можно поучиться у китайцев — трудолюбие.

Нам не хватает взаимоподдержки и умения радоваться за успехи друг друга.

Конечно, в первый год переезда я часто сравнивала Алматы с Урумчи. Уровень развития был таким, каким и должен быть у государства, только получившего независимость. Я обращала внимание на красоту алматинской природы, наверное, именно поэтому Алматы стал моей первой любовью. 

Главной движущей силой нашего возвращения на Родину был страх забыть родной язык. О том, что так сложилась наша судьба, я нисколько не жалею. Конечно, трудности бывают у каждого в жизни, но если бы мне дали возможность вернуться в прошлое, я бы выбрала именно этот путь. 

Сейчас свободно владею английским, польским, русским и турецким языками, но дома мы общаемся исключительно на казахском. Где бы я не находилась, куда бы не шла, если вижу казахов, говорю на родном языке. Только так можно сохранить и поднять уровень нашего родного языка в обществе. 

Магжан, 22 года

Если человек называет себя патриотом, то его действия должны этому соответствовать.

Меня зовут Магжан, я студент варшавского университета. Родился в Китае в 1998 году, а в Казахстан переехал в 2007 совсем один. Родители отвезли до границы и там посадили на такси до Алматы. Потом рос на руках братьев. Отец в детстве много рассказывал о Казахстане. Я часто слышал истории о казахском народе, Алихане Бокейханове и Динмухамеде Кунаеве. 

Парень

 Мой первый день в Казахстане был чудесным, тогда-то я и почувствовал, что действительно вступил на свою родную землю, где беспрепятственно могу заниматься развитием бизнеса или получать образование. Детство в Казахстане прошло интересно, но, конечно, не без трудностей.

Хорошо помню школьные бои и мои попытки заработать денег на продаже молока. 

В школе у меня были замечательные учителя, которые научили меня многим ценным вещам. Но есть одна вещь, которую я не мог понять и принять долгое время: почему мои сверстники тратили большую часть своего времени на бесполезные и бессмысленные занятия? Они тратили время на пустые разговоры или слонялись по улицам. Тогда я подумал, что, наверное, в Казахстане родители не оказывают должной поддержки своим детям.

маленький мальчик

Я также заметил, что в стране сильно хромает уровень сервиса. Многие из работников не имеют ни малейшего понятия, как разговаривать с клиентами. Это тревожило меня долгое время, позже я устроился в американскую компанию, под контролем которой находилось около 
1 500 кинотеатров. Самое важное в моей работе — выстраивать контакт и находить общий язык с людьми. 

Сравнивая Казахстан с Китаем и европейскими странами, хочу сказать, что казахстанцы утратили уважение к друг другу.


Несмотря на незначительные минусы, я планирую продолжить жить в Казахстане. Есть люди, которые имеют те же взгляды на жизнь, что и я. Искренне верю, если собрать правильное общество вокруг себя, то можно изменить мир к лучшему и достичь невероятных высот. 

У меня есть хобби, которыми я горжусь. Играю на домбре и не раз занимал призовые места на соревнованиях. Выступаю перед разными народами и посредством игры на инструменте рассказываю о нашей уникальной культуре с тысячелетней историей. Считаю, что если человек называет себя патриотом, то его действия должны этому соответствовать. А также я «книжный червь» — читаю по 150 страниц в день.

Сейчас разговариваю на четырёх языках: китайском, английском, казахском и, конечно, на самом сложном из всех — русском. В семье мы говорим по-казахски.

Гульназ, 30 лет

В школьном возрасте часто задавалась вопросом, почему мы живём в Монголии, если мы казахи.

Меня зовут Гульназ, я врач-радиолог. Работаю в алматинской клинике «Сема» и поликлинике №4. Родилась в Монголии, городе Дорнод. Впервые побывала на родине в 1999 году, когда приезжала сюда в гости с родителями. После этого приезжала в Казахстан в 2003 на каникулы и в 2008, когда поступала в университет имени С.Д. Асфендиярова. С тех пор я живу в Алматы. Родители переехали немного позже — в 2010 году. 

девушка-медик

В нас с детства воспитывали «казахский дух», благодаря чему на сердце всегда было тепло при мысли о Казахстане. О том, что это моя родина, знала с детства. В школьном возрасте часто задавалась вопросом, почему мы живём в Монголии, если мы казахи. 

Большую часть времени в детстве мы проводили на улице. На летних каникулах часто ездили в посёлок и жили в юрте на жайлау. Мой папа провёл своё детство в ауле, где пас скот. Он хотел познакомить нас с деревенской жизнью.

старое фото

Мой дедушка по линии отца вернулся на Родину в 1990 годах, а вообще мои предки жили у подножия Алтая. Младший брат моего дедушки рассказывал, что они перебрались в Монголию в 1923 году по причине того, что китайцы не давали им мирно жить.

Мы частенько приезжали в Казахстан на летние каникулы. Мне очень нравился алматинский климат, природа и разнообразие фруктов. Потом, волею случая, я поступила сюда в вуз в 2008 году и переехала, а родители и сестра воссоединились со мной только через два года. 

При поступлении в университет я намеренно выбрала казахскую группу, так как была уверена, что в скором будущем в развитие казахского языка будет внесён значительный вклад. Первое время из-за непонимания долго мучилась на уроках русского языка. Несмотря на это, быстро влилась в новую жизнь на Родине, трудностей не было. По мне, в Казахстане всё прекрасно!

Сейчас я ни о чём не жалею, наоборот, счастлива, что, будучи казашкой, живу на родной земле. Низкий поклон моим предкам. Да, я считаю себя патриоткой. Особенно это ощущается, когда я слышу звуки казахских кюев и песен.

Мечтаю в будущем создать счастливую семью, повысить профессиональные навыки и внести вклад в развитие медицины на государственном языке. 

Свободно владею казахским, монгольским, турецким, английским языками и неплохо русским. Дома мы говорим исключительно на казахском. Это часть нашего воспитания, язык — наша первая национальная ценность!