По профессии я рекламщик, но по специальности никогда не работала. Восемь лет назад, вернувшись из отпуска в канун Нового года, в Интернете наткнулась на необычные эко-ёлки из веток. В голове что-то перемкнуло и я тут же побежала во двор нашего частного дома, натащила веток из дровника и смастерила первую ёлку.

Творение у друзей вызывало недоумение и смех, кто-то даже назвал ёлку метлой. Но меня это не смутило. 

Сейчас я понимаю, что она и правда была немного смешной. С тех пор прошло 8 лет — ёлки кардинально изменились, усовершенствовались, появился свой стиль.

Тогда, 8 лет назад, я решила развиваться и стала участвовать в новогодних выставках. Мое творчество оценили, но по большей части иностранцы. Ecо-ёлочки казахстанского производства разлетелись по миру.  Алматинцы же поглядывали в сторону ecо-ёлок с опаской, потому что у нас тренд только зарождался. Все отдавали предпочтение традиционным ёлкам — живым и искусственным. А я использовала сушеные апельсины, каштаны, много шишек и других нестандартных элементов декора. Теперь всё иначе, и в новогодний сезон я зачастую завалена предзаказами на самые нестандартные ёлочки.

Недавно мастерила шедевр из пластиковых труб для газопроводной компании и рок-ёлку из кожи с шипами и черепами.

На ёлках я почти не зарабатываю — делаю их для души. Так происходит по ряду причин. Во-первых много времени и средств уходит на материалы, которые я собираю по крупицам: что-то на Барахолке, что-то прошу друзей привезти из Европы, что-то заказываю из Интернета. Отчасти сложностью с поиском материалов и обоснована уникальность каждой ёлочки - просто такого колокольчика, таких блесток или такого текстиля больше нет в наличии.


Я сама лично доставляю каждую ёлочку человеку бесплатно. Заказы в основном получаю через интернет, потому что больше никак свою деятельность не афиширую. Когда общаешься с человеком в сети, очень хочется видеть его вживую, наблюдать за первой реакцией на мое творение, а еще - познакомиться. Такой способ нетворкинга.

Последние 5 лет кроме ecо-ёлок я шью текстильные «Ёлочки добра».

Такое изделие стоит 3 тысячи тенге, из которых 50% я отдаю на благотворительность. Другие 50% уходят на материал. С них я ничего не зарабатываю, но намеренно не поднимаю цену, потому что хочу, чтобы как можно больше людей имели возможность прикоснуться к добру. В этом году заказов гораздо больше, чем годом раньше. Продажа текстильных ёлочек помогала закрывать сборы, которые вела команда «Я рядом» — на лечение детей-казахстанцев со сложными диагнозами. 

Читайте больше материалов для новогоднего настроения — «Праздник к нам приходит: Венера Сабирова о новогодней упаковке подарков и их наполнении»