Wendy Suzuki, Healthy Brain, Happy Life

Около 50 миллионов людей в современном мире страдают деменцией, и по оценкам ВОЗ (Всемирная Организация Здоровья), это число будет только расти. Эксперты предполагают, что к 2030 году людей с этим синдромом будет 82 миллиона, а к 2050 году и вовсе 152 миллиона (представьте, например, что у 91% населения Бангладеша диагностировали деменцию!).

Что сегодня мы можем сделать с помощью нашего мозга для того, чтобы замедлить упадок когнитивных и физических способностей и предотвратить ментальные расстройства, будь то депрессия или любые виды деменции, включая болезнь Альцгеймера? Американский нейробиолог японского происхождения Вэнди Сузуки, занимаясь исследованиями мозга, пытается понять, как изменяется структура нейронных связей и работа определенных участков этого органа при воздействии на него различного рода деятельности.

Так, например, в ходе экспериментального исследования со студентами Нью-Йоркского университета о силе физической активности, автор наблюдала позитивные изменения в префронтальной коре головного мозга (отвечает за принятие решений, концентрацию, внимание) и височной доле (отвечает за долговременную память).

А вот открытием для меня стало то, какие невероятные преобразования происходят в результате медитации. Различные виды медитаций воздействуют по-разному на анатомию мозга. Одно из исследований показало, что у людей, практикующих медитацию любящей доброты, увеличен объем областей мозга, связанных с эмпатией, тревожностью и настроением.

Книга подойдет для тех, кто интересуется работой мозга, но не хочет углубляться в научную терминологию. Уже давно не секрет, что иностранные языки легче всего учить с самого детства. Но вы знали, что наш мозг наиболее пластичен и восприимчив к языкам в 6-месячном возрасте? А мы ведь в это время даже не говорим еще!


Norman Doidge, The Brain that Changes Itself: Stories of Personal Triumph from the Frontiers of Brain Science

Пик пластичности, правда, приходится на ранние этапы человеческой жизни. Но это не значит, что пластичность не поддается власти. Еще как поддается, даже в самых немыслимых ситуациях она может творить чудеса.

Норман Дойдж, канадский психиатр и психоаналитик, публикует в своей книге малоизвестные науке медицинские случаи, когда пациентов с повреждениями в разных участках мозга и вследствие этого утратившими некоторые когнитивные и моторные способности, спасал… да-да, мозг. А точнее, его функция нейропластичности.

Возьмем, к примеру, инсульт, который является второй самой распространенной причиной смертности населения мира и третьей основной причиной инвалидности. Медицина способна предотвратить развитие инсульта, но восстановление пациента после его развития не считалось возможным до открытия, сделанного неврологом Эдвардом Таубом. Он создал авторский метод терапии последствий инсульта. В своей работе Тауб обращается именно к изменчивости мозга, например, для восстановления работы парализованных участков тела пациентов или восстановления речевой функции. Суть терапии заключается в «принудительном использовании», ведущем к реорганизации мозга и дальнейшего восстановления функциональности мозга и тела человека.


Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat, An Anthropologist on Mars

А вот этот британский невролог в своих книгах с какой-то чрезмерной легкостью и иногда иронией описывает клинические случаи своих пациентов, которые в силу различных обстоятельств приобрели самые разновидные психические расстройства, дисфункцию каких-либо органов чувств или физиологические проблемы вследствие нарушений определенных участков мозга.

Самое удивительное, что даже, как, казалось бы, в самых безнадежных случаях мозг все-таки способен компенсировать тот или иной недуг. Музыкант, который утратил способность различать лица людей и перепутал жену со шляпой, справляется с ежедневной рутиной только напевая что-то вслух. Пациенты-афатики, не улавливающие смысл речи и поэтому смеющиеся над речью выступающего в эфире президента, оказываются невероятно восприимчивыми к жестикуляции, тону голоса, мимике, особенно, если во всем этом есть фальш.

Каждый из персонажей книги Оливера Сакса уникален в своих особенностях с точки зрения возможностей мозга. И 89-летняя женщина с нейросифилисом, и даже та, что с синдромом Туретта подражает на улице каждому прохожему, чуть ли не превращаясь в живую карикатуру.


Charles Duhigg, The Power of Habit

40% наших ежедневных действий является не результатом активной работы мозга и нашего осознанного выбора. Это доведенные до автоматизма действия, которые отложились в базальных участках мозга (примитивный участок, отвечающий за такие действия, как дыхание, глотание, моргание).

Вы не замечаете, как, например, зайдя в общественный транспорт, вы достаете телефон и неразборчиво листаете его без какой-либо срочной необходимости решить что-то? Это потому, что ваш мозг перевел это действие в базальный участок, и вы не управляете этим выбором. Шах и мат, если вы думали, что это вы управляете своим мозгом, а не он вами.

Любая привычка подчиняется схеме: сигнал => привычное действие => вознаграждение.

В данной ситуации сигналом служит то, что вы зашли в транспорт и вам хочется убить время. Привычное действие - достать телефон. Вознаграждение (отвечает за получение так называемого удовольствия) - вы получили порцию ежедневного позитива или негатива.

Как работают привычки?

Со временем, чем больше мы повторяем то или иное действие, стимуляции в нашем мозге, отвечающие за последний этап петли (вознаграждение = получение удовольствия) начинают активизироваться не после действия, а как только мы видим триггер (сигнал). А если мы не совершаем действие, то в нашем мозге и организме начинается сопротивление, которое ведет к неудовлетворенности, злости, любым другим отрицательным реакциям.

Хорошая новость в том, что ту же схему можно использовать для полезных привычек. Плохая - в том, что вы не можете избавиться от привычек, вы можете их только заменить на другие.

Как это сделать? Нужно сохранить сигнал, нужно сохранить вознаграждение, но поменять привычное действие. Спойлер — это будет чрезвычайно сложно, проверено.


Henry Marsh, Do No Harm: Stories of Life, Death and Brain Surgery

Британский нейрохирург рассказывает о своей врачебной практике, как мне казалось временами, с неким цинизмом или хладнокровием. Возможно, это всего лишь результаты многолетней врачебной практики в одной из самых сложных областей медицины.

Книга, преимущественно, представляет собой историю болезней (в большей степени связанные с опухолями головного мозга), приправленными личными переживаниями, ожиданиями и разочарованиями доктора. Так вышло, что достаточно большое количество пациентов Марша были люди со смертельным диагнозом. И это не может не толкать врача на бесконечные размышления о надежде, смерти, сознании, реакции на боль и о том, где именно в организме находится душа человека.

«Если приходится сообщать плохие новости, я никогда не могу определить, удалось ли мне их правильно преподнести или нет. Пациенты не звонят после этого со словами «Мистер Марш, мне очень понравилось то, как вы рассказали мне, что я скоро умру» или «Мистер Марш, это был полный отстой». Остается только надеяться, что я наломал не слишком много дров».

Если хотите немного заглянуть в операционную нейрохирургического отдела, то эта книга, определенно, для вас. А вообще, если хочется изменить что-то в жизни и себе, начните со своего мозга (в прямом смысле). Это работает!