×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Израиль. Невероятная история самого большого в мире стартапа. Часть 2

Как Израиль достиг успеха и почему это важно для Казахстана? Авторский проект Ерлана Тажибаева совместно с The Steppe
2016-11-17 | Автор: Ерлан Тажибаев

Кто мы и куда мы идём? Что нам нужно, чтобы стать успешной нацией, которая оставит после себя след? Чтобы найти ответ на этот вопрос, давайте взглянем на опыт других стран. Стран-лидеров, которые еще вчера были на грани провала. Как они добились успеха и что они для этого делают? Мы попытались изучить это.

Первая часть альманаха – Израиль. Страна, родившаяся из яркой мечты небольшой группы людей. Мечты о своем независимом клочке земли. Мечты о стране, которая стала важным игроком в мире науки и технологий.

Сезон 1. Инновационный Израиль. 

Эпизод 2. Венчурный бизнес Израиля изнутри. Как все устроено и почему это работает.

(Эпизод 1 здесь)

Израиль приветствует талантливых молодых предпринимателей

Израильский мозгокартель

Израиль – страна, где экономический коллапс сменился на долголетнее благоденствие. Если вы думали иначе, то уясните для себя одну деталь: Израиль становится глобальным центром распространения и коммерциализации инноваций. Израиль сегодня – мозгокартель, всемогущий Пабло Эскобар, который объявил миру монополию на экспорт, торговлю и распространение технологий, идей и мозгов. Инновации в Израиле поставлены на уровне сложного и сверхдоходного бизнеса, который нетерпим к посторонним людям, бизнес, который живет по внутренним правилам, где «дресс-код» и «фейсконтроль» к компетенции участников рынка высок. Здесь нет случайных людей. Зайти в круг бизнесменов, которые торгуют будущим, игроков, с природным чутьем на удачные идеи, дано не каждому. Если у вас есть деньги, то еще не факт, что у вас их возьмут. Здесь трепетно относятся к деловой репутации партнера. В мире технологичного бизнеса ценят ментальную близость партнера, а не его финансовые отчеты. Правильные идеи здесь настолько ценятся, что деньгами их не заманить в партнерство.

Как это работает?

Со стороны непонятно, как работают эти стартап-дела и экосистема Израиля. Я попробую объяснить на примере. Представьте, что вы пока еще неизвестный изобретатель. Допустим, вы придумали экзоскелет, который подключается к спинному мозгу и дает способность ходить безногому человеку. Но это только половина дела. Вы собрали один рабочий экземпляр или ваша технология только на уровне идеи. Вы знаете как это сделать, но у вас нет денег на создание опытного образца. Вы бросаете это дело на половине пути и льете слезы, уткнувшись в подушку, от невыносимости бытия. Тут появляется добрый дядя из венчурного фонда и заявляет о готовности инвестировать миллион долларов в вас и вашу компанию, чтобы вы доказали на деле, что это возможно.

Вы с внимательным подходом к деталям оформляете отношения с бизнес-ангелом. Для этого вы открываете новую компанию. Следующий шаг: вы продаете долю в своей новой компании инвестору и получаете первые деньги на создание опытного образца. Инвестор поддержит вас в сложные два года (а может и дольше) на этапе становления, с полным покрытием расходов, которые вы понесете во время работы. Дело закипело.

Вы разрабатываете первый опытный образец. Он не идеален, но работающая технология и удачные испытания докажут вашу состоятельность. После громкой презентации продукта экспертному сообществу вы станете популярным. Вашей компанией вдруг заинтересуются международные корпорации. Они готовы купить вашу технологию уже сегодня. В этот момент заканчивается наука и начинается бизнес.

Кенес Ракишев, экс-премьер Израила Эхуд Ольмерт и стартап-предприниматель и сооснователь фонда Singulariteam Моше Хогег

Венчурный инвестор продает долю в вашей компании, но по цене выше, чем он платил на первоначальной стадии. В этом состоит бизнес венчурного капиталиста. Он помогает стартапу встать на ноги, доводит идею до готовой технологии и продает компаниям, которым эта технология поможет улучшить бизнес. Процесс организации такой сделки называется "exit" – выход из проекта с прибылью.

Деловитые венчурные инвесторы находят талантливых изобретателей. Но главная задача бизнесмена – умение создать ценность бренда и повысить добавленную стоимость компании. Это главный вклад бизнес-партнера в совместное дело. Но это возможно только в случае, если продукт решает проблему человечества (или другую не менее сложную проблему). Вам понадобится комфортный инвестор, который создаст для вас приемлемые условия на старте. 

Достижение Израиля в том, что здесь создали благоприятную среду для инвесторов и изобретателей. Как они сами это называют: «быстрорастущая стартап-экосистема». Деньги здесь уже давно не цель, а средство. Такую философию прививали годами. Как поет группа Ленинград: «Не проблема! Деньги есть!». Деньги тут и правда всегда есть, а вот талантливые идеи надо найти и развить.

Трудно начать. Урок финансовой грамотности от Эрлиха.

Первопроходцем в создании новой Кремниевой долины в Израиле стал государственный венчурный фонд Yozma (перевод: инициатива), который в 1993 году основало Министерство промышленности и торговли Израиля. «Йозма» стал материнским фондом для десяти специализированных венчурных фондов, которые делали прямые инвестиции в профильные активы. Контроль за качеством вложений вел один человек – Главный ученый (научный советник) при Министерстве. Он давал окончательное решение по проекту: жить ему или нет.

За семь лет жизни фонда «Йозма» было инвестировано 200 миллионов долларов, создано 4 000 технологичных компаний, которые привлекли 7 миллиардов иностранных инвестиций. Государственный фонд минимально участвовал в бизнесе подопечных. Регулирующий контроль мягко мониторил целевое назначение расходов, а долевое участие в проектах представлялось пакетами акций 10-12% от капитала. Государство делало посевные инвестиции на условиях, что через два года после старта проекта, «Йозма» дает право инвесторам со стороны выкупить долю госфонда на льготных условиях. Это было выгодное и приятное партнерство. Когда государственные источники финансирования исчерпались, Правительство открыло программу по привлечению венчурных инвестиций сторонних фондов. Схема работы осталась прежней, но участвовать в ней позволили и иностранным капиталам. Колесо венчурного бизнеса закрутилось с новой силой. Это был очевидный и законный способ раздать деньги предпринимателям с интересными и наукоемкими идеями. Так грамотно распорядиться малыми ресурсами – талант управляющего. Искусный и нетривиальный менеджмент – главный секрет положительного финансового итога проекта «Йозма». Так Израилю удалось создать плодовитую экосистему для развития и коммерциализации инноваций. 

Проблема Казахстана в том, что мы все делаем наоборот. Казахстанский 

менеджмент думает в другом направлении. Вкладываем 7 миллиардов в условные ЭКСПО, чтобы в итоге привлечь 200 миллионов долларов иностранных инвестиций в страну. Это коварная ошибка, которую до сих пор не могут исправить на базовом уровне. Еще раз: вложили 200 миллионов и привлекли 7 миллиардов – вот это правильно.

Создание технологических теплиц решило вопрос с материальной базой для изобретателей

Мы решим ваши проблемы. Вы решайте проблемы человечества.

Второй интересный проект – "Technology Incubator Program", который стал телом, инфраструктурой экосистемы. Технологические теплицы, которые решали задачу материальной базы изобретателей. Чтобы исследовать наукоемкие разработки требуется дорогое оборудование. Где молодой компании взять деньги на такие затратные материальные вложения? Идея проста до безобразия. По всему Израилю были открыты 28 инкубаторов, которые стали первым шагом для новых компаний. Теплицы работали по принципу советских конструкторских бюро. Офис? Компьютеры? Сложное научное оборудование? Лаборатория для проведения высокотехнологичных исследований? Пожалуйста. Их есть у меня. Что еще мы можем сделать для вас? С таким трепетом и вниманием Правительство Израиля относилось к нуждам людей, которые создавали главную ценность технологических разработок: идеи, которые могут изменить мир. Это простое, но эффективное решение позволило ученым, исследователям и предпринимателям сконцентрироваться на решении проектных задач, а не бытовых проблем и административных вопросов. Magic!

Рассказывая об этих инициативах Правительства нельзя оставить без внимания автора и идейного вдохновителя израильского чуда. Эрлих Игаль, человек который много лет занимал должность Главного ученого при Министерстве промышленности и торговли. Эрлих победил бюрократическую государственную машину ради будущего своей нации и государства Израиль. Браво, Эрлих!

В 1997 году государственный фонд Yozma был продан частным инвесторам. Миссия государства на венчурной рынке инноваций Израиля была выполнена и перевыполнена. Правительство создало инфраструктуру, внедрило схему работы с финансированием, раскрутило механизм коммерциализации научных разработок и вышло из отрасли, оставив за собой главное достижение: экосистему инноваций с саморегулирующимся рынком. Из десяти фондов, созданных по программе «Йозма», восемь были выкуплены соучредителями. От приватизации государственного фонда государственный аппарат смог привлечь свыше 2 миллиардов долларов. Доля иностранных фондов в израильских технологических инвестициях возросла с 40% до 80%. Бинго плюс Джекпот!

По-моему, очень красиво. Создать госфонд, решить задачу и выйти из него с прибылью – это очень по-еврейски. До сегодняшнего дня опыт государственного фонда «Йозма» признается самым успешным из всех, которые были получены в Израиле.

Большой бизнес и новые имена.

Сегодня в Израиле работают сотни венчурных фондов из двадцати стран, но стоит отметить одного важного слона, который задает тон в сегодняшнем Диснейленде под названием Startap-Nation и имя ему Pitango.

Один факт о Pitango привлек мое внимание – этим фондом управляет младший сын Шимона Переса и делает он это весьма успешно. Хеми Перес смог создать самый большой и самый успешный частный венчурный фонд в Израиле. Его общая капитализация составляет более 1,8 миллиарда долларов. Фонд владеет и управляет 200 компаниями по всему миру.

Хеми Перес, основатель и управлающий венчурного фонда Pitango

Сам Хеми Перес говорит, что Израиль – это Империя разума. Немного пафосно, но, по факту, сегодня это главный тренд, который признали все. Сам Хеми начинал с маленького венчурного фонда, который смог отыскать и успешно развить несколько громких стартапов на заре девяностых. Это позволили ему стать самым плодовитым и успешным венчурным бизнесменом Израиля. Дальше он стал совладельцем и управляющим партнером Pitango и его имя все чаще стало мелькать в сводках успешных поглощений и громких слияний. Хеми Перес – главная рок-звезда венчурного рынка Израиля. Если вы стремитесь получить лучшего партнера для своего стартапа, то Pitango – правильный вариант. Но большой вопрос к вам: соответствуете ли вы его уровню?

Pitango готовы рассматривать и обсуждать любые идеи, которые связаны с информационными технологиями и решениями в области жизнедеятельности человека. Главный фокус на идеях, которые имеют глобальный потенциал. Если вы начинающий предприниматель с интересной идеей, то вы запросто можете подать заявку в Pitango. Вас обязательно выслушают. Для этого вам достаточно кратко презентовать свою идею и ждать реакции со стороны фонда. Если вам повезет и вы привлечете внимание, то вас попросят подробно изложить концепцию и видение проекта. Вас будут третировать вопросами о потенциале рынка и стратегии развития проекта. Это сложный этап, но после него вы сможете перейти на официальный уровень переговоров и подпишите несколько документов о сотрудничестве. Уже на этом этапе вам выделят до 250 000 долларов для создания промышленного образца и вывода продукта на рынок. Дальше начинается магия и космос. Pitango поможет вам привлечь внимание крупных игроков, а дальше уже ваша работа. Главная задача стартапа в сотрудничестве с фондом – создать конкурентоспособный продукт с глобальным потенциалом.

Головная боль казахстанского венчурного капиталиста

Глобальный потенциал, а вернее его отсутствие – это главная проблема стартаперов в Казахстане. Стартапы, которые я видел за последние пять лет в Казахстане, связаны с локальным рынком, а иногда и с узкой нишей и мизерным потенциалом роста. Это главный бич отечественных предпринимателей. Мы не умеем думать в масштабе мирового спроса.

С 2013 года Кенес Ракишев и Фонд «Саби» проводит конкурс «Построй свой бизнес». Рассмотрены сотни идей и десятки начинающих бизнесменов получили гранты на развитие, но до сих пор ни один из них не стал громким стартапом с выходом на международный рынок. Ни один из них не смог привлечь иностранный капитал. Ни один из них не стал экспортным локомотивом экономики. Этот печальный факт – главное отличие казахстанских стартапов от израильских. Масштаб местечкового предпринимательства сводится к освоению казахстанского рынка, думать глобально никто не привык. Главный секрет коммерческого успеха в вопросе инноваций лежит в плоскости глобального спроса, а не мелкого рынка одной среднеазиатской страны.

Когда мы в приватном разговоре с Кенесом Ракишевым обсуждали проблемы казахстанского венчурного капиталиста, он с сожалением отмечал, что казахстанская стартап-сцена не ориентируется на глобальный рынок. Нет масштабов, которые были бы интересны международному бизнесу. Как я понял, Кенес с удовольствием готов вкладывать немалые деньги в казахстанских предпринимателей, но достойного кандидата, который завтра сможет обеспечить многомиллионный экзит с привлечением иностранного капитала или заинтересует большие международные корпорации пока в Казахстане нет. Бизнес Кенеса Ракишева связан с израильских рынком инноваций в том числе и по этой причине. В Израиле есть большие возможности и благоприятная среда для иностранных венчурных капиталистов. Присутствие казахстанских инвесторов на венчурной рынке Израиля – плюс для казахстанской стартап-отрасли. Полученный положительный опыт инвестора на международной арене позволит Ракишеву притянуть внимание и к казахстанским предпринимателям. Другое дело, что пока у самого Ракишева в Израиле не состоялся громкий экзит, который мог бы подтвердить компетенцию и чутье в выборе правильных идей и технологий будущего.

Сервис обмена фотографиями Mobli – первый из успешных инвестиционных шагов Ракишева на рынке Израиля, проект долгое время опережал Instagram по технологиям, но экзит по нему пока не состоялся.

Но мы ждем и верим. Положительный экзит Ракишева в израильских проектах важен для национального успеха, хотя очевидная выгода видится только для конкретного казахстанского бизнесмена из первой пятерки Forbes. Но смотреть на этот вопрос нужно стратегически. Нам нужен положительный опыт казахстанского инвестора, чтобы транслировать этот успех в том числе и на других казахстанских стартап-предпринимателей.

Израильский опыт показывает, что за таким успехом стоит долгосрочное экономическое развитие и экспортный потенциал. Главная экономическая стратегия Израиля – экспорт наукоемких технологий, которые решают глобальные задачи спроса. Вот чему стоит поучиться у Израиля. Это важный вопрос, который положительно меняет инвестиционную повестку страны. Вкладывать деньги в развитие мелкого и среднего экспорта, а не в узкий казахстанский рынок импортозамещения – стратегия, которая принесет нам успех. Это поможет Казахстану наладить качественно новые экономические отношения с соседом. Китай уже делает инвестиционные шаги в Израиле.

Китай и Израиль начали новый этап взаимоотношений. Долгосрочное партнерство в технологическом секторе на выгодных условиях – новый тренд в дипломатии Израиля.

Ni hao! Я к вам приехал за идеями

С начала 2016 года Израиль начал новый этап сотрудничества с несколькими игроками из Поднебесной, которые организованы в партнерстве с китайскими корпорациями и израильскими венчурными фондами. Новое знакомство с восточными партнерами открывает горизонты для сотрудничества в технологическом секторе, но в стратегическом плане развивает отношения и экономические связи между странами. Это серьезный шаг для Израиля, до этого главными партнерами, которым отдавали приоритет в бизнесе выступали компании из США. Теперь ветер экономических преобразований подул в восточном направлении.

Партнеры из Китая сегодня агрессивно инвестируют серьезные деньги в телекоммуникационные, медицинские и технологичные стартапы. Это официальная позиция двух государств, которая закреплена на правительственном уровне. Китай готов дать производственные мощности и многомиллиардные инвестиции в обмен на технологии. Теперь между странами любовь и конфетно-букетный период. Выгодное партнерство на правах равных участников. Это стало возможным только благодаря громким успехам Израиля в науке. Но в основе успеха Израиля лежит развитая стартап-экосистема, продвинутое технологическое образование и развитие человеческого капитала. Нам бы так.

Если сравнить накопленный опыт Казахстана, то мы ясно видим, что финансовые вливания государства в предпринимательский сектор исчисляются миллиардами, но сделано это было настолько неразумно, что мы остались без результата, а о возвратности вложенных капиталов нет никакой речи. Инвестиционное молчание международных корпораций и венчурных инвесторов к начинающим казахстанским предпринимателям только подтверждает отсутствие этого результата. Позитивные новости в том, что это не конец казахстанского стартапа. 

Рашид Дюсембаев, организатор конкурсов для стартап-предпринимателей в Казахстане, идейный вдохновитель HalykFinTech хакатона.

Казахстанская реальность

В деловых кругах есть ошибочное мнение, что казахстанским стартапам не хватает денег. Крупные отечественные бизнесмены и финансовые институты стараются стимулировать развитие предпринимательской инициативы. Большие игроки готовы вкладывать деньги в интересные идеи, но идеи пока по-детски незрелые и не отвечают уровню международного бизнеса. 

Молодым предприниматели в Казахстане жалуются, что не хватает свободных капиталов для старта. Не могу с этим согласиться, это в корне не так. Идеям не хватает положительного опыта. Чтобы идеи стали делом, которое вырвется на глобальный рынок нам нужны правильные действия и положительный результат. Несколько законченных венчурных проектов, доведенных до сделок с большими именами позволят остальным игрокам понять процессы правильного отношения к своему проекту в работе с инвесторами. Нам нужны долгожданные первые шаги, которые откроют нам дорогу к международным венчурным капиталам, но для этого нам нужна своя экосистема, которая создаст для предпринимателей благоприятную среду, чтобы реализовать себя. Даст им шанс собрать первые спелые плоды казахстанского венчурного бизнеса. Так победим!

В следующей части я вам расскажу о конкретных примерах состоявшихся стартапов и детально разберу сумасшедшие истории, которые привели молодые компании к успеху.


Фотографии: shutterstock.com, venturingcapitalist.com, techcrunch.com, techforkorea.com, nocamels.com, forbes.com, pchintl.com, assets.bwbx.io

0 комментариев

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe